Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Жизнь и смерть приморских прокуроров

По некоторым данным, преступник планировал не убивать, а заставить нескольких следователей оговорить себя

Владивостокский прокурор Дмитрий Романовский ушел в отпуск. Утром 7 февраля это спасло ему жизнь. В тот день примерно в 9.30 по местному времени в прокуратуру Ленинского района города явился вооруженный мужчина, которого Романовский отправил под суд. Вместо Романовского в здании он обнаружил заместителя прокурора Андрея Конева и застрелил его. Затем была убита зампрокурора Наталья Балашова и смертельно ранена помощница прокурора Наталья Проскуровская, а старший следователь Александр Ли получил ранение в ногу. После этого убийца застрелился.

Учитесь властвовать собою

По сообщениям СМИ, личность убийцы установили сразу, однако "в интересах следствия" его фамилию обнародовали только после полудня по Москве. До тех пор сообщалось, что убийство совершил то ли возмущенный ходом следствия хулиган, то ли бывший коллега следователей. Наконец на сайте британского телеканала ВВС появилась информация о том, что верны оба сообщения: стрелявший действительно некогда был коллегой убитых и действительно попал под суд за хулиганство.

25-летний (по другим данным - 23-летний) житель Владивостока работал в прокуратуре Кировского района города. В ноябре 2004 года он вместе с неким своим товарищем (имя которого не называется) избил человека возле одного из городских кафе. Это дело и расследовали прокуроры Ленинской прокуратуры. Расследовали его в несколько приемов: суд дважды возвращал дело в прокуратуру на доследование.

За это время обвиняемый в хулиганстве гражданин Власов (как уточнил заместитель генпрокурора России Константин Чайка - А.Власов) был уволен из прокуратуры. По официальной версии, причиной увольнения стала излишняя любознательность сотрудника правоохранительных органов: как заявил журналистам прокурор Приморского края Валерий Василенко, Власов пытался выведать у других следователей что-либо о ходе проводимого ими следствия.

Помимо этого, ничего необычного или предосудительного за Власовым не замечали. Утверждается, что когда он работал в прокуратуре, никаких отклонений в его психическом здоровье не обнаруживалось. Выходит, 7 февраля к следователю, ведущему дело о хулиганстве, пришел совершенно нормальный человек.

Не всякий Вас как я поймет

Ряд российских СМИ объясняет, что Власов беспрепятственно проник в здание потому, что лицо его якобы было хорошо знакомо вахтеру Ленинской районной прокуратуры. Хотя по данным британских журналистов, убийца был сотрудником другой районной прокуратуры. А информационное агентство "Дейта.Ru" сообщает, что он прошел через вахту, предъявив документы. Были ли они поддельными или же подлинными и значит ли это, что "корочки" у подсудимого не изъяли, не уточняется.

Здание прокуратуры не оборудовано металлодетекторами, и пронести оружие было несложно. На всякий случай подсудимый прихватил сразу два пистолета: Макарова, утерянный милицией в 2003 году, и ветеранский ТТ (изготовлен в 1944 году). При этом из заявления прокурора Приморья следует, что стрелять Власов не собирался - разве что в воздух. Потому что целью его появления в прокуратуре, по утверждению прокурора Василенко, было не убийство, а шантаж.

Представитель краевой прокуратуры заявил, что Власов хотел получить собственноручно написанные или подписанные Романовским и Коневым признания в совершении ими неких преступлений. Возможно, с помощью этих "признаний" подсудимый мог бы давить на следователей и обвинение в целом. Он попытался заставить зампрокурора Андрея Конева подписать эти бумаги, вероятнее всего - пригрозив ему оружием. Но потом застрелил его и прибежавших на звуки выстрелов его коллег. И сам застрелился.

К беде неопытность ведет

Были ли подписаны какие бы то ни было бумаги, не сообщается. Если да - то почему бывший сотрудник прокуратуры начал стрелять? Если нет - то как обнаружилось намерение Власова заставить следователей оговорить себя? Из какого именно пистолета он стрелял - тоже неизвестно. Неясно, и на что он рассчитывал, открывая огонь в здании прокуратуры. Ведь это уже пахло не хулиганством, а нападением на сотрудников правоохранительных органов, даже если бы никто не погиб и не пострадал.

Как заявил информационному агентству "Дейта.Ru" источник в краевой прокуратуре, это первое такое преступление не только на Дальнем Востоке, но и России. В некотором роде в это легко поверить. Объяснять поступок убийцы состоянием аффекта не удается, потому что орудие убийства он принес с собой. Загадочные "бланки" - тоже. То есть запланировал некую акцию с применением оружия заранее.

Между тем вся эта затея, весь план Власова - явиться с оружием в такое оживленное место, как прокуратура - отдает безумием. Было бы гораздо безопаснее подкараулить следователей по одиночке и без свидетелей, вне зависимости от того, планировалось ли им убийство или другое преступление. Уж это даже человек, пусть и недолго проработавший в прокуратуре, должен был понимать. Неужели по молодости лет не понимал?

Впрочем, иногда люди пренебрегают очевидной опасностью - как, например, движимые более сильным чувством, чем страх, или умирающие, или дошедшие до отчаяния. Но утверждать, что Власов был в состоянии подобного рода, пока нельзя - по-настоящему о его побуждениях еще ничего не известно. Известно лишь, что расследовать дело о тройном убийстве и самоубийстве Приморская прокуратура будет под контролем Генеральной прокуратуры - 7 февраля во Владивосток для этого прибыл заместитель генпрокурора Константин Чайка. Ему и предстоит выяснить, что произошло: работал ли одной из прокуратур города психически нездоровый человек или же увольнение с работы, судебное преследование или некие иные события довели его до того, что он схватился за пистолеты.

Мария Мстиславская

Другие материалы