Справедливость без плюсов

Когда богатые платят больше

Ирина Хакамада общественный деятель

Вечный вопрос соотношения личных доходов и справедливого подоходного налога, а точнее — прогрессивная или плоская шкала НДФЛ. Россия сделала революционный прорыв в начале нулевых, введя плоскую шкалу в 13 процентов, чтобы легализовать выплату налога на доходы физических лиц, вытянув ее из цепких объятий серой экономики.

Результат получился положительный, иначе давно бы пересмотрели. За восемь лет после введения плоской шкалы поступления увеличились в 12 раз и превышают сборы НДС. Недаром любитель повышения налогов Минфин упорно сопротивляется переходу на прогрессивную шкалу.

Несмотря на это, дискуссия продолжается и разговоры о прогрессивной шкале поднимаются, как волны справедливого гнева, в каждой выборной кампании, а также при устойчивой экономической депрессии. Экономическая активность снижается, растет число банкротств, на местные бюджеты перекидывается все больше обязательств, не обеспеченных федеральными ресурсами. Надо заметить, что поступления от НДФЛ идут в региональный и местные бюджеты. Что делать? Куда кидаться за быстрыми деньгами? Начинаются изобретения различного типа поборов (взносы на капремонт, например), и тут же всплывает справедливость в форме прогрессивной шкалы.

Кстати, надо заметить, что тезис о несправедливости того, что богатые платят одинаково с бедными, весьма относителен. НДФЛ — налог, а не фиксированный платеж, в процентном соотношении богатые платят с большего дохода, а значит — больше. Итак, почему в развитых европейских экономиках распространена прогрессивная шкала — вплоть до скандально высоких ставок вроде тех, что были установлены во Франции при нынешнем президенте? Но и без Франции все знают: тысячи бизнесменов кочуют по океанам и землям, чтобы не находиться в родной стране больше полугода и не платить ставки от 40 до 70 (!) процентов. Почему эти страны, зная, что утекают огромные деньги из страны, не меняют свой подход, не вводят плоскую шкалу? Мне кажется, найдя ответ на этот вопрос, мы поймем, надо ли переходить на прогрессивные ставки в России.

Очень важно, в каком климате происходит сбор налогового урожая с физических лиц. В Европе — столетиями формировавшееся доверие к институтам и, в первую очередь, к независимому суду и праву гражданина на защиту, в том числе и от государства. Затем — к социальным институтам, гарантирующим помощь слабым, и осознание ответственности за их судьбу. Наконец, доверие к власти — на период действия мандата, данного по результатам выборов. Примем его при шкале от 1 до 5 за тройку, поскольку люди всегда недовольны. В этом случае большинство готово платить налоги с дохода, осознавая непосредственную связь между суммой выплат и стабильностью настоящего и будущего. У нас уровень личного доверия к институтам стремится от 1 к 0. Кто будет платить в таком случае высокие налоги с дохода? В климате тотального недоверия — никто.

Второе: в любой экономике, считающейся современной и развитой, бюджетообразование исходит из принципа асимметричности двух типов налогов — корпоративных и с физических лиц. Если казна пополняется главным образом за счет корпоративных налогов, то «физикам» — послабление. Если бюджетообразующие — налоги на доходы «физиков», то снижаются налоги на бизнес с целью создания рабочих мест. В этом случае «физикам» надо много зарабатывать, чтобы прокормить всю страну. Если же взвинтить все налоги — и те и другие, — капитал покидает страну, экономическое тело истекает кровью и вымирает. Посмотрите, как собирается бюджет в европейских странах. Левые, придя к власти, повышают корпоративные налоги. Правые — снижают. У нас бюджет сырьевой, и корпоративные налоги составляют львиную часть бюджетных поступлений. У нас давняя традиция снимать три шкуры с частного бизнеса без эффективных институтов защиты частной собственности. Этот тренд продолжается. И на эту матрицу еще наложить дестимулирующие налоги на доходы? Стимулы годами не можем придать, а вот повысить налог подоходный — вмиг. Что будет? Да ничего. Вообще ничего — и в впереди ничего, и вообще ничего. Ни у кого, и прежде всего у бюджета.

Так что? Нарисуем справедливые шашечки или все-таки поедем? Вопрос. Предлагаю начать с институтов и стимулирующих корпоративных налогов. А там смотреть. Чего уж спешить, если везде опоздали!

Обсудить
Земля в разрезе (в представлении художника)Обратная задача
Математики решили главную проблему геофизики
Геноцид во благо
Уничтожение всего живого стало возможным на генном уровне
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонии«Сидеть!»
Как молодая советская власть карала своих граждан
Инквизиторы допрашивают предполагаемых еретиковКарающая длань
Как мальтийская инквизиция наказывала христиан-вероотступников
Дэвид Алмонд«Вырасти — это понять, что родители были неправы»
Дэвид Алмонд о том, как опасно быть взрослым
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Гудбай, Берлин
Десять лучших фильмов главного фестиваля зимы
«Это чертов кошмар»
Как выжить музыкантам-мигрантам при Трампе
Прощай, реальность
Призеры и итоги Берлинского фестиваля
Вырви глаз
15 слишком эпатажных проектов известных тюнинг-ателье
Как клиенты мстят дилерам
Топор, кувалды, телеги с сеном и другие способы отомстить производителю
Как едет обновленная «Октавия»
Зачем Skoda Octavia новые фары и что случилось с ее подстаканником
10 культовых машин из Восточной Европы
Автомобили из соцстран, которые знали даже в США
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды