Новости партнеров

Лени Рифеншталь — непрощенная любовница нацизма

Лени Рифеншталь не состояла в Национал-социалистической партии, но благодаря ее фильмам в ряды нацистов вступили тысячи человек

22 августа 2002 года Лени Рифеншталь исполнилось 100 лет.

Таким завидным возрастом Господь награждает не каждого, и если бы речь шла о заурядной женщине-режиссере, то почти наверняка многие газеты и журналы отметили бы, что, дескать, вот, дожила до наших дней, а ведь была одной из первых, начинала еще с Фрицем Лангом и Сергеем Эйзенштейном.

Но конечно же не возраст Лени Рифеншталь заставляет журналистов и киноведов тщательно подбирать слова и аккуратно строить фразы, рассказывая о жизни этой женщины, - за ней, словно шлейф, тянутся ужасные события первой половины ХХ века. Она утверждает, что хотела только снимать кино, что ее интересовало "чистое искусство", но так или иначе именно она создала художественный символ фашизма - фильм "Триумф воли". Символ настолько убедительный, что его вполне можно было демонстрировать на Нюрнбергском процессе в качестве иллюстрации нацистской идеологии.

"Триумф воли", без сомнения, сыграл значительную роль в становлении немецкого нацизма в 30-е годы - он привлек много тысяч человек на сторону Гитлера и его партии. Как пишет журналист Белла Езерская, "конкретное зло, которое он причинил и еще может причинить, стократ превышает его научно-познавательную ценность, как бы высока она ни была. Попади "Триумф воли" в широкий прокат сейчас, он наверняка стал бы культовым фильмом для бритоголовых всех рас и наций". Через много лет, отвечая на вопрос, гордится ли она тем, что сняла один из самых известных фильмов всех времен и народов, Рифеншталь сказала: "Горжусь ли я? Что вы, я жалею, что сняла его: если бы я знала, что он мне принесет, то ни за что не стала бы его делать".

Хелена Берта Амалия Рифеншталь родилась 22 августа 1902 года в семье состоятельного торговца сантехникой. Однажды ее мать (у которой, кстати, были русские корни) сводила девочку на балет "Лебединое озеро". Позже она тайком от отца отдала Лени в русскую балетную школу. Карьера балерины была бы блестящей, но прервалась из-за травмы колена. Увлечение балетом вполне соответствует темам будущих фильмов Рифеншталь - молодую танцовщицу привлекало человеческое тело как художественно выразительное средство. В ее картинах парады членов Национал-социалистической партии и состязания спортсменов также будут выглядеть как хорошо поставленный балет.

После травмы настал новый период в жизни Рифеншталь. Она познакомилась с немецким режиссером Арнольдом Фанком, который снимал героические "горные" фильмы, и стала киноактрисой. Съемки были нелегким делом, и в них проявился упорный и целеустремленный характер Рифеншталь. В то время еще невозможно было воссоздать в павильоне горный пейзаж, и съемки в основном проходили на природе. При этом молодая актриса была вынуждена по нескольку часов сидеть по шею в снегу, ходить по ледникам и лазить по скалам, как альпинист. Картины Фанка настолько увлекли Лени, что в будущем она часто будет выбирать "горную натуру" для своих фильмов. "Горы давали потрясающее чувство свободы. Помню, когда я забиралась на вершину, я испытывала ни с чем не сравнимое счастье", - вспоминала потом Рифеншталь. В одном из ее первых фильмов, "Голубой свет", действие также происходит в горах.

Поворотным пунктом в ее судьбе стало посещение берлинского Дворца спорта, в котором выступал Адольф Гитлер. С этого дня Лени Рифеншталь начала свой путь ко всемирной славе, которая потом станет для нее проклятьем на многие годы. В настоящее время сложно судить о том, что именно восхитило ее в Гитлере - его идеи или ораторское мастерство. После войны Рифеншталь утверждала, что была далека от политики. По словам режиссера, ее впечатлила атмосфера политического митинга, в котором главным действующим лицом был лидер, подчинявший своей воле массы. Единение огромного количества людей вокруг национальной идеи привело Лени в такой восторг, что она написала фюреру восторженное письмо. Гитлер отнюдь не недооценивал роль "важнейшего из искусств" в "его борьбе" - известная (к тому времени) женщина-режиссер немедленно удостоилась аудиенции у вождя.

Через некоторое время, в 1934 году, Адольф Гитлер предложил ей снять фильм о грандиозном съезде Национал-социалистической партии в Нюрнберге. Сложно сказать, могла ли Рифеншталь отказаться от съемок - Фриц Ланг, как только ему предложили возглавить нацистский кинематограф, тут же уехал из страны. Так же поступила Марлен Дитрих, которая до самой смерти не вернулась на родину. Рифеншталь, "стопроцентную арийку", наверное, не расстреляли бы и не посадили в концлагерь. Наверняка и она смогла бы уехать в Голливуд и стать там одной из звезд мирового кино. Но только оставшись в Германии и сняв "Триумф воли", она смогла оказаться не просто "одной из", но достичь высочайшей вершины, оставив далеко внизу остальных немецких кинематографистов.

