Новая газовая формула: проверь себя сам

Почему ВНИИгаз оценивает результаты собственной работы?

Федеральная антимонопольная служба призывает выделить из «Газпрома» газотранспортную составляющую и создать на этой основе отдельную компанию. «Мы рассчитываем, что правительство все-таки найдет в себе политическую силу и примет правила недискриминационного доступа к системе "Газпрома", — заявил начальник управления контроля топливно-энергетического комплекса ФАС Дмитрий Махонин. По его мнению, выделение из «Газпрома» транспортной составляющей приведет к созданию равных условий для остальных компаний по транспортировке газа. «Это означает, что надо будет перейти на единый тариф, и, может быть, встанет вопрос о "распаковке" "Газпрома"», — считает эксперт.

Правда, на это не приходится рассчитывать, если страна будет руководствоваться существующей на данный момент газовой стратегией.

Естественно, что долгосрочная (до 2035 года) схема развития газовой отрасли должна учитывать ключевые запросы отрасли и предусматривать создание единой современной газовой инфраструктуры.

Естественно и то, что соответствующую программу должны разрабатывать отраслевые специалисты – в данном случае газпромовский ВНИИгаз.

Но оценка их работы – во избежание как ведомственной узости, так и просто эффекта «замыленных глаз» — должна даваться широкими кругами профессиональной общественности, которые, при необходимости, могут не только выявить недочеты, но и с ходу исправить их.

Однако этого почему-то не происходит.

По просачивающейся из Минэнерго России информации, конкурс на анализ предложений ВНИИгаза, проведенный в конце лета, выиграл… сам ВНИИгаз!

И неважно, что профильный РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина (знаменитая «керосинка») предложил цену работы почти на 10 процентов ниже, - отраслевая «кузница кадров» была с ходу объявлена недостаточно квалифицированной.

При этом участники работы по реализации предыдущей (до 2030 года) долгосрочной схемы развития газовой отрасли вообще не были информированы о проведении соответствующего конкурса.
Возможно, потому, что многие из них высказывали критические замечания в адрес наработок ВНИИгаза, последовательно игнорирующего интересы независимых производителей. В частности, он не то что отвергал, а в принципе не анализировал многократно выдвигавшиеся предложения по развитию отрасли (в частности, выделение газотранспортной системы в отдельную компанию или предоставление права трубопроводного экспорта независимым производителям).

Винить в этом ВНИИгаз не стоит: как корпоративная структура, он не может не стоять на страже интересов своего фактического владельца — «Газпрома», даже если они начинают переставать быть синонимом интересов отрасли в целом.

Однако эту назревшую проблему надо решать адекватными институциональными методами: выводом ВНИИгаза из-под контроля отраслевой монополии или же организацией независимого, комплексного анализа его рекомендаций и предложений с учетом мнений всех заинтересованных сторон.

Правда, Минэнерго России лишь усугубляет производственный монополизм, искусственно создавая монополию в интеллектуальной сфере, когда корпоративный НИИ не просто разрабатывает план развития всей отрасли, но еще и оценивает собственную работу!

Понятно, что данный механизм в принципе исключает возможность какой бы то ни было объективности и грубейшим образом противоречит всем цивилизованным принципам, декларируемым не только российским государством в целом, но и самим Минэнерго.

Корпоративный лоббизм, наглядно ограничивая возможности отрасли, становится реальной преградой для развития страны, а учитывая важность вопроса и интенсивность международной конкуренции, может создать для России серьезные проблемы на газовом рынке.

Сохранение ситуации, когда независимые производители газа искусственно отстранены от выработки планов развития отрасли, а независимые интеллектуальные центры не допускаются к оценке имеющихся планов, представляется совершенно недопустимым.

Что же касается поручения оценки деятельности ВНИИгаза самому ВНИИгазу под видом конкурсной процедуры, — остается лишь надеяться, что информация об этом является простой ошибкой или же отдаленным эхом 1 апреля. Ибо это слишком скверный анекдот, чтобы представить себе его воплощение в жизнь.