«У нас есть все, кроме денег»

Карамзин издавал «Московский журнал» и «Вестник Европы», Пушкин — журнал «Современник», который потом выпускали Некрасов и Панаев. Это в конце XVIII — первой половине XIX века.

Историю русской литературы трудно отделить от истории толстых литературных журналов. На протяжении XVIII (начиная со второй половины — с «Трудолюбивой пчелы» Сумарокова), XIX, XX веков одна творила другую.

Название не только литературной, но и исторической эпохе дала повесть Эренбурга «Оттепель», опубликованная в 1954 году в журнале «Знамя». Ежемесячник «Юность» печатал тех, кого потом назовут шестидесятниками: Анатолия Гладилина, Василия Аксенова, Роберта Рождественского, Беллу Ахмадулину, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского. История журнала «Новый мир» славна не только главным редакторством Твардовского, но и более поздними публикациями запрещенных «Доктора Живаго» Бориса Пастернака, «Котлована» Андрея Платонова и произведений Александра Солженицына.

Четверть века назад тиражи «толстяков» буквально исчислялись миллионами, а сегодня все изменилось. Журналы продолжают «открывать» тех, кто потом занимает верхние строчки рейтингов книжных магазинов и становится лауреатами главных литературных премий (напомним, что, например, ныне популярные Виктор Пелевин и Михаил Шишкин на заре своего писательства публиковались в «Знамени»), но их тиражи упали до 2000-3000 экземпляров, а когда-то убедительные гонорары снизились до символических. Редакции теряют свои исторические помещения (недавно резонансное выселение пережил журнал «Октябрь»).

Купить свежие номера толстых журналов с некоторых пор можно в книжном магазине «Лабиринт» или бесплатно прочесть в «Журнальном зале». Однако сотрудники уверены, что издания эти на грани исчезновения. Ведущие «Ленты.ру» Николай Александров и Наталья Кочеткова поговорили с главным редактором журнала «Знамя» Сергеем Чуприниным о том, почему в современном медиапространстве не осталось места литературным журналам.

Обсудить
Другие материалы рубрики
«В Шаламове чувствовался лагерный человек»
Перестройка в СССР началась с публикаций узника ГУЛАГа
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
Не царское это тело
Хитросплетения русской власти и неземной любви в «Матильде» Алексея Учителя
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки