Кетаминовый бунт

Суд отложил рассмотрение дела ветеринара, обвиняемого в использовании наркотика

Замоскворецкий суд города Москвы 10 августа 2004 года перенес рассмотрение дела ветеринара Александра Дуки на 24 августа. В вину врачу ставится использование наркотического и психотропного средства под названием кетамин. Во вторник Замоскворецкий суд должен был огласить приговор ветеринару. На решение суда повлиял тот факт, что в процесс введен новый адвокат.

В октябре прошлого года Александр Дука отправился по вызову для оказания неотложной помощи собаке. Офис, в который он был вызван, оказался одним из районных подразделений Госнаркоконтроля. Когда ветеринар, подготовив все для операции, набрал кетамин в шприц для инъекции собаке, один из сотрудников Госнаркоконтроля, отобрав у него шприц, предъявил ему обвинение в сбыте наркотических веществ.

В результате обыска в машине обвиняемого было изъято 2,1 грамма кетамина. После этого Александру Дуке было предъявлено обвинение в сбыте и хранении наркотических и психотропных веществ в особо крупном размере (часть 4 статьи 228 УК РФ). По этой статье ветеринару грозило лишение свободы на срок до 15 лет. Однако государственное обвинение позже решило отказаться от части обвинений. В связи с изменением законодательства в обвинении теперь фигурирует часть 1 статьи 228 УК РФ - незаконное приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта.

Скандал с кетамином тянется уже несколько лет. Кетамин представляет собой медицинский препарат, применяемый для обезболивания при кратковременных операциях и болезненных инструментальных вмешательствах. В 1998 году Министерство сельского хозяйства РФ исключило кетамин из перечня разрешенных в ветеринарии препаратов. В 2003 году вопросами применения кетамина серьезно заинтересовалось новое ведомство - Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков, называемая в обиходе Госнаркоконтроль. В январе 2004 года приказом Минсельхоза и Минздрава кетамин был включен в перечень разрешенных препаратов. Несмотря на это, врачи все еще не имеют права на его использование, потому что до сих пор так и не определен орган, который давал бы ветеринарам лицензии на его применение. До сих пор нет нормативного акта, детально регламентирующего условия применения ветеринарами этого препарата. Помимо этого, использование и хранение кетамина предполагает наличие в лечебнице специального помещения, оборудованного сигнализацией.

Проверки Госнаркоконтролем частных ветеринарных клиник начались в конце 2003 года. Произошло это практически сразу после того, как было образовано новое ведомство. Клиники были вынуждены идти на нарушение приказа Минсельхоза потому, что альтернативы применению кетамина при проведении операций практически нет. По результатам проверок ветклиник было возбуждено шесть уголовных дел по факту использования клиниками запрещенного препарата для анестезии животных.

Для общей анестезии в ветеринарии используются рометар и ветранквин, обладающие седативным действием. Но эти препараты только притупляют боль и обездвиживают животных. По мнению же специалистов-ветеринаров наиболее качественная анестезия возможна только при применении психотропных и наркотических препаратов, например, таких, как кетамин. Для ветеринарных целей используется недоочищенный 10-процентный раствор кетамина, который нельзя применять в медицине. Ветеринарный препарат называется "Биокетан". А показан он животным потому, что при быстром и сильном воздействии не приводит к затруднению дыхания (что особенно важно в ветеринарной практике). И более того, стимулирует работу сердца.

Ветеринары оказались между молотом и наковальней. С одной стороны, перед ними маячит уголовное наказание за хранение, применение, распространение наркотических и психотропных веществ и препаратов, запрещенных федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах". С другой - за жестокое обращение с животными врачи могут сесть в тюрьму, поскольку прецеденты вынесения судебных решений по этой статье имеются.

Госнаркоконтроль при своем создании декларировал несколько иные цели. 9 сентября 2003 года заместитель председателя Госнаркоконтроля Александр Михайлов заявил, что комитет не намерен заниматься случаями мелких объемов поставок наркотиков. Считалось, что уличные дилеры станут объектом заботы милиционеров, а мелкие оптовики - ФСБ. Сотрудники же Комитета должны были подрывать экономические основы деятельности крупных наркодельцов. "Нижняя планка, которая интересует нас, составляет 500 граммов героина", - сказал тогда Михайлов. Но потом в работе ведомства стали происходить не очень понятные изменения. Местные управления Госнаркоконтроля начали шерстить притоны, вылавливая потребителей наркотиков и мелких дилеров. Позже переключились и на ветеринарных врачей.

После возбуждения уголовных дел в отношении ветеринаров сотрудники частных ветлечебниц Москвы в знак протеста устроили забастовку и отказались лечить животных. В январе 2004 года руководство департамента ветеринарии Минсельхоза признало, что решение министерства о запрете кетамина в ветеринарии было ошибочным. Тогда же Минюст зарегистрировал совместный приказ Минсельхоза и Минздрава о внесении дополнений в перечень наркотических средств и психотропных веществ, разрешенных для использования в ветеринарных целях. Согласно этому приказу, гидрохлорид кетамина включен в этот список. Но приказ страдания животных не облегчил. Операции с использованием кетамина как анестезии не возобновились, поскольку для его использования теперь необходимо получить лицензию.

Вопрос с выдачей лицензии в кетаминовом деле - один из ключевых. С точки зрения ветеринаров, лицензию должен выдавать Минсельхоз. Но в этом министерстве подобной структуры нет. Значит этот вопрос должен решать Минздрав. Для получения лицензии ветеринарам сначала нужно получить разрешение Госнаркоконтроля. Разрешение же может быть получено только в том случае, если в клинике есть специальное помещение с металлической дверью, сейфом для хранения кетамина и вневедомственной охраной. Но далеко не все ветклиники могут себе это позволить. Маленькие клиники в таких услових вынуждены будут закрыться - отдельное зарешеченное помещение с охраной и сейфом им будет не по карману. Следовательно, стоимость ветеринарных услуг может возрасти. А для получения лицензии необходимо собрать множество разрешающих бумаг, и этот сбор затягивается как минимум на полгода.

Одним из самых известных кетаминовых дел стало дело ветеринара Константина Садоведова, обвиняемого в незаконном использовании психотропного препарата кетамин при оперировании животных. Уголовное дело против ветеринарного врача выездной службы государственного унитарного предприятия Москвы было заведено в октябре 2003 года по части 3 статьи 228 УК РФ - незаконный оборот наркотиков в особо крупных размерах. 21 октября 2003 года ветеринару позвонила женщина и попросила сделать стерилизацию ее кошке на дому. Когда приехавший ветврач набрал в шприц лекарство для наркоза, появились люди с видеокамерой. Представившись сотрудниками Госнаркоконтроля, они сообщили, что проводят оперативный эксперимент. Затем у Садоведова в присутствии понятых были изъяты еще три флакона с кетамином и шприц, в который он набрал смесь для анестезии.

Врача отпустили под подписку о невыезде. Но в ходе прений сторон в суде представитель прокуратуры попросил прекратить уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. По его словам, эта просьба была связано с тем, что кетамин включили в список препаратов, разрешенных при оперировании животных. Такой поворот событий оказался неожиданным и для защиты, и для подсудимого, ведь прокурор настаивал на законности предъявленных обвинений вплоть до последнего момента. 18 мая 2004 года ветеринар был оправдан. Садоведова приговорили лишь к административной ответственности за нарушение порядка учета и хранения наркотических веществ, предполагающей штраф в размере от 2 до 10 МРОТ.

"Кетаминовому делу" неожиданно сыграло на руку решение правительства России об увеличении размера разовых доз наркотических веществ, а также поправки к 228-й и 229-й статьям УК РФ, которые оно повлекло за собой. Согласно этим поправкам, в России изменились нормы, определявшие крупный и особо крупный размер наркотических веществ, а, соответственно, и ответственность за их хранение. Таким образом, поправки привели к гуманизации законодательства не только в отношении потребителей нарковеществ, но и ветврачей, которых Госнаркоконтроль обвинял в незаконном обороте наркотиков.

Уголовное преследование ветеринара Садоведова было прекращено, но дела в отношении его коллег тогда закрыты не были. Как, например, дело ветврача Марины Красной, у которой было обнаружено 0,4 грамма кетамина. Количество кетамина было незначительным и под уголовную ответственность не подпадало. Лишь позже Замоскворецкий суд Москвы прекратил уголовное дело в отношении Красной, как и в отношении ветеринара Андрея Кропчина.

Весной 2004 года прокуратура Москвы решила закрыть практически все кетаминовые дела столичных ветеринаров. Прокурорские работники признали использование кетамина в ветеринарной деятельности законным. При изучении уголовных дел ветеринарных врачей, обвинявшихся в незаконном использовании кетамина, прокуратура Москвы пришла к выводу, что использование психотропных веществ для обезболивания животных уголовно-наказуемого сбыта не образует. Эта позиция была подтверждена судом.

Генеральный прокурор России Владимир Устинов в эфире радиостанции "Эхо Москвы" 6 июля 2004 года заявил, что проблема кетамина полностью разрешена. По его словам, остался единственный нюанс: необходимо, чтобы люди, работающие с данным препаратом, имели регистрацию и соответствующие условия его хранения.