По словам самой Рифеншталь, жажда славы была не самым главным в ее немецко-фашистской карьере. Она, как пишет журнал "Культ Личностей", отдалась нацизму "по любви", со всей присущей гениальному художнику истовостью. И этот роман не был безответным - Рифеншталь получила эксклюзивные права снимать фюрера везде и повсюду. На съемках "Триумфа" в ее распоряжении оказались 30 камер, 36 операторов, около 80 помощников. Камеры закреплялись на флагштоках, поднимались на дирижаблях, Гитлера снимали сразу с нескольких точек. Фильм оказался безупречным с технической точки зрения - Лени сама монтировала материал в течение пяти месяцев, не допуская никого до стола. Под конец она работала по 20 часов в сутки.

Фильм получился настолько сильным и впечатляющим, что завоевал главный приз на французском кинофестивале, а также множество других наград. Динамичная и мощная картина возвеличивала нацию, действующую как хорошо отлаженный механизм. Каждый человек - часть общей махины, работающей по приказу "волевого триумфатора" - фюрера. По слухам, посмотрев картину, Рифеншталь получила приглашение из СССР снять фильм об Иосифе Сталине.

Следом за "Триумфом" Рифеншталь сняла еще одну картину, которая впоследствии вошла в десятку фильмов всех времен. Речь идет об "Олимпии" - документальной ленте об Олимпиаде 1936 года, которая проходила в Германии. Для съемок фильма Рифеншталь изобрела множество кинематографических приемов - камера снимала пловца под водой, один оператор передвигался вместе с бегунами на специальной тележке, для другого вырыли специальную яму, чтобы он снимал прыгунов.

Стремление режиссера возвеличить красоту человеческого тела полностью совпадало с нацистской идеологией. Фильм "Олимпия" оказался на 99 процентов "арийским" - совершенство античных форм белых спортсменов "портил" только чернокожий атлет Джесси Оуэнс. Обнаженные белые красавцы и красавицы замирали в позах греческих статуй, бежали с олимпийским факелом среди античных цирков, метали копья и диски. Белый цвет, кажется, доминирует в фильме - картина вполне может считаться настоящим гимном нацистской идеологии.

Стремилась ли она восславить арийскую расу или пыталась выразить собственные представления об эстетике, судить сложно. В 70-х годах Рифеншталь прожила восемь месяцев в Судане, среди нубийцев из племен Масаки и Као. В ее африканских фотографиях настолько очевидно желание показать красоту человеческого тела, что критики опять обвинили ее в пропаганде нацизма. Одна из журналисток даже инкриминировала ей пристрастие к черному цвету кожи моделей - этот цвет напомнил искусствоведу мундиры эсэсовцев. Лени пыталась оправдываться. "Да, я снимаю красивые тела. Меня привлекают эстетические темы, а не отрицательные. Отрицательное, по-моему, вообще не может вдохновлять на творчество", - говорила она, однако ее фильмы об Африке так и не вышли на экран.

После окончания Второй мировой войны Рифеншталь несколько раз оказывалась за решеткой и даже провела два года в сумасшедшем доме. В конце концов все обвинения в пособничестве нацизму были сняты, и Рифеншталь перестали преследовать. Тем не менее, весь мировой кинематограф отвернулся от "главного режиссера нацистов". Ни один из ее послевоенных проектов (в которых участвовали такие звезды, как Анна Маньяни, Бриджит Бардо, Жан Кокто, Жан Маре) не был завершен.

Рифеншталь, как уже говорилось, всегда позиционировала себя как отрешенного от политики художника. Некоторые ее поступки, в общем-то, оправдывают эту версию - однажды Лени пригласила на завтрак к Гитлеру свою подругу Лотту Эйснер, которая мало того, что не скрывала своих левых убеждений, была еще и еврейкой.

Однако даже если мир и поверил в искренность ее рассуждений о "чистом искусстве" и его аполитичности, то простить создание гимна "величию нацизма" не смог. Карьера кинорежиссера Лени Рифеншталь закончилась в 1945 году, когда союзные войска взяли Берлин.

Но она, покончив со съемками художественных фильмов, продолжала жить интересной и насыщенной жизнью. В 70 лет Рифеншталь увлеклась подводным плаванием и фотографией, совершив за последние три десятилетия более двух тысяч погружений, выпустила фотоальбом "Коралловые сады" и смонтировала фильм по материалам подводных съемок.

В настоящее время Лени Рифеншталь продолжает работать - снимает документальные фильмы, устраивает выставки, выступает с лекциями. Год назад она приезжала в Россию.

Другие материалы