Полиция ФРГ заметила признаки возрождения левого террора 70-х

Левые радикалы в ходе беспорядков в Гамбурге. Архивное фото (c)AP

Немецкая полиция всерьез опасается возрождения в Германии левого террора 70-х годов, когда в стране действовали такие радикальные группировки как "Фракции Красной Армии". Об этом в интервью журналу Spiegel заявил представитель полицейского профсоюза в Бундестаге, главный комиссар полиции Райнер Вендт (Rainer Wendt).

Вендт указал на участившиеся случаи поджогов левыми радикалами машин в городах. Только в Берлине, по некоторым данным, за летние месяцы были сожжены 150 автомобилей. При этом все чаще экстремисты действуют прицельно против представителей власти и сжигают полицейские патрульные машины.

При этом, как отметил Райнер Вендт, акции левых радикалов носят не спонтанный, а хорошо спланированный характер. Активной фазе предшествует долгая разведывательная работа: сначала левые экстремисты выявляют слабые места полиции, потом наносят четко рассчитанный удар.

По словам Вендта, для ультралевого движения в настоящий момент характерны растущая активность, воинственность и конспирация. При этом Райнер Вендт не исключил, что на следующем витке эскалации целью левых экстремистов могут стать политики, а не только полицейские машины.

В определенной степени росту левого экстремизма способствуют действия самой полиции: как отметил Вендт, в последнее время приоритетными для правоохранительных органов являются борьба с исламским терроризмом и ультраправыми, тем самым обнаружился некий перекос, такие направления, как противодействие левым радикалам, остались неприкрытыми.

Кроме того, как подчеркнул Райнер Вендт, многие политики, в частности в муниципалитете Берлина откровенно симпатизируют ультралевым и поддерживают их против полиции. По словам Вендта, это относится и к действующему бургомистру Клаусу Воверайту, и к сенатору по внутренним делам Берлина (аналог министра в земельном правительстве). "Многие берлинские полицейские уже сыты этим по горло", - заключил Вендт.

Обсудить
«Солнце светит потому, что там горит нефть»
Российские профессора иностранных вузов о студентах, абитуриентах и своей работе
Роковые яйца
Как случилось, что прожиточный минимум стал еще меньше
Владимир Путин, Валентина Матвиенко, Вячеслав Володин и Юрий ЧайкаКто последний?
Будет ли Россия исполнять решения западных судебных инстанций
«Дорожники разорятся на штрафах»
Кто виноват в крупных автокатастрофах на федеральных трассах
Игла без правил
Будни виртуального наркомана. Репортаж «Ленты.ру»
350 кораблей и несколько вопросов
Что ждать американским военным от президента Трампа
Поднимайтесь на гору Ниитака
75 лет назад с атаки на базу Перл-Харбор началась война на Тихом Океане
Генерал Джеймс МэттисЧеловек войны
Кто станет новым министром обороны США
Пищевой блок
Смогут ли российские заключенные прокормить себя в кризис
Иван Дорн «У меня выработались антитела к политике»
Иван Дорн о перевоплощении и проверке себя
Актеры Анастасия Марчук (Государыня Арина Абрамовна) и Виктор Раков (Комяга) в спектакле "День опричника" по произведениям Владимира Сорокина в постановке Марка Захарова в театре "Ленком". Артем Геодакян/ТАССТы меня на рассвете разбудишь
Как старшее поколение спорит с антиутопическими прогнозами в «Дне опричника»
«Женские ноги должны быть длинными»
11 лучших книг года о войне, зависти и любви
Где живут единороги
В Лондоне прошла Неделя российского кино
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить