Как Виктор Ющенко побежал впереди прокурора

Президент Украины поторопился заявить о раскрытии дела Гонгадзе

Стремительность, с которой развивается следствие по делу Гонгадазе - убитого 16 сентября 2000 года оппозиционного украинского журналиста - может объясняться несколькими причинами.

Например, генеральный прокурор Пискун утверждает, что с момента своей отставки 29 октября 2003 года и до момента своего восстановления в должности в дни "оранжевой революции" "тайно занимался расследованием дела Гонгадзе". Действительно, к 23 октября 2003 года основные подозреваемые в убийстве журналиста были отлично известны, причем не только генпрокурору, но и всей Украине.

Во-первых, 28 ноября 2000 года - спустя два с половиной месяца после исчезновения учредителя интернет-издания "Украинская правда" Георгия Гонгадзе - лидер Соцпартии Украины Александр Мороз опубликовал аудиозаписи, сделанные сотрудником президентской охраны. На этих записях тогдашний президент Украины Леонид Кучма хотя и не отдавал прямого приказа убить Гонгадзе, но намекал на необходимость решить, "что с ним делать". Еще тогда знакомые с системой круговой поруки в постсоветских органах власти украинцы решили, что подчиненные Кучмы поняли слова президента как приказ о физическом уничтожении журналиста. Поэтому пять лет назад Гия Гонгадзе и стал символом украинской оппозиции и главной жертвой "кучмизма".

Во-вторых, в августе 2003 года в СИЗО умер бывший сотрудник украинского МВД по имени Игорь Гончаров, находившийся под следствием по обвинению в создании преступной группы из работников правоохранительных органов. Вскоре после смерти Гончарова Институт массовой информации опубликовал подписанное им письмо с надписью "обнародовать в случае моей гибели", в котором Гончаров рассказал, как милиционеры убили Гонгадзе по приказу главы киевского УБОПа генерала Астиона и лично главы МВД Кравченко.

Из письма Гончарова мир узнал также имя еще одного сотрудника украинского МВД, якобы имевшего отношение к исчезновению Гонгадзе - генерала Алексея Пукача, по чьему приказу за Гонгадзе до самого дня его исчезновения велась слежка. 23 октября 2003 года по приказу генпрокурора Святослава Пискуна генерал Пукач был арестован. Однако неделю спустя Кучма отправил в отставку самого Пискуна, и Пукач вышел на свободу.

Теперь же, как заявляет Пискун, генерал Пукач (ныне - уже пенсионер) находится в розыске. Еще один предполагаемый исполнитель убийства (Олег Ельцов, редактор издания "Украина криминальная" и большой специалист по делу Гонгадзе, уже заявил в эфире "Пятого канала", что речь идет о генерале Астионе, хотя сам генерал опроврегэту информацию) - под подпиской о невыезде. А в ночь со вторника на среду в ходе совместной операции Генпрокуратуры и Службы безопасности Украины были арестованы еще двое исполнителей - полковники МВД Протасов и Костенко. Что касается экс-главы МВД Юрия Кравченко, то он также был вызван на допрос.

Пока неясно, каким образом прокуратура собирается доказывать причастность всех этих людей к убийству Гонгадзе. Здесь очень кстати пришлась бы до сих пор не найденная голова убитого, в которой, судя по всему, застряла выпущенная кем-то из исполнителей пуля. Однако 2 ноября 2000 года в Таращенском лесу под Киевом было найдено только обезглавленное тело, да и его принадлежность журналисту была признана лишь после проведения множества экспертиз. Во вторник тот же Олег Ельцов заявил, что голова обнаружилась в районе города Белая Церковь. Однако прокуратура была вынуждена опровергнуть его слова и заявить, что нашли всего лишь барсетку покойного и автомобиль,в котором Гонгадзе был убит. Факт обнаружения этих улик подтверждает подлинность показаний задержанных, рассказавших, где искать барсетку. Кроме этого, все указывает на правильность версии, согласно которой Гонадзе был первоначальчно захоронен не в Тараще, а другом месте, и лишь позже тело журналиста перевезли в лес, где оно было обнаружено в октябре 2000 года.

