Новости партнеров

Власть покупает у пенсионеров рейтинг

Провал социальной реформы придется компенсировать за счет стабфонда

Многочисленные выступления населения, протестующего против монетизации льгот, вызвали легкое замешательство властных кругов. Ведь так все было спокойно до Нового года. Шумные выступления национал-большевиков не в счет. И вот, на тебе.

Владимир Путин столкнулся с нерасторопностью чиновников, которые всегда "за" любые решения, исходящие от Кремля. Но для того, чтобы потом внедрять эти решения в жизнь, чиновникам не хватает ни желания, ни особого умения. С самим утверждением, лежащим в основе закона - эффективнее не дотировать убыточные предприятия транспорта и ЖКХ, а перечислять живые деньги населению, которое будет услуги этих предприятий оплачивать - поспорить трудно. Но дотации предприятиям - это не только деньги. Это и низкая ставка аренды и налоговые поблажки на местном уровне. То есть на местах монетизация льгот изначально должна была обойтись дороже неденежного содержания предприятий. Да и весьма сложно определить, где причиной проблем стал запланированный убыток из-за обилия льготников, а где - неэффективная работа руководства самих предприятий.

Главное, в чем виновато нынешнее правительство, так это в том, что пустило фактически на самотек подготовку к обеспечению механизма реализации закона о монетизации льгот. Разве нельзя было предположить, что регионы, на которых спихнули обязанность выплачивать компенсации из собственных средств, попытаются спустить этот вопрос на тормозах. Будучи уверенными, что в январе не избежать вмешательства Москвы со своей тугой мошной.

И дело тут даже не в злом умысле губернаторов. Просто одновременно с реформой социальной системы власть проводила еще и перераспределение налогов в пользу центра. Это не только усилило зависимость регионов от Москвы, но и обострило финансовые проблемы провинции. На хрупкие плечи региональных властей сели льготники, предприятия ЖКХ, одновременно состоялся перевод образовательных учреждений на областной кошт. И это при том, что из 89 субъектов Федерации около 70 являются дотационными. Кроме этого, некоторые региональные власти столкнулись с тем, что за счет местного бюджета придется реализовывать права не только областных, но и федеральных льготников, так как документов, регламентирующих их поддержку центром, пока нет. Во многих регионах власти до сих пор не смогли выяснить, за счет чего они будут содержать своих льготников.

Оставшиеся без привычной поддержки люди начали проводить акции протеста а кое-где и угрожать Кремлю "оранжевой революцией". В результате в некоторых областях власти вынуждены были пойти на продление "льготного"периода для отдельных категорий граждан. Так, в Новгородской области для тружеников тыла, для ветеранов труда, а также для тех, кто пострадал от политических репрессий, будет сохранен прежний порядок социальной защиты. Вынуждены пойти на уступки и государственные монополии. К примеру ОАО "Российские железные дороги" временно продлило право льготного проезда школьникам, студентам, милиционерам, а также гражданам, пострадавшим во время аварии на Чернобыльской АЭС. Подобное отступление на всех уровнях говорит о провальном характере реформы.

Да и против психологии человека не попрешь. Тут министр Зурабов прав, который, как сообщает Прайм-Тасс, заявил о том, что "неудобства возникли, так как граждане привыкли ездить без документов, а теперь надо получить билет по удостоверению, определяющему право на льготу". Более того, если человек получает дополнительные деньги, пусть и полностью компенсирующие потерянные льготы, это вовсе не означает, что он не чувствует себя обманутым. Ведь раньше он за эти услуги не платил вовсе. А теперь, заходя в автобус, вынужден доставать кошелек. Как сообщило "РИА-Новости", на совещании Владимир Путин предложил для решения транспортной проблемы предоставлять месячные документы на сумму, не превышающую суммы, полученной от льготных выплат. Таким образом, как отметил президент, человек сможет "либо ездить на всех видах городского транспорта, либо оставить деньги у себя, если он не пользуется транспортом или ездит не так интенсивно". А еще человек может продать свой проездной за сумму, превышающую те самые льготные выплаты, как поступают, по сообщению ИА Regnum, бабушки в Ярославле, торгующие своими проездными документами, полученными в отделе социальной защиты. Рынок есть рынок.

Из той же серии - заявление первого заместителя председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Виталия Шубы, который сообщил, что денежную компенсацию за январь надо было упреждающе выплатить еще в декабре. Спрашивается, на что могут потратить небогатые россияне такую компенсацию в канун Нового года? Вряд ли большинство отложило бы ее на оплату транспортных услуг в следующем месяце…

Но проблемы на транспорте - только начало. Дальше - больше. Дорогие лекарства, 100-процентная оплата жилищно-коммунальных услуг, невозможность съездить в санаторий. Обнаруживая каждый раз, что выплачиваемой компенсации не хватает для поддержания жизни даже на прежнем низком уровне, люди во всем обвинят центральные власти, но уже не просто правительство, как бы его ни тасовали. Ответственность возложат персонально на президента, который на заседании кабинета министров встал на защиту монетизации льгот. Рейтинг Владимира Путина, который уже и так идет вниз, может ускорить свое падение. Граждане перестают понимать, почему государство становится все богаче, концентрируя все большие средства по разным кубышкам, а они сами становятся все беднее.

Массовые протесты населения, наконец открывшего для себя, что же представляет собой монетизация льгот на практике, совпали по времени с отказом президента подписать закон о распитии пива в общественных местах. Подобная политика уже отдает фарсом. Мол, "Закон о льготах - хороший", да и не расстраивайтесь вы так. Вон и пиво можно так же трескать у метро. Чего ж вам еще надо, болезные? Теперь приходится срочно идти на то, чтобы успокоить разбушевавшееся население. В том числе за счет средств Стабилизационного фонда, из которого могут профинансироваться расходы на повышение пенсий с 1 марта.

И тогда будет положен конец дикуссии о том, каким образом Россия может воспользоваться хорошей коньюктурой на нефтяном рынке. До сих пор еще оставалась надежда, что природная рента, изымаемая у нефтяных компаний и составляющая основу стабилизационного фонда, будет использована для повышения конкурентоспособности российской экономики (например, с помощью поддержки образования и инвестирования в высокие технологии). Теперь же ясно, что стабфонд станет кошельком, который будет открываться всякий раз, когда власти придется расплачиваться с населением за отсутствие реального экономического развития.

Андрей Кириллов

Другие материалы