Сумерки экономики

Чем опасна борьба с наличными

Чиновничья мысль, изреченная дважды, — уже не ложь, а как минимум вброс. Министр финансов Антон Силуанов второй раз за месяц покусился на наличные расчеты. Сначала на Гайдаровском форуме, потом — на съезде «Единой России». Ссылаясь при этом на мировой опыт. «Многие страны идут по этому пути — особенно посмотрите сейчас, в Индии широкомасштабная атака пошла на расчеты наличными деньгами. Это очень правильно, поскольку это элемент обеления экономики», — сообщил министр единороссам и журналистам.

Вроде бы все логично. Чего еще должен добиваться главный казначей, как не прозрачности всех налогоплательщиков? Благо борьба с «тенью» — это не просто очередная экспроприация ради пополнения скудеющего бюджета, как можно расценить, скажем, повышение налогов или пенсионного возраста. Провозгласивший ее чиновник автоматически встает на светлую сторону в схватке с коррупцией. Чем «белее» экономика, чем больше доля безналичных расчетов — тем сложнее «пилить» и «откатывать».

Но индийская ликвидация кеша — сегодня далеко не самая главная мировая новость. Гораздо важнее вполне реальная перспектива превращения США из флагмана глобализма в оплот протекционизма в связи приходом Дональда Трампа. Не случайно глава «Роснано» Анатолий Чубайс рассказывал об ужасе, царящем на «съезде миллиардеров» — Давосском экономическом форуме.

Допустим, Трамп все-таки сделает свою страну из потребителя №1 производителем №1. Значит, другим странам тоже придется делать ставку на внутреннее потребление. А в России практически нет источников платежеспособного спроса, не зависящих от экспортных потоков.

Есть, правда, в отечественной экономике зона, которую логичнее называть не столько теневым, сколько параллельным сектором. Поскольку здешние «хозяйствующие субъекты», строго говоря, не являются ни юрлицами, ни индивидуальными предпринимателями. По определению председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой, они «занимаются непонятно чем». Но это «непонятно что» (с точки зрения чиновников) производится и покупается внутри страны.

Возникает довольно неприятная коллизия. Официальная экономика заточена на внешний рынок. И иных способов ее перезапуска, кроме наращивания экспортного потенциала, не видит никто, вне зависимости от идеологических пристрастий. А экономика, которой для государства как бы нет — ни в статистическом, ни в фискальном смысле, — и удовлетворяет внутренний спрос, и генерирует внутреннее предложение, в том числе на рынке труда. Да, она оставляет бюджет без львиной доли доходов. Но это, пожалуй, единственная, страховка от победного шествия американского протекционизма.

К тому же, помимо внешнеэкономических рисков, принудительное и тотальное «отбеливание» экономики чревато и значительными внутриполитическими издержками.

Не секрет, что в бухгалтерии церквей, мечетей или синагог безналичные расчеты занимают, мягко говоря, не самое большое место. POS-терминалы не часто встретишь в соответствующих столичных учреждениях. А повсеместную установку такой аппаратуры в поселковых и сельских церковных лавках представить еще сложнее. При этом, согласно опросам ВЦИОМ, не менее 68 процентов россиян одобряют деятельность Русской православной церкви. А, как показала история с Исаакием, ради защиты имущественных интересов РПЦ некоторые даже весьма высокопоставленные и именитые народные избранники не считают зазорным указывать на «нетитульное» национальное происхождение своих оппонентов. И тем самым тестировать на прочность и без того довольно хрупкий межнациональный мир.

Не станем утверждать, что теневая составляющая «религиозной» экономики — главный элемент отечественного «параллельного сектора». Но, по определению, наиболее чувствительный. Не удивительно, что первый вице-премьер Игорь Шувалов фактически дезавуировал минфиновские попытки развязать внутриправительственную дискуссию о судьбе наличных. Остается только догадываться, какой ящик Пандоры откроется, если сугубо технологичная, на первый взгляд, силуановская инициатива получит хоть малейший шанс на реализацию.

Та же победа Трампа недвусмысленно показывает: общественный запрос на большое, «белое» (не в этническом смысле) государство находится на минимальной точке за всю историю наблюдений. Кстати, в американском бизнесе (как, пожалуй, и в любом другом) сложно найти более «серые» отрасли, чем строительство и игорная индустрия. А они — главный источник доходов нынешнего хозяина Белого дома. При этом Трамп отказался публиковать свою налоговую декларацию. «Американцам гораздо интереснее, как будут выглядеть их собственные налоговые декларации во время его правления», — убеждены пиарщики 45-го президента США.

И, наверное, они не так уж и неправы. Готовность властей дать возможность зарабатывать максимальному числу граждан сегодня ценится намного больше, чем «чистота рук» или справедливость при распределении социальных благ. Причем в таком подходе индивидуалистские Штаты и патерналистская Россия оказываются ближе, чем можно подумать.