Убитая юность Этот журнал растил советскую молодежь и открыл путь к свободе, но оказался ненужным

11 фото

Едва ли найдется еще одно советское издание, по мощи высказывания и по влиянию на молодежь превосходящее журнал «Юность». В золотые годы он объединил всех самых прогрессивных поэтов и прозаиков, диктовал мировоззрение, иногда очень далекое от традиционных представлений советского человека. «Юность» ждали, ей зачитывались, ее обсуждали, на нее нападали, ее защищали. «Лента.ру» вспоминает журнал, который выпустил из-под своего крыла десятки авторов, навсегда изменивших литературный ландшафт.

«Юность» появилась в 1955 году с подачи Валентина Катаева. Звездному писателю, пребывавшему уже в годах, было суждено учредить журнал, который воспитает литературный вкус не одного поколения молодежи, прославит десятки новых литераторов и поэтов и сохранит память о великих литераторах уходящей эпохи. 


Первый номер вышел тиражом 100 тысяч экземпляров. Помимо Катаева, над ним работали Самуил Маршак, Николай Носов и Виктор Розов. Премьерный номер не содержал никаких предисловий, манифестов и наставлений. Литературно-художественный сборник полностью оправдывал свое описание и сразу переходил к главному — литературе.

Обложка журнала «Юность»

«Юность» появилась в 1955 году с подачи Валентина Катаева. Звездному писателю, пребывавшему уже в годах, было суждено учредить журнал, который воспитает литературный вкус не одного поколения молодежи, прославит десятки новых литераторов и поэтов и сохранит память о великих литераторах уходящей эпохи.

Первый номер вышел тиражом 100 тысяч экземпляров. Помимо Катаева, над ним работали Самуил Маршак, Николай Носов и Виктор Розов. Премьерный номер не содержал никаких предисловий, манифестов и наставлений. Литературно-художественный сборник полностью оправдывал свое описание и сразу переходил к главному — литературе.

Ежемесячник стоил четыре рубля. За эти деньги читатель, не выходя из дома, получал билет в сердце литературной жизни огромной страны. История «Юности» —это летопись советской литературы. Здесь печатались как уже маститые писатели и поэты (Анна Ахматова), так и новички, имена которых для многих звучали впервые. Братья Стругацкие, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Фазиль Искандер, Кир Булычев, Римма Казакова, Владимир Войнович, Василий Аксенов, Дина Рубина — далеко не полный список сотрудничавших с «Юностью» литераторов.


«Юность» публиковала не только отечественную, но и переводную литературу. Со временем вокруг издания сложилась своя переводческая школа.

Обложка журнала «Юность»

Ежемесячник стоил четыре рубля. За эти деньги читатель, не выходя из дома, получал билет в сердце литературной жизни огромной страны. История «Юности» —это летопись советской литературы. Здесь печатались как уже маститые писатели и поэты (Анна Ахматова), так и новички, имена которых для многих звучали впервые. Братья Стругацкие, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Фазиль Искандер, Кир Булычев, Римма Казакова, Владимир Войнович, Василий Аксенов, Дина Рубина — далеко не полный список сотрудничавших с «Юностью» литераторов.

«Юность» публиковала не только отечественную, но и переводную литературу. Со временем вокруг издания сложилась своя переводческая школа.

В «Юности» впервые увидели свет романы «В списках не значился» Бориса Васильева, «Горячий снег» Юрия Бондарева, «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова, «Остров Крым» Василия Аксенова, пьеса Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца», книга Николая Носова «Незнайка в Солнечном городе». 


«Юность» была не только про литературу. Неминуемые для советского СМИ репортажи со строек и другие материалы, укрепляющие патриотизм, врезались в интеллигентскую поэзию шестидесятников. С ними соседствовали разделы «Наука и техника», «Спорт», дискуссионная «20-я комната» (появилась в 1987 году). Немало читателей, получив свежий номер «Юности», сразу перелистывали на юмористическую рубрику «Пылесос» (позже — «Зеленый портфель»), которую в разное время вели известные сатирики Григорий Горин, Марк Розовский, Аркадий Арканов, Михаил Задорнов.

Обложка журнала «Юность»

В «Юности» впервые увидели свет романы «В списках не значился» Бориса Васильева, «Горячий снег» Юрия Бондарева, «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова, «Остров Крым» Василия Аксенова, пьеса Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца», книга Николая Носова «Незнайка в Солнечном городе».

«Юность» была не только про литературу. Неминуемые для советского СМИ репортажи со строек и другие материалы, укрепляющие патриотизм, врезались в интеллигентскую поэзию шестидесятников. С ними соседствовали разделы «Наука и техника», «Спорт», дискуссионная «20-я комната» (появилась в 1987 году). Немало читателей, получив свежий номер «Юности», сразу перелистывали на юмористическую рубрику «Пылесос» (позже — «Зеленый портфель»), которую в разное время вели известные сатирики Григорий Горин, Марк Розовский, Аркадий Арканов, Михаил Задорнов.

