Плакать разучились

Андрей Козенко о траурных мероприятиях

После трагедии в Крымске власти объявили общенациональный траур - шестнадцатый по счету с 2000 года. При этом найти какие-то внешние признаки траура на улицах, в офисах, в телевизоре было невозможно. По состоянию на день траура, 9 июля, даже списка имен погибших в открытом доступе не существовало. Это не было поминовением памяти людей, это была профанация. Никому не нужная, но лишний раз напомнившая: погибнуть в нашей стране - дело нехитрое и недорогое.

Только однажды, когда умер первый президент России Борис Ельцин, объявление национального траура не было сопряжено с массовой гибелью людей. Остальные случаи - теракты, катастрофы, аварии. Все то, что не даст забыть: жить в России не только весело, но и страшно. И с каждым новым трагическим случаем общенациональный траур становился все спокойнее и привычнее. Грустили, но без надрыва, прямо скажем. Но даже на этом фоне траур по погибшим в Крымске - это что-то из ряда вон.

Почему-то казалось, что траур - это когда портреты погибших, цветы, свечи. Отмененные государственные визиты и мероприятия. Возможно, речи, хотя лучше не надо. Да и вообще сострадание - кто как умеет. Не было ничего этого 9 июля. Никто не постарался создать хотя бы видимость. Невозможно было даже сказать, по кому вообще этот траур. Список погибших на сайте МЧС Краснодарского края появился только на следующий день - 10-го.

Даже если кто-то хотел почтить память погибших в целом - вот как это можно было сделать? Куда надо было нести те цветы и свечи? Ладно, в Москве есть хоть представительство Краснодарского края. И что, идти туда на поклон к этим клеркам? Чтобы они потом донесли это до сведения губернатора Ткачева? Того самого, который Саня-вор-Кущевка-Цапки-преступников-покрывает-дачу-отгрохал-экологов-чуть-не-посадил. Который на встрече с жителями Крымска сказал, что, мол, чего вас о наводнении оповещать, все равно вы не ушли бы. Еще и цветы ему после такого. Кажется, в голову это так никому и не пришло.

Президент Владимир Путин 9 июля поздравлял с днем рождения президента Украины Виктора Януковича и выступал на совещании послов иностранных государств на тему "Россия в меняющемся мире: преемственность приоритетов и новые возможности". Ну, еще получал "многочисленные соболезнования от руководства зарубежных стран в связи с трагическими событиями в Краснодарском крае" - это с сайта Кремля цитата. Еще ему доложили о ходе ликвидации последствий наводнения. Премьер Дмитрий Медведев в этот день подписывал и без того необходимые распоряжения об оказании помощи пострадавшим. Аппарат Госдумы регистрировал законопроект о лишении свободы на срок до двух лет за рекламу наркотических средств в интернете. Обычный день. Хоть бы нацарапали текстик, который на языке чиновников называется "адрес". Мол, в этот скорбный день все наши мысли связаны с происшедшей трагедией. От всего сердца, трам-пам-пам. Ну, пишется же за 15 минут. Похоже, даже в голову никому не пришло.

Телеканалы по привычке убрали из эфира рекламу. Хотя кому это нужно и зачем - вообще непонятно. А почему рекламу, почему не сериалы? Они как-то моральнее, что ли, грустнее, может быть? FM-радиостанции отказались от танцевальных композиций, оставив только медленные и превратив этот день в сплошной белый танец.

Такое ощущение, что общенациональный траур был нужен только той категории озабоченных граждан, которые как нацепили в декабре белые ленточки, так до сих пор и не сняли. Для них это такая проверка действующей власти на человечность. Мол, если не объявят траур, значит, Путин - кровавый диктатор. Объявили - ну ладно; и все те же граждане, не снимая белых лент, направились в Мосгорсуд, где как раз продлевали арест девушкам из Pussy Riot. "Журналисты первыми войдут - не журналисты... Главное - помнить, что все мы, в первую очередь, люди", - говорил один из таких активистов, работая локтями и пытаясь попасть в переполненный зал заседаний.

На государственном флаге у входа в Мосгорсуд была повязана траурная ленточка. Флаги у здания арбитражного суда приспустили. В кондиционированных офисах продолжалось ежедневное выполнение плана, а на улицах - ежедневная гонка глядящих строго перед собой жителей Москвы и гостей столицы. И только волонтеры отправляли в Крымск первые тонны гуманитарной помощи - вот единственно светлое, что о том дне останется в памяти.

Родственники погибших в Крымске в понедельник судорожно пытались понять, осталось ли у них хоть что-нибудь из имущества. Где и за чей счет пройдут похороны. А также паниковали, потому что кто-то пустил слух о прорыве стены водохранилища и приближении новой волны. Наплевать им было на ваши приспущенные флаги, медленные песни, сериалы, слова президентов других стран. Ну, или чем там еще вы им продемонстрировали свои соболезнования.

Другие материалы рубрики