Из жизни

Сильная и независимая Она сбежала из Ирана в Россию, открыла ресторан и рисует обнаженку

20 фото

Иранка Ромина с рождения отличалась строптивым характером. Все в ней было необычно для тихой мусульманки: крепкое телосложение, смех в голос и твердый характер. Именно он и позволил ей убедить отца уехать из страны — Ромина мечтала стать художницей и писать обнаженную натуру, но строгие законы шариата не позволили бы девушке этим заниматься. Скрепя сердце семья отпустила ее в Россию, где Ромина первое время жила на деньги отца и готовилась к поступлению в художественный институт. Но со временем девушка приняла небывалое для мусульманки решение: чтобы не зависеть от семьи, она начала работать и вскоре открыла собственный ресторан. О приключениях сильной и независимой иранки в России расскажет галерея «Ленты.ру».

«Работать — это роль мужчины. Ты не должна этим заниматься», — так не раз говорил Ромине отец. Но она знала, что семье тяжело помогать ей, а денег на достойное воспитание младшего брата явно не хватает. Именно поэтому Ромина пошла против воли отца. Сначала девушка водила экскурсии по Москве для иранских туристов, а затем, накопив денег, открыла небольшой ресторан восточной кухни в Санкт-Петербурге. Летом Ромина полностью посвящает себя ресторану, а остальное время разрывается между учебой в Москве и работой в Северной столице. Иранка отдается и тому и другому с полной самоотдачей и иногда даже танцует для гостей-соотечественников, несмотря на то что, согласно нормам шариата, женщина не должна плясать на глазах у мужчин.

Ромина танцует перед гостями своего ресторана

Фото: Валентин Сидоренко

«Работать — это роль мужчины. Ты не должна этим заниматься», — так не раз говорил Ромине отец. Но она знала, что семье тяжело помогать ей, а денег на достойное воспитание младшего брата явно не хватает. Именно поэтому Ромина пошла против воли отца. Сначала девушка водила экскурсии по Москве для иранских туристов, а затем, накопив денег, открыла небольшой ресторан восточной кухни в Санкт-Петербурге. Летом Ромина полностью посвящает себя ресторану, а остальное время разрывается между учебой в Москве и работой в Северной столице. Иранка отдается и тому и другому с полной самоотдачей и иногда даже танцует для гостей-соотечественников, несмотря на то что, согласно нормам шариата, женщина не должна плясать на глазах у мужчин.

Когда Ромина приехала в Россию, она написала автопортрет в хиджабе. «Почему все говорят, что женщина не может себя защищать? Почему я должна сидеть дома и ничего не делать?» — возмущается иранка. На родине ей запрещали заниматься любимым делом и советовали «запираться в комнате и рисовать, чтобы никто не видел».

Автопортрет Ромины в хиджабе

Фото: Валентин Сидоренко

Когда Ромина приехала в Россию, она написала автопортрет в хиджабе. «Почему все говорят, что женщина не может себя защищать? Почему я должна сидеть дома и ничего не делать?» — возмущается иранка. На родине ей запрещали заниматься любимым делом и советовали «запираться в комнате и рисовать, чтобы никто не видел».

Как только Ромина открыла ресторан, отношение отца к ней резко изменилось. Он осознал, что девушка работает ради семьи, и теперь она не просто ее часть, а нечто большее — опора и добытчик наравне с ним.

Ромина собирается на работу в ресторан

Фото: Валентин Сидоренко

Как только Ромина открыла ресторан, отношение отца к ней резко изменилось. Он осознал, что девушка работает ради семьи, и теперь она не просто ее часть, а нечто большее — опора и добытчик наравне с ним.

Заправлять рестораном Ромине помогает ее друг Хаким. В Санкт-Петербурге девушка живет у него и считает мужчину «самым близким человеком в жизни на данный момент». «Он хорошо знает, что я могу обманывать любого, но трех людей я никогда не обману — моих родителей и его», — так она характеризуют их отношения. Хаким, в свою очередь, знает, что с ней работать выгодно: Ромина прагматична и все может держать в своих руках.

Ромина обсуждает дела с Хакимом в ресторане

Фото: Валентин Сидоренко

Заправлять рестораном Ромине помогает ее друг Хаким. В Санкт-Петербурге девушка живет у него и считает мужчину «самым близким человеком в жизни на данный момент». «Он хорошо знает, что я могу обманывать любого, но трех людей я никогда не обману — моих родителей и его», — так она характеризуют их отношения. Хаким, в свою очередь, знает, что с ней работать выгодно: Ромина прагматична и все может держать в своих руках.

Когда Ромина приехала в Санкт-Петербург, Хаким предложил ей жить у него, чтобы не тратить деньги на аренду комнаты. Поначалу девушка восприняла идею бизнес-партнера в штыки: «Я сказала, если какой-то романтик-мамантик, то работать невозможно». По словам Ромины, уживаться было очень тяжело: они постоянно ссорились, девушка даже три раза собирала чемоданы. Но со временем она обнаружила, что они во многом похожи и к тому же Хаким ей безоговорочно доверяет.

Ромина готовит ужин для себя и Хакима в его квартире

Фото: Валентин Сидоренко

Когда Ромина приехала в Санкт-Петербург, Хаким предложил ей жить у него, чтобы не тратить деньги на аренду комнаты. Поначалу девушка восприняла идею бизнес-партнера в штыки: «Я сказала, если какой-то романтик-мамантик, то работать невозможно». По словам Ромины, уживаться было очень тяжело: они постоянно ссорились, девушка даже три раза собирала чемоданы. Но со временем она обнаружила, что они во многом похожи и к тому же Хаким ей безоговорочно доверяет.

К Ромине время от времени приезжают погостить родственники в студенческое общежитие в московском ВГИКе. Старший брат девушки — Бабак  — тоже работает за пределами Ирана. Он студийный фотограф и не смог бы на родине воплотить все творческие замыслы из-за религиозных ограничений. По словам Ромины, многие молодые иранцы мечтают покинуть страну.

Старший брат Ромины Бабак навещает ее в московском общежитии

Фото: Валентин Сидоренко

К Ромине время от времени приезжают погостить родственники в студенческое общежитие в московском ВГИКе. Старший брат девушки — Бабак — тоже работает за пределами Ирана. Он студийный фотограф и не смог бы на родине воплотить все творческие замыслы из-за религиозных ограничений. По словам Ромины, многие молодые иранцы мечтают покинуть страну.

Каждый шаг Ромины встречал невероятное сопротивление у ее патриархального отца. Наконец ей это надоело, и она перестала ограничивать себя «женскими» занятиями: «Когда я в очередной раз услышала от отца: "Она не мальчик", я ответила, что меня уже не интересует, разрешает он мне учиться или нет».

Ромина занимается в фитнес-клубе

Фото: Валентин Сидоренко

Каждый шаг Ромины встречал невероятное сопротивление у ее патриархального отца. Наконец ей это надоело, и она перестала ограничивать себя «женскими» занятиями: «Когда я в очередной раз услышала от отца: "Она не мальчик", я ответила, что меня уже не интересует, разрешает он мне учиться или нет».

У Ромины редко бывает свободное время, но иногда ей удается сходить в ночной клуб или бар. На родине девушки вечеринки проходят только подпольно.

Ромина в ночном клубе в центре Москвы

Фото: Валентин Сидоренко

У Ромины редко бывает свободное время, но иногда ей удается сходить в ночной клуб или бар. На родине девушки вечеринки проходят только подпольно.

Раз в год Ромина обязательно навещает семью. Для нее очень важно сохранить теплые отношения и не утратить родственную связь.

Ромина с младшим братом Алирезой

Фото: Валентин Сидоренко

Раз в год Ромина обязательно навещает семью. Для нее очень важно сохранить теплые отношения и не утратить родственную связь.

Игра на скрипке — одно из увлечений младшего брата Ромины, Алирезы. Дома он несколько раз в неделю играет для семьи. Ромина говорит, что если он захочет уехать в Россию, она сделает так, чтобы ему было легче, чем ей.

Алиреза играет на скрипке для семьи

Фото: Валентин Сидоренко

Игра на скрипке — одно из увлечений младшего брата Ромины, Алирезы. Дома он несколько раз в неделю играет для семьи. Ромина говорит, что если он захочет уехать в Россию, она сделает так, чтобы ему было легче, чем ей.

Перед отъездом Ромины в Москву вся семья собирается вместе. О том, что она работает в России, знают только отец, мать и братья с сестрами. Это позволяет избежать неудобных вопросов.

Ромина дома, в Тегеране

Фото: Валентин Сидоренко

Перед отъездом Ромины в Москву вся семья собирается вместе. О том, что она работает в России, знают только отец, мать и братья с сестрами. Это позволяет избежать неудобных вопросов.

Несмотря на то что женщинам в Иране законодательно разрешено работать, этим правом пользуются лишь 17 процентов иранок. По мнению Ромины, правительство только пытается сделать вид, что права женщин их интересуют, но ничего не делает для разрушения патриархальных устоев. «Большинство женщин довольны, что они домохозяйки, что муж принесет зарплату. Но некоторые, как я, недовольны», — говорит она.