Сатира в «Юности» отличалась афористичностью. Одним из любимых юмористических разделов у читателей был раздел «Каков вопрос — таков ответ», в котором на вопросы читателей отвечала Галина Галкина. Ее советы расходились на цитаты. Мало кто помнит, что фраза «если очень хочется, то можно» принадлежит именно Галкиной, отвечающей на вопрос читателя «Скажите, Галка, что делать, если нельзя, но очень хочется?» 


Галка Галкина была молодой, полной энергии комсомолкой, эдакой стереотипной активисткой из произведений социалистического реализма, которая постоянно крутилась в редакции «Юности», исполняла обязанности секретаря и была в курсе всех внутренних новостей. 


Ее любили и читали, но в реальности никакой Галки Галкиной не существовало — это персонаж, выдуманный Борисом Полевым. В разное время от ее лица писали Арканов, Славкин, Задорнов и другие сатирики «Юности».

Обложка журнала «Юность»

Сатира в «Юности» отличалась афористичностью. Одним из любимых юмористических разделов у читателей был раздел «Каков вопрос — таков ответ», в котором на вопросы читателей отвечала Галина Галкина. Ее советы расходились на цитаты. Мало кто помнит, что фраза «если очень хочется, то можно» принадлежит именно Галкиной, отвечающей на вопрос читателя «Скажите, Галка, что делать, если нельзя, но очень хочется?»

Галка Галкина была молодой, полной энергии комсомолкой, эдакой стереотипной активисткой из произведений социалистического реализма, которая постоянно крутилась в редакции «Юности», исполняла обязанности секретаря и была в курсе всех внутренних новостей.

Ее любили и читали, но в реальности никакой Галки Галкиной не существовало — это персонаж, выдуманный Борисом Полевым. В разное время от ее лица писали Арканов, Славкин, Задорнов и другие сатирики «Юности».

«Юность» организовывала конкурсы, раздавала призы, устраивала выставки. Прогрессивный журнал, переживавший пик в 1960-е годы, изрядно раздражал комсомольские органы. Комсомол охватывал почти всю молодежь страны, но влияния на «Юность» не имел.

Обложка журнала «Юность»

«Юность» организовывала конкурсы, раздавала призы, устраивала выставки. Прогрессивный журнал, переживавший пик в 1960-е годы, изрядно раздражал комсомольские органы. Комсомол охватывал почти всю молодежь страны, но влияния на «Юность» не имел.

В 1961 году «Юность» лишилась своего главреда — создателя журнала Валентина Катаева. Принято считать, что его сняли с должности из-за публикации романа Аксенова «Звездный билет», который вызвал широкий общественный резонанс. Из-за особенностей стилистики (Аксенов вложил в уста персонажей много жаргона) произведение называли похабным, а самих героев нарекли диссидентами. Одной их претензий, которую предъявили героям романа, было то, что «комсомол для них даже не существует». Журнал «Литература и жизнь» со своих страниц обвинил редакцию «Юности» в том, что та «мало поработала с Аксеновым».

Обложка журнала «Юность»

В 1961 году «Юность» лишилась своего главреда — создателя журнала Валентина Катаева. Принято считать, что его сняли с должности из-за публикации романа Аксенова «Звездный билет», который вызвал широкий общественный резонанс. Из-за особенностей стилистики (Аксенов вложил в уста персонажей много жаргона) произведение называли похабным, а самих героев нарекли диссидентами. Одной их претензий, которую предъявили героям романа, было то, что «комсомол для них даже не существует». Журнал «Литература и жизнь» со своих страниц обвинил редакцию «Юности» в том, что та «мало поработала с Аксеновым».

Главредом стал Борис Полевой. Он продолжил либеральную политику издания, поддерживая свежие литературные направления. При Полевом «Юность» ждал первый серьезный всплеск. Журнал старался идти в ногу со временем, символом которого тогда стали «шестидесятники». Издание с радостью предоставляло им площадку.  


Тогда же «Юность» впервые познакомила читателей с уникальным для мира явлением — бардовской культурой, которая развилась в СССР. После статьи Аллы Гербер «О бардах и менестрелях» 1963 года слово бард плотно вошло в лексикон для обозначения этой субкультуры.

Обложка журнала «Юность»

Главредом стал Борис Полевой. Он продолжил либеральную политику издания, поддерживая свежие литературные направления. При Полевом «Юность» ждал первый серьезный всплеск. Журнал старался идти в ногу со временем, символом которого тогда стали «шестидесятники». Издание с радостью предоставляло им площадку.

Тогда же «Юность» впервые познакомила читателей с уникальным для мира явлением — бардовской культурой, которая развилась в СССР. После статьи Аллы Гербер «О бардах и менестрелях» 1963 года слово бард плотно вошло в лексикон для обозначения этой субкультуры.

Обложки «Юности» обладали стильной сдержанностью. С журналом охотно сотрудничали известные художники, среди которых были Илья Глазунов, Михаил Шемякин, Алексей Леонов. Их работы публиковались в специальных цветных вкладках о живописи.