Даже людям, не знакомым с технологиями детективного ремесла, понятно, что столь широкое обсуждение в СМИ данных о ходе расследования дела Гонгадзе снижает вероятность того, что следователям удастся добиться наказания не только его исполнителей, но и заказчиков. Пока газеты и ТВ смакуют подробности операций СБУ, люди, заказавшие Гонгадзе, занимаются заметанием следов - делом нетрудным, учитывая, что с момента убийства прошло почти пять лет и даже доказательства того факта, что за Гонгадзе перед его убийством следили, давно уничтожены. Скорее всего, Генпрокуратура сможет выйти на заказчиков только с помощью показаний исполнителей, а это - дело ненадежное.

На самом деле генпрокурор Пискун, скорее всего, не стал бы так подробно распространяться о деле Гонгадзе, если бы не Виктор Ющенко. Дело в том, что в 16:00 во вторник президент Украины выступил с заявлением для прессы. Он сказал, что дело Гонгадзе практически раскрыто, что задержаны "конкретные убийцы" журналиста и что раскрытие политических убийств, совершенных во время правления Кучмы, является одним из смыслов его, Ющенко, президентской жизни.

Судя по всему, Ющенко, мягко говоря, поторопился с этим заявлением. Сразу после своего избрания на пост президента он пообещал, что уже через два-три месяца дело Гонгадзе отправится в суд. Не сказать этого лидер "оранжевой революции" не мог, так как наказание убийц журналиста благодаря усилиям оппозиционных СМИ и пиарщиков давно превратилось в одно из главных требований украинского народа к прогнившему режиму Кучмы. Став доброй феей, обязавшейся в кратчайшие сроки реализовать мечты украинцев о честной власти и европейской жизни, Ющенко оказался в положении, когда чудеса потребовались ему очень скоро. Раскрытие дела Гонгадзе подходило на роль такого чуда как нельзя лучше. Это и является второй возможной причиной стремительности нынешнего расследования.

Узнав о произведенных задержаниях, Ющенко не смог удержаться и поделился с народом своей радостью. О том, насколько необдуманным было его выступление, свидетельствуют высказывания множества людей, имеющих к делу весьма непосредственное отношение.

Например, Николай Мельниченко - тот самый бывший охранник Кучмы, который передал Александру Морозу президентские "прослушки", так и сказал: "Если заявлять о том, что расследование близится к концу, то тут Ющенко подставляют". Правда, надо сделать скидку на то, что Мельниченко очень плохо относится к генпрокурору Пискуну и уверен, что тот не заинтересован в раскрытии дела Гонгадзе. В феврале 2005 года Мельниченко даже отказался передавать в Генпрокуратуру пленки с разговорами Кучмы, пока ведомство возглавляет "этот человек". Впрочем, такое неприятие личности Пискуна могло быть связано с нежеланием самого Генпрокурора приобщать к делу заветные пленки на том основании, что запись переговоров Кучмы была сделана незаконно. Вчера Пискун от этой позиции отказался, и пленки, скорее всего, попадут в суд.

Хотя Андрея Федура - адвоката матери погибшего журналиста, трудно заподозрить в особой неприязни к прокурору, он тоже недоволен заявлениями о скором завершении расследования. "Я лично воздержусь от высказываний благодарности кому-либо, пока дело не рассмотрит суд", - заявил Федур и выразил сомнение в том, что следствию удастся обеспечить доказательную базу, достаточную для осуждения заказчиков и организаторов убийства Гии Гонгадзе.

Даже верная соратница Виктора Ющенко - премьер-министр Украины Юлия Тимошенко - высказалась сегодня в том духе, что лучше бы дело Гонгадзе не обсуждалось так активно, пока следствие не завершится. Она, как и многие другие, вполне обоснованно опасается, что на прямых заказчиков даже самым опытным детективам выйти не удастся. А если удастся, то пригодных для суда доказательств их вины прокуратура представить точно не сможет.

Впрочем, после сделанного Ющенко заявления, генпрокурору придется так или иначе организовать чудесное раскрытие дела Гонгадзе. В любом случае, это чудо достанется Украине легче и быстрее, чем, например, вступление в ЕС.

Елена Любарская

Другие материалы
Аслан Усоян

Дон Хасан

Главный мафиози России стоял за всеми воровскими войнами и не щадил никого