Imagine по-арабски

О грустных последствиях искренних слов

4 марта 1966 года в британской газете The Evening Standard было опубликовано интервью Джона Леннона, в котором тот констатировал, что The Beatles обогнали по популярности Иисуса Христа. "Христианство уйдет. Оно усохнет и исчезнет. Иисус был правильным парнем, но его последователи невнятны и заурядны. Они перевирают христианские принципы, и это больше всего отталкивает меня лично", - пояснил свою позицию Джон. В Великобритании интервью прошло без особой шумихи, однако американские газетчики выдернули из него самую сочную цитату и вынесли в заголовки. "Битлз переплюнули Иисуса" - примерно такой посыл приписали американские СМИ Леннону.

Волну подхватили разномастные духовные лидеры из южных штатов, и в считанные дни Америка оказалась во власти антибитловской лихорадки - тинэйджеры жгли пластинки и фотографии своих любимцев, посылая в сторону "богохульников" страшные проклятия. Ку Клукс Клан пригрозил битлам физической расправой. Леннону пришлось давать специальную пресс-конференцию, на которой он принес извинения за неосторожное высказывание. Джон также подчеркнул, что, сравнив "Битлз" с Христом, нисколько не претендовал на место Бога в душах людей, а лишь выразил сожаление по поводу того, что для молодежи христианские принципы и заповеди имеют все меньшее значение.

Это давняя история, но в похожую ситуацию попал на днях муфтий Северной Осетии Али-хаджи Евтеев. В начале мая в очень обстоятельном интервью информационному агентству Regnum он рассказал о том, почему перешел из православия в ислам, зачем собирался вступить в незаконные вооруженные формирования и как, наконец, понял, что это в корне неправильный путь. Буквально через несколько дней на Евтеева обрушился настоящий шквал негодования. Его критиковали прежде всего за снисходительное отношение к исламским террористам, а также обвинили в пропаганде экстремизма. В адрес священнослужителя негативно высказались практически все его коллеги - муфтии других регионов России, где живут мусульмане.

Не отстали и СМИ. Информационные агентства в своих сообщениях не скупились на формулировки вроде "восхвалял вооруженный джихад и допустил оскорбительные высказывания в адрес православного духовенства". Попав под настоящий информационный пресс, Евтеев был вынужден отказаться от обязанностей муфтия, добровольно уйти в отставку. Это грустно и вот почему.

Потому что на деле "оскорбительные заявления" Евтеева пропитаны не столько оскорблением, сколько скорбью о том, что творится вокруг: "Христиане не учат своей религии, я их в этом обвиняю. Не учат, видимо, боясь стать ненужными. Прослойка священнослужителей для меня - сообщество, которое преградило людям дорогу к Богу. Простому верующему проще не разбираться, а заплатить деньги". Имеющий уши, да услышит - в этих словах гораздо больше сожаления и недоумения, чем желания кого-либо оскорбить.

Далее. О "воспевании" священной войны. Муфтий действительно признает, что понятие джихада - неотъемлемая часть ислама, но настаивает на том, что проявления экстремизма на Кавказе связаны прежде всего с духовным невежеством: "Мусульмане - та часть населения нашей страны, чьей неграмотной молодежью пользуются враги этого государства". Он приводит в пример себя в молодости, сожалеет, что считал своими наставниками людей, которые вскоре стали известны как лидеры бандподполья: "Анзор Астемиров, Муса Мукожев - это были мои учителя, я к ним ездил с вопросами. Почему мы туда ездили? Потому что тут никого не было".

Отойти от того, что в России принято называть "ваххабизмом", Евтееву помогла учеба в университете Аль-Азхар в Египте, а затем в Саудовской Аравии. Вернувшись из-за границы он идеологически разошелся с джамаатом, в основании которого сам же участвовал, и начал содействовать властям в перевоспитании мусульманской молодежи: "Постепенно, в течение пяти-шести лет, нам удалось без репрессивных мер добиться, что, когда амир джамаата Ермак Тегаев позвал всех в горы на джихад, с ним ушло два человека. Осетия - единственная республика, в которой удалось сделать это мирным путем, без репрессий. Те же, кто начал с репрессий, успеха не добился".

Самое же, пожалуй, главное в речи муфтия - видение жизни мусульман в современном обществе. По его словам, им нужна мечеть, чтобы молиться, и медресе, чтобы учить детей. И если государство не будет отнимать у них самое необходимое, то и вражды к этому государству никто из мусульман испытывать не будет. "Из боязни перед наказанием Всевышнего я не имею права причинять вред там, где я живу, обманывать людей, с которыми живу, какой бы они конфессии ни принадлежали, я не имею права убивать невинных. Много чего я не имею права делать из того, что делают люди, прикрываясь исламскими лозунгами. Это запрещено, это харам, это по разряду великих грехов проходит. Моя проповедь основана именно на моей вере", - говорит Евтеев.

Искренние слова, простые и понятные для каждого человека независимо от его национальности или вероисповедания, нечасто прочитаешь в газетах или интернете. И такие вещи проще всего растоптать, исказить их смысл грубым цитированием, навесить на автора табличку "враг". И грустно, когда человека только за его искренность лишают возможности заниматься самым главным для него делом. "Мир когда приходит? Когда люди - братья, когда они любят друг друга, когда они близкие люди", - эти слова осетинского муфтия вновь невольно перекликаются со словами Джона Леннона - кстати, самого циничного и нетерпимого из участников ливерпульской четверки. В одной из известнейших своих песен Джон пел: "Ты можешь считать меня мечтателем, но я не одинок". Будем надеяться, что и Али-хаджи Евтеев еще найдет своих единомышленников. And the world will live as one.

Другие материалы рубрики