Обложка журнала «Юность»

Обложки «Юности» обладали стильной сдержанностью. С журналом охотно сотрудничали известные художники, среди которых были Илья Глазунов, Михаил Шемякин, Алексей Леонов. Их работы публиковались в специальных цветных вкладках о живописи.

Следующий пик «Юности» пришелся на 1980-е — эпоху поэтов новой волны, для которых на страницах журнала отвели рубрику «Испытательный стенд». В ней публиковались подопечные студии поэта и критика Кирилла Ковальджи. Благодаря «Юности» площадку получили Дмитрий Пригов, Юрий Арабов, Владимир Друк, Юлия Немировская, Нина Искренко, Сергей Гандлевский, Евгений Бунимович, Марк Шатуновский и другие талантливые поэты.

Обложка журнала «Юность»

Следующий пик «Юности» пришелся на 1980-е — эпоху поэтов новой волны, для которых на страницах журнала отвели рубрику «Испытательный стенд». В ней публиковались подопечные студии поэта и критика Кирилла Ковальджи. Благодаря «Юности» площадку получили Дмитрий Пригов, Юрий Арабов, Владимир Друк, Юлия Немировская, Нина Искренко, Сергей Гандлевский, Евгений Бунимович, Марк Шатуновский и другие талантливые поэты.

В 1990-е годы «Юность», как и многие советские издания, растеряла свой авторитет. Выводить на коммерческие рельсы издание про литературу в стране, где литература — далеко не главное, что интересовало растерявшийся народ, дело нелегкое. К тому же издание впало в глубокий творческий кризис, сопровождавшийся раздором внутри редакции, который начался после смерти Полевого в 1981 году. 


«А "Юность" между тем все старела и старела, и маразм ее крепчал», — писала в 1997 году на страницах «Коммерсанта» поэтесса Татьяна Щербина о состоянии издания начала 1990-х годов. Из журнала ушли все самые видные его представители, а затем и сам главный редактор Андрей Дементьев.

Обложка журнала «Юность»

В 1990-е годы «Юность», как и многие советские издания, растеряла свой авторитет. Выводить на коммерческие рельсы издание про литературу в стране, где литература — далеко не главное, что интересовало растерявшийся народ, дело нелегкое. К тому же издание впало в глубокий творческий кризис, сопровождавшийся раздором внутри редакции, который начался после смерти Полевого в 1981 году.

«А "Юность" между тем все старела и старела, и маразм ее крепчал», — писала в 1997 году на страницах «Коммерсанта» поэтесса Татьяна Щербина о состоянии издания начала 1990-х годов. Из журнала ушли все самые видные его представители, а затем и сам главный редактор Андрей Дементьев.

Тем не менее «Юность» жива по сей день. Ее возглавляет поэт Валерий Дударев, который обязан этому изданию своей популярностью. Еще будучи школьником, он отправил в редакцию свои произведения и получил приглашение работать в журнале. В 2007 году его назначили главредом. Судя по его интервью, он немало устал от этой неблагодарной работы. Дударев жалуется на то, что государство не выделяет денег, к тому же перевело «Юность» с баланса министерства культуры в ведение министерства связи, где, как он считает, сплошь малограмотные люди. Хуже только бизнесмены, у которых «полностью атрофировано чувство прекрасного» и которые только и могут, что «отжать», «урвать» и «кинуть».


Как результат, в XXI цифровом веке, журнал фактически ничего не сделал для того, чтобы найти своего читателя в привычной для него среде. Кроме регистрации в соцсетях, где «Юность» публикует только отчеты о номерах. Стоит ли удивляться тому, что некогда культовый журнал окончательно забыт. Его название у нового поколения ассоциируется только с одноименным брендом, который, в отличие от издания, придумал, как монетизировать «Юность».

Обложка журнала «Юность»

Тем не менее «Юность» жива по сей день. Ее возглавляет поэт Валерий Дударев, который обязан этому изданию своей популярностью. Еще будучи школьником, он отправил в редакцию свои произведения и получил приглашение работать в журнале. В 2007 году его назначили главредом. Судя по его интервью, он немало устал от этой неблагодарной работы. Дударев жалуется на то, что государство не выделяет денег, к тому же перевело «Юность» с баланса министерства культуры в ведение министерства связи, где, как он считает, сплошь малограмотные люди. Хуже только бизнесмены, у которых «полностью атрофировано чувство прекрасного» и которые только и могут, что «отжать», «урвать» и «кинуть».

Как результат, в XXI цифровом веке, журнал фактически ничего не сделал для того, чтобы найти своего читателя в привычной для него среде. Кроме регистрации в соцсетях, где «Юность» публикует только отчеты о номерах. Стоит ли удивляться тому, что некогда культовый журнал окончательно забыт. Его название у нового поколения ассоциируется только с одноименным брендом, который, в отличие от издания, придумал, как монетизировать «Юность».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.