Сейчас в Замоскворецком суде Москвы проходит слушание еще одного дела - в отношении ветеринара Александра Дуки. Ему предъявлено обвинение по статье УК РФ 228, часть 4: сбыт наркотических препаратов в особо крупных размерах. Соответственно, ему грозит тюремное заключение сроком от 7 до 15 лет. Дело Дуки несколько сложнее дел Садоведова и Красной. Количество найденных наркотиков играет роль лишь в случае их хранения, а в случае сбыта никакой роли не играет. Защита намеревается переквалифицировать дело. С ее точки зрения непонятно, почему инъекция собаке расценивается как сбыт наркотиков. А поскольку применение кетамина разрешено в ветпрактике, сразу возникает вопрос, что именно Дука нарушил. Защита полагает, что обвинять кого-либо можно, если его действия были направлены на причинение вреда здоровью, прежде всего человека. Но ветеринарные врачи не причиняют никакого вреда ни людям, ни животным. Отсутствует объект преступления, так же как отсутствует и субъективная сторона: ни мотива, ни цели сбыта нет. Все действия ветврача были направлены на лечение животного.

Государственный обвинитель хоть и полагает, что от части обвинений в адрес ветеринара можно отказаться, но тем не менее считает, что врач не может быть оправдан полностью: клиника "Бон-Пет", в которой работал врач, на момент совершения преступления не имела лицензии на осуществление ветеринарной деятельности. Поскольку инъекция кетамина делается животному для обезболивания, то состава преступления в виде сбыта психотропного вещества прокуратура в действиях врача не усматривает.

Дело Дуки вызвало очень резкую реакцию в среде ветеринарных врачей. В августе врачи 15 частных ветклиник Москвы и Московской области подписали обращение к гражданам России, а также к президенту и правительству страны. В нем они предупреждают о бессрочной акции протеста, которую они намерены начать 10 августа, если на очередном судебном слушании в отношении их коллеги Александра Дуки будет вынесен обвинительный приговор. Врачи особо подчеркивают, что эта акция - не протест и не забастовка, а единственно возможная вынужденная акция отчаяния и самопожертвования. Обращаясь к правительству, ветеринары не ждут немедленного решения о порядке лицензирования кетамина. Для них главное сейчас - не допустить осуждения своего коллеги.

Московские ветеринары уже провели один митинг в знак поддержки Дуки. Кроме врачей-ветеринаров, в его защиту выступили и представители общества защиты животных из США и Израиля. Они направили обращение в поддержку врача в Комиссию ООН по правам человека. Французская актриса Брижит Бардо, возглавляющая Фонд защиты животных со своей стороны направила президенту России Владимиру Путину письмо, в котором попросила оказать содействие в благополучном исходе судебного процесса.

Официальные представители Госнаркоконтроля усмотрели в этих действиях разглядели в этих действиях попытки давления на суд, а также формирования негативного общественного мнения о ведомства. Что в некоторой степени соответствует истине. Своей акцией защитники кетамина намерены не только привлечь внимание общественности к вопросу применения препарата, но и повлиять на исход суда над ветеринаром Александром Дукой, которому грозит от семи до 15 лет лишения свободы.

Вердикт по делу Дуки будет оглашен 24 августа. Если ветеринар будет осужден, то владельцы домашних животных могут столкнуться с тем, что врачи откажутся оперировать их питомцев. А проводить операцию без наркоза вряд ли согласится хотя бы один хозяин.

По мнению врачей, оборот кетамина составляет всего 0,1 процента от общего оборота наркотиков в России. По данным же наркологов, доля употребляющих кетамин в общей массе наркоманов составляет примерно 6%. Правда, ветеринарным препаратом потребители кетамина не пользуются. "Калипсол" (так называется "человеческий" кетамин), в Москве можно купить, приложив небольшие усилия. Для очистки же "Биокетана" ("ветеринарного" витамина) необходимо иметь серьезные медицинские мощности и нерядовые знания.

Госнаркоконтроль придерживается иной точки зрения, усматривая в употреблении кетамина непосредственную угрозу для общества. Ведомство стоит на своем и заявляет, что будет и впредь строжайшим образом следить за соблюдением действующего законодательства.

Конечно, по-человечески сотрудники Госнаркоконтроля врачей понимают. Но прекращать свои действия до принятия нового закона не намерены. Решить такое противостояние ветеринаров и законников можно - нужно только принять правильный закон о лицензировании и порядок его реализации.

Сергей Карамаев

Другие материалы