Антисоциальный компромисс

Кто выиграл от «тройного дефолта» правительства

Правительство добилось-таки долгожданного пенсионного компромисса. Но исключительно по форме. По содержанию произошедшее гораздо больше напоминает дефолт. Государство в одностороннем порядке пересматривает собственные зафиксированные в законе социальные обязательства. Правда, сами граждане в данном случае кредиторами государства не считаются.

Поэтому те, кто постарше и уже вышел на заслуженный отдых, должны смириться с тем, что пенсии будут проиндексированы всего на 4 процента, а не на 12, то есть по уровню реальной инфляции. Выплаты работающим пенсионерам вообще не будут индексироваться. Хотя, продолжая свою трудовую деятельность, они продолжают платить и страховые взносы в Пенсионный фонд России (ПФР). А значит, и так снижают финансовые обязательства последнего. Попытка подать как большое достижение отказ от предлагавшегося Минтрудом полного лишения пенсии пожилых людей, зарабатывающих в год более миллиона рублей, тоже не проходит. Дело тут не в человеколюбии, а в отсутствии у ПФР машины времени: он, к сожалению, не может узнать в январе, сколько работающий пенсионер заработает к декабрю.

А четырехпроцентная индексация текущих пенсий выглядит совсем непонятной на фоне очередного «накопительного» моратория. Будущие пенсионеры лишаются денег, но нынешние их не получают. Средства, фактически изъятые из карманов граждан, рожденных после 1967 года, пойдут не в бюджет распределительной пенсионной системы, а в антикризисный правительственный резерв. И как они будут использованы — сегодня никто сказать не может. Зато вполне можно спрогнозировать усугубление конфликта поколений в стране.

И, что не менее опасно, проблемы пенсионной системы не решаются, а только усугубляются. Ведь по сути она представляет собой разновидность страхования. В данном случае — страхования от нетрудоспособности. А успешный страховой бизнес немыслим без доверия со стороны самих застрахованных лиц. То есть граждан, которых, по идее, должна обслуживать пенсионная система. А тут — мало того, что для сведения бюджетных расходов с бюджетными доходами государство отказывается от обязательств, так еще и делает это в довольно циничной форме. Оно меняет законы не на основании серьезных актуарных расчетов, а ориентируясь на размер средств в собственном кармане. И при этом конфискованные накопления аккумулируются в резервах. Правительство копит «на черный день», лишая такой возможности граждан. Назвать этот подход справедливым не получается.

«Социальный» вице-премьер Ольга Голодец если и одержала победу, то пиррову. Денег из накопительной системы она не получила, зато теперь рискует войти в историю как руководитель, при котором страхование старости в России зашло в тупик. И пенсия тех, кто закончит работать через несколько лет, окажется меньше, чем у нынешних пенсионеров.

И произошло это только по той причине, что основной административный ресурс был брошен именно на борьбу с накопительной составляющей, а не на выработку предложений по пенсионной реформе. А вот сможет ли государство после этого «тройного дефолта» построить новую систему пенсионного страхования — большой вопрос. Без доверия граждан это сделать невозможно.

Экономика00:0321 октября

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?