Дерипаска за порогом

Почему российского миллиардера не защищают от украинской национализации

В ставшем уже стандартным российско-украинском «обмене любезностями» возникла нестандартная ситуация. 10 июня у Олега Дерипаски отобрали Запорожский алюминиевый комбинат (ЗАлК): актив «Русала» перешел в распоряжение Фонда госимущества Украины. А Москва почему-то никак не отреагировала на очередной недружественный демарш Киева.

Первое, что приходит на ум, — Дерипаска и его концерн по каким-то причинам выбыли из списка признанных национальных чемпионов. И то, что хорошо (или плохо) для «Русала», — уже вовсе не хорошо (или плохо) для России. Сторонники такой версии могли бы указать на резкое снижение пиар-активности Дерипаски. Минувшей осенью он смело рассуждал о том, что «кто-то заплыл за буйки», комментируя домашний арест владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Зимой в кулуарах Давосского форума предлагал отправить сотрудников Центробанка в космос, чтобы у них был «более приближенный взгляд на нашу экономику».

С тех пор «алюминиевый король» больше не радовал публику столь зажигательными эскападами. Его последнее по времени выступление — телеинтервью, вышедшее в эфир 19 марта, — эталон дипломатической сухости. ЦБ, конечно, снова досталось из-за «запредельно высокой» ключевой ставки, но на сей раз Эльвире Набиуллиной никто не предлагал отправиться в космическое путешествие.

Зато именно в этом интервью Дерипаска выразил надежду, что «Русалу» удастся предотвратить национализацию ЗАлК. Ведь чуть ранее, 12 марта, Верховный суд Украины постановил вернуть в госсобственность контрольный пакет этого единственного в стране производителя алюминия.

Другое дело что проблемы с украинскими активами у «Русала» начались задолго до победы «Евромайдана» и прихода к власти Петра Порошенко. Еще в 2005 году, то есть при Викторе Ющенко, вопрос о законности приватизации ЗАлК стал предметом рассмотрения в местных судах. Чиновники утверждали, что покупатель контрольного пакета — «АвтоВАЗ-инвест» — не выполнил своих инвестиционных обязательств. А наблюдатели считали, что власти пытаются подыграть землякам-олигархам. Сначала за атакой на владельцев ЗАлК усматривали интересы основателя группы «Финансы и кредит» Константина Жеваго. Затем, когда деприватизации комбината начал добиваться уже Виктор Янукович, — в переделе алюминиевой собственности видели руку первого вице-премьера Андрея Клюева.

Кстати, Дерипаска с формальной точки зрения является добросовестным приобретателем. ЗАлК достался ему вместе с другими металлургическими заводами Виктора Вексельберга после того, как два миллиардера в 2007-м создали объединенную компанию «Русал». Да и Вексельберг не участвовал в приватизации Запорожского комбината, приобретя злополучный «АвтоВАЗ-инвест» много позже.

Но, конечно же, глупо предполагать, что такие искушенные игроки, как Дерипаска и Вексельберг, ничего не подозревали о «скелетах в шкафу» своего украинского актива. Не менее наивно думать, что они ограничивались работой исключительно в судебно-правовом поле, никоим образом не задействовав российские административные и дипломатические ресурсы, благо при Януковиче Киев все же довольно внимательно относился к пожеланиям Москвы.

Впрочем, в распоряжении отечественных алюминиевых магнатов имеется еще одно довольно мощное оружие. Летом 2007 года в интервью Financial Times Олег Дерипаска ошеломил деловой мир откровением: «Если государство скажет, что мы должны его отдать [«Русал»], мы его отдадим. Я не отделяю себя от государства. У меня нет других интересов».

А спустя пару лет, когда вся страна узнала о моногороде Пикалево, стало ясно: будучи одним из крупнейших работодателей, Дерипаска, в сущности, ничем не рискует, делая подобные альтруистичные заявления. Во фразе «отнимать нельзя спасать» применительно к «Русалу» государство все равно поставит запятую в нужном его хозяину месте.

И не случайно до недавнего времени судебные выпады в адрес владельцев ЗАлК перемежались анонсами «русаловцев» о неизбежности закрытия комбината в связи с его убыточностью, высокими энерготарифами и т.п. Можно сказать, гипотетическая национализация была для одной из сторон таким же элементом торга, как для другой — угроза остановки единственного украинского алюминиевого производства.

Но теперь «красная черта» тестируется не только в Донбассе. Похоже, в Киеве посчитали (и не без оснований), что ЗАлК не настолько важен для Дерипаски, как Николаевский глиноземный завод (НГЗ) — еще один украинский актив «Русала». Соответственно, скорее всего, он воздержится от резких шагов в Запорожье в обмен на преференции — в основном тарифные — для НГЗ.

Далеко не очевидно, что у украинских властей есть желание и, главное, возможности для удовлетворения «русаловских» запросов. Но и коллапс одного из системообразующих предприятий Николаевской области чреват для администрации Петра Порошенко социальными проблемами, гораздо серьезнее тех, что влечет за собой окончательная остановка давно не страдающего от избытка заказов Запорожского комбината. А вот для Москвы подобное развитие событий, как говорится в известном анекдоте, — неприятность, но отнюдь не трагедия.

Наверное, именно поэтому украинские мытарства хозяина «Русала» пока не вызвали сколь-нибудь острой реакции на родине. Дерипаске дают шанс на деле продемонстрировать, что у него нет других интересов, кроме интересов государства. Разумеется — российского.

Экономика00:03Сегодня

Припекло

Россия бросает одних союзников ради других. Все дело в нефти
Экономика10:1115 июня

«Требуйте везде оленину!»

От развития оленеводства зависит жизнь коренных народов Севера