О чем молчит МИД

Состоялось первое открытое заседание суда над россиянами, задержанными в Катаре

Арестовав российских спецслужбистов, подозреваемых в убийстве Зелимхана Яндарбиева, катарские власти оказались в непростом положении. Так как благодаря усилиям тогдашнего главы российского МИДа Игоря Иванова все подробности произошедшего стали известны журналистам в России и во всем мире, тихо замять дело уже не было возможности. Поэтому россиян надо было судить. Причем суд этот был заранее обречен на повышенное внимание общественности, а значит, спустить обвинение на тормозах тоже было нельзя. Приговорив же граждан России к смертной казни, Катар рискует испортить отношения с РФ, в чем это арабское государство совсем не заинтересовано.

Поэтому катарские власти пытаются, во-первых, как можно дольше оттягивать вынесение приговора, а во-вторых, провести процесс как можно более незаметно. В надежде, что какое-то неофициальное решение создавшейся проблемы все же удастся найти, российская сторона также не особо активно распространяется о ходе дела. Вот и о первом открытом заседании суда над двумя россиянами репортеры узнали лишь в день слушаний.

По сведениям газеты "Коммерсант", еще за полчаса до открытия слушаний, защищающий россиян адвокат Илья Левитов убеждал журналистов в том, что на ближайшее время никакого судебного заседания не намечается. После процесса он объяснил, что скрыл информацию от прессы по просьбе заказчика. Отказались комментировать происходящее и в российском посольстве, сославшись на недовольство едким тоном коммерсантовских заметок. В московском офисе адвокатской конторы "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" также не стали отвечать на вопросы журналистов.

Катарские же официальные источники хранили еще более суровое молчание. Информация о начале суда появилась лишь в одном издании: 11 апреля приложение к катарской газете "Аль-Ватан" - "Аль-Ватан валь-Муватын" (Отечество и гражданин") - опубликовало очень короткую заметку, в которой назывались время и место слушаний. Государственное катарское новостное агентство вообще никак не отразило намечающееся событие. От комментариев также отказался катарский МИД.

11 апреля - в день, на который был назначен суд, - перед зданием городского суда в Дохе появились лишь несколько журналистов. Сами слушания были, в соответствии с катарским законом, объявлены открытыми. Открытый суд предполагал присутствие в зале коллегии из трех судей, прокурора Саада ад-Дусари, катарского адвоката Мохсена ас-Сувейди (только граждане Катара имеют право представлять подзащитных в судах этой страны), одного российского адвоката, консула РФ Максима Максимова, семи сотрудников МВД Катара, двенадцати вооруженных охранников и нескольких репортеров.

Именно 11 апреля стали впервые известны имена обвиняемых. Российских агентов зовут Анатолий Биляшков и Василий Покшев. При этом точные имена были обнародованы лишь днем в понедельник. До этого журналистам приходилось удовлетворяться их арабской транскрипцией, опубликованной в газете "Аш-Шарк аль-Аусат".

Если судить по внешнему виду обвиняемых, то поступавшая ранее информация о плохих условиях их содержания и применявшихся к ним пытках не соответствует действительности. Оба выглядели достаточно хорошо, были опрятно одеты, а на вопрос председателя суда о наличии у них претензий к условиям содержания или использовашимся следственным методам ответили отрицательно.

Однако при этом в течение всего заседания каждого из них держали под руки двое охранников, а в зале находились еще восемь вооруженных стражей. Сами слушания продлились немногим более часа. Прокурор зачитал пункты обвинения. Таковых оказалось девять. Биляшкова и Покшева обвиняют, в частности, в совершеннии зверским способом преднамеренного убийства Зелимхана Яндарбиева, покушении на убийство его сына Дауда, контрабанде оружия, изготовлении взрывчатых веществ, попытке посеять смуту в государстве Катар и мошеннических действиях в отношении компании по найму автомобилей (имеется в виду получение в прокат транспортного средства с помощью подложных паспортов).

Согласно американской газете Washington Times, россияне прибыли в Катар, взяли в аренду мини-вэн, предъявив при этом фальшивые документы, затем купили катарские мобильные телефоны и отправились в российское посольство, где получили от его секретаря Александра Фетисова прибывшую диппочтой из Саудовской Аравии взрывчатку. После этого агенты приехали к мечети, которую посещал Зелимхан Яндарбиев, нашли его автомобиль и заложили бомбу. Как утверждает вдова Яндарбиева Малика, найти убийц помог друг семьи - полицейский, видевший у автомашины двоих мужчин славянской внешности и записавший номер их мини-вэна.

Все это россияне отрицают. Когда судья Ибрагим Салех ан-Нисф спросил у Биляшкова и Покшева, признают ли они себя виновными, оба ответили "нет". При этом катарская прокуратура утверждает, что на первых допросах оба агента признались в убийстве и изменили свои показания только после визита адвокатов. После заявления обвиняемых слово взял адвокат, который попросил отложить слушания на том основании, что защита не успела ознакомиться с материалами дела. Судья с радостью согласился. Новые слушания были назначены на 25 апреля.

Этим бы вчерашние события и закончились, если бы стремление всех заинтересованных сторон не привлекать внимание к делу увенчалось успехом. Однако, как оказалось, в век информации полную закрытость обеспечить невозможно даже в Катаре. В день, когда начались слушания, катарская газета "Ар Рая" сообщила, что, по данным следствия, приказ об уничтожении Зелимхана Яндарбиева отдал лично глава российского Министерства обороны Сергей Иванов. Кроме этого, корреспондентам газеты стало известно, что за Яндарбиевым была организована слежка с помощью российского военного спутника.

Первое заявление было опровергнуто официальным представителем Миноборны Вячеславом Седовым, который назвал предположения о причастности Сергея Иванова к убийству Яндарбиева абсурдными и отказался комментировать "подобный вздор". Что касается космической слежки за бывшим президентом республики Ичкерия, то военные эксперты утверждают, что возможности российской орбитальной группировки не позволяют выполнять подобные задачи.

Однако все эти опровержения уже не могут изменить общепринятого мнения, согласно которому ликвидация Яндарбиева была делом рук российских спецслужб. В настоящий момент эта версия выглядит настолько очевидной, что отрицать ее, как это делают официальные представители РФ, как-то уже даже неумно.

Нетрудно догадаться, что, признав факт проведения операции и провозгласив арестованных агентов героями борьбы с международным терроризмом, российские власти немедленно повысили бы свой рейтинг у патриотически настроенной части россиян, одновременно связав руки самому серьезному союзнику Катара - Вашингтону. Тем более, что приговор агентам вынесут все равно и возвращать их на родину придется не юридическими, а политическими методами. К чему лучше приступать, заранее подготовив почву для переговоров.

Например, напомнив Катару о том, что бывает со странами, которые становятся не на ту сторону в войне против террора.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Наши люди в Дохе [24.03.2004]…похоже, избегут наказания. Все говорит о том, что Россия и Катар договорились

Игорь Иванов разоблачил российских разведчиков [26.02.2004]В убийстве Яндарбиева обвиняются сотрудники российской внешней разведки.

Одинокий волк Чечни [13.02.2004]Кто убил Зелимхана Яндарбиева?

Мировые негодяи [17.12.2003] Где их найти и как на этом заработать?

Другие материалы