Прокуратура завершила следствие по делу бесланского террориста

17 февраля Северо-Кавказское управление Генпрокуратуры завершило расследование уголовного дела Нурпаши Кулаева, единственного оставшегося в живых захватчика школы в Беслане, сообщает в пятницу "Коммерсант".

По словам и.о. начальника управления Николая Хазикова, Кулаеву инкриминируется совершение преступлений по восьми статьям УК РФ, в том числе бандитизм, терроризм, убийство и покушение на убийство, захват заложников, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, незаконное хранение огнестрельного оружия.

В ходе допросов боевик уже признал себя виновным по шести статьям. Однако Кулаев отказывается от обвинений в убийствах и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Напомним, что 24-летний чеченец был пойман 3 сентября 2004 года во время штурма бесланской школы. Переодевшись в тренировочный костюм, Кулаев выбрался из здания, незаметно преодолел три кольца милицейского оцепления и спрятался под колесами омоновского "КамАЗа", стоявшего примерно в 300 метрах от школы возле райотдела милиции. Там его обнаружили местные жители и попытались устроить над ним самосуд, однако вскоре омоновцы отбили боевика у толпы.

Адвокатом Кулаева выступает опытный и известный в Северной Осетии юрист, чье имя не разглашается. "Не могу сказать, что предложение защищать интересы Кулаева, поступившее от следствия, меня обрадовало,– сообщил газете адвокат.– Однако закон не предоставляет мне права отказываться в такой ситуации, поэтому пришлось согласиться. Не скажу, что, защищая этого клиента, я, образно говоря, рвал на себе рубаху, однако свою работу, как мне кажется, добросовестно выполнил".

На сегодняшний день позиция защиты выстроена следующим образом: обвиняемый совершил преступление, но сделал это не по идейным соображениям, а потому, что боялся старшего брата, который просто заставил его присоединиться к боевикам, не объясняя, что они собираются сделать. Брат Кулаева, Ханпаши являлся известным боевиком из отряда Шамиля Басаева. Он был уничтожен в ходе штурма школы.

Тем не менее осетинский адвокат категорически отказывается представлять интересы Кулаева в суде. "Защищать его в суде, в открытую, в присутствии моих земляков-потерпевших, мне, как осетину, будет уже слишком тяжело,– заявил он газете.– Пусть это делают коллеги из Чечни или Ингушетии".

Как удалось выяснить "Коммерсанту", чеченские юристы также не желают защищать боевика в суде.