Ромина в гостях у своих сестер в Тегеране

Фото: Валентин Сидоренко

Несмотря на то что женщинам в Иране законодательно разрешено работать, этим правом пользуются лишь 17 процентов иранок. По мнению Ромины, правительство только пытается сделать вид, что права женщин их интересуют, но ничего не делает для разрушения патриархальных устоев. «Большинство женщин довольны, что они домохозяйки, что муж принесет зарплату. Но некоторые, как я, недовольны», — говорит она.

«Когда я сказала отцу, что хочу открыть ресторан, он спросил: зачем тебе большие проблемы? Как будто он не верит в меня. Говорил, что не смогу в России жить — уже семь лет живу. Говорил, что не смогу поступить в университет — уже поступила. Говорил, что не смогу работать — вот, я работаю, а теперь говорит, что не смогу открыть ресторан — а я открываю!» — горячо рассказывает Ромина.

Ромина в гостях у своих сестер в Тегеране

Фото: Валентин Сидоренко

«Когда я сказала отцу, что хочу открыть ресторан, он спросил: зачем тебе большие проблемы? Как будто он не верит в меня. Говорил, что не смогу в России жить — уже семь лет живу. Говорил, что не смогу поступить в университет — уже поступила. Говорил, что не смогу работать — вот, я работаю, а теперь говорит, что не смогу открыть ресторан — а я открываю!» — горячо рассказывает Ромина.

От работы Ромину отговаривал не только отец, но и мать: «Мама тоже переживала. Говорила, что надо показывать, что ты женщина, а ты идешь работаешь, роль мужчины играешь, а не роль женщины». Но девушка призналась, что главное для нее — не слова родственников, а то, что теперь отец может меньше работать.

Пока мама молится, Ромина обсуждает по телефону дела

Фото: Валентин Сидоренко

От работы Ромину отговаривал не только отец, но и мать: «Мама тоже переживала. Говорила, что надо показывать, что ты женщина, а ты идешь работаешь, роль мужчины играешь, а не роль женщины». Но девушка призналась, что главное для нее — не слова родственников, а то, что теперь отец может меньше работать.

Сестры разделяют ценности Ромины и уважают ее образ жизни, но в отличие от нее у них нет возможности уехать из страны.

Сестры Ромины перебирают зелень

Фото: Валентин Сидоренко

Сестры разделяют ценности Ромины и уважают ее образ жизни, но в отличие от нее у них нет возможности уехать из страны.

Поэтому им приходится заниматься домашними делами, как и большинству иранских девочек и девушек.

Мужчины, родственники Ромины, играют в футбол на приставке, пока женщины готовят

Фото: Валентин Сидоренко

Поэтому им приходится заниматься домашними делами, как и большинству иранских девочек и девушек.

Дома Ромина сильно устает от многочисленных родственников. Ей не хватает времени на себя и на общение с теми, кто ее понимает. Поэтому иногда она сбегает в ресторан вместе с сестрами.

Ромина с сестрами выталкивают машину, чтобы поехать в ресторан. Тегеран

Фото: Валентин Сидоренко

Дома Ромина сильно устает от многочисленных родственников. Ей не хватает времени на себя и на общение с теми, кто ее понимает. Поэтому иногда она сбегает в ресторан вместе с сестрами.

Там Ромина может поговорить о том, что ей действительно интересно, а сестры — отдохнуть от домашних хлопот.

Ромина проводит время вместе с сестрами в ресторане. Тегеран

Фото: Валентин Сидоренко

Там Ромина может поговорить о том, что ей действительно интересно, а сестры — отдохнуть от домашних хлопот.

У Ромины есть мечта. С детства она думала о том, что когда-нибудь будет помогать детям, оставшимся без родителей, чтобы отдавать им тепло, которое дала ей семья. В будущем Ромина хочет усыновить ребенка из детского дома.

Ромина в такси

Фото: Валентин Сидоренко

У Ромины есть мечта. С детства она думала о том, что когда-нибудь будет помогать детям, оставшимся без родителей, чтобы отдавать им тепло, которое дала ей семья. В будущем Ромина хочет усыновить ребенка из детского дома.

Ромина всегда умела постоять за себя и никогда не лезла за словом в карман. Это не вписывалось в мировоззрение отца и концепцию иранской семьи, где роли мужчины и женщины строго распределены. Поэтому ей не нашлось места в консервативном Иране, где свободолюбивой художнице пришлось бы носить хиджаб и вести домашнее хозяйство.

Фотография Ромины на иранский паспорт

Фото: Валентин Сидоренко

Ромина всегда умела постоять за себя и никогда не лезла за словом в карман. Это не вписывалось в мировоззрение отца и концепцию иранской семьи, где роли мужчины и женщины строго распределены. Поэтому ей не нашлось места в консервативном Иране, где свободолюбивой художнице пришлось бы носить хиджаб и вести домашнее хозяйство.