Новости партнеров

"Лев", "Стрелец" и "голубь-миротворец"

Cможет ли Владимир Путин примирить враждующие субъекты ближневосточной политики

Во вторник, 29 марта, в Израиль прибыла группа российских дипломатов для согласования деталей программы предстоящего визита Владимира Путина в эту страну. Предполагается, что одной из основных тем предстоящих переговоров между российским президентом и израильским премьером станет "сирийская проблема" в целом и российско-сирийское военное сотрудничество в частности.

Заговор

После январского визита в Москву президента Сирии Башара Асада российско-сирийские отношения приобрели характер стратегического партнерства. Сирия начала постепенно превращаться в основного торгово-экономического партнера России на Ближнем и Среднем Востоке. Здесь планируется разместить представительства российских банков, других учреждений регионального сотрудничества, в том числе и военного. По просьбе Москвы Дамаск начал даже корректировать свою внутреннюю и внешнюю политику, чтобы не выглядеть "изгоем" и "пособником терроризма" в глазах США и Западной Европы.

Сирия уже вывела более половины своего 14-тысячного воинского контингента из Ливана. Теперь Дамаск призывает США и Израиль последовать его примеру и вывести свои войска из Палестинской автономии, Ирака и, конечно же, с Голанских высот. Возобновились секретные сирийско-израильские переговоры, которые были прерваны в 2000 году из-за спора по поводу узкой полоски земли возле озера Киннерет. По сведениям газеты Jerusalem Post, проходят они в отеле "Мовенпик" на иорданской стороне Мертвого моря.

Инициатором прямых контактов без предварительных условий выступил сирийский президент. До этого он закрыл офисы всех террористических (антиизраильских) организаций в Дамаске и других сирийских городах, перестал переправлять группировке "Хизбалла" ракеты из Ирана через столичный аэропорт. Башар Асад полностью поддержал главу Палестинской администрации Махмуда Аббаса в его усилиях по достижению палестино-израильского мира, что буквально до февраля этого года считалось нонсенсом в сирийской региональной политике. Сирийский президент предложил американцам совместно патрулировать границу с Ираком и подкорректировал слова главного муфтия страны шейха Ахмеда Кафтаро, который в свое время призвал "мусульман всего мира активизировать нападения на американских интервентов" в Ираке. Наконец, в официальной сирийской прессе несколько поутихла антиамериканская и антиизраильская риторика.

При этом американцы продолжают обвинять Сирию во всех мыслимых и немыслимых грехах. Она, дескать, теперь остается основным арабским "изгоем" (после Ирака), тормозит борьбу "за продвижение свободы и демократии в регионе", продолжает оказывать помощь международному терроризму, работает над проектами запрещенного оружия, имеет прямое отношение к убийству бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири, наконец, создает совместно с Ираном некую "воинственную коалицию" против США и Израиля. С мая прошлого года действуют экономические санкции США против Сирии. "Мы ожидаем, что сирийское правительство прекратит любую поддержку террора и откроет дверь для свободы", - постоянно повторяет Джордж Буш.

По прямому указанию главы Белого дома американские спецслужбы начали прорабатывать варианты переворота в Сирии. 24 марта высокопоставленные чиновники ЦРУ, Госдепартамента и Пентагона провели встречу с представителями сирийской оппозиции, находящимися в изгнании. По сообщению издающейся в Лондоне арабской газеты "Аш-Шарк аль-Аусат", в ходе встречи обсуждались пути подрыва нынешнего сирийского режима во главе с Башаром Асадом. С американцами солидарен Израиль (по крайней мере, на словах). "По сирийским объектам будут нанесены удары, если таким образом можно будет остановить нападения на Израиль", - заявил недавно представитель израильского Минобороны Зеев Боим, обвинив Сирию в причастности к терактам в Израиле и Ливане.

Верните деньги

Можно было бы все это отнести на счет уже привычной воинственной риторики американской администрации и израильского руководства, если бы не одно "но" - антисирийская кампания началась сразу же после того, как Дамаск и Москва объявили о начале "новой эры" в своих отношениях. Обе страны шли к этому долго и трудно. К концу 1990-х годов Москва фактически растеряла накопленный десятилетиями опыт советско-сирийского сотрудничества. Как следствие, Россия оказалась за бортом арабо-мусульманского мира, а Сирия - в политической изоляции.

Больше всего от разрыва с Москвой пострадали сирийские вооруженные силы, почти на 90 процентов оснащенные советским вооружением и военной техникой (ВВТ).

Настоятельные просьбы Дамаска оказать содействие хотя бы в запчастях и ремонте (на эти цели было выделено около 2 млрд. долларов) наталкивались на глухой ропот чиновников тогдашнего "Росвооружения": "Сначала верните миллиардные долги, затем будем вести диалог о новых военных поставках". Сирии, находившейся в состоянии войны с Израилем, такая ситуация казалась смерти подобной. Дамаску ничего не оставалось, как искать защиты у других стран.

В 1998 году был заключен контракт с итальянской фирмой Galileo Avionics на сумму примерно в 266 миллионов евро на осуществление 17 проектов по модернизации техники сухопутных войск. При этом "стержнем" программы стала завершенная к августу 2003 года модернизация 122 танков Т-72 с оснащением их специально разработанной итальянцами новой системой управления огнем TURMS-T, оборудованием для возможности стрельбы российскими управляемыми снарядами "Рефлекс", а также дополнительной бронированной защитой. В конце 1997 года было достигнуто соглашение с Украиной о модернизации 200 танков Т-55 в вариант Т-55МВ, а после его успешной реализации - на модернизацию 300 Т-72, при этом общая сумма контрактов оценивалась примерно в 250 миллионов долларов. В конце 2003 года западные источники сообщали о приобретении сирийцами в Белоруссии партии ПЗРК "Игла-1" стоимостью в 30 миллионов долларов. Известно о сотрудничестве Сирии с Ираном, Китаем и Северной Кореей в области модификации ракетного оружия, в частности, оперативно-тактических ракет советского производства Р-17/Р-300 (Scud) с увеличением дальности стрельбы до 600 километров (Scud D и Scud C28).

При этом на военные нужды в 1990-х годах у Сирии уходило около миллиарда долларов (6 процентов ВВП страны), а отдача была крайне низкой. Запчасти поставлялись далеко не первой категории. То же самое касалось и импортируемого ВВТ. "Чужие" спецы зачастую просто не могли разобраться в серийных "железках", так как Советский Союз имел обыкновение продавать одну и ту же систему с определенными модификациями для каждой отдельной страны. Поэтому большинство самолетов не могло подняться в воздух после капитального ремонта. Зенитно-ракетные комплексы переставали "видеть" цели после казалось бы правильно проведенных регламентных работ.

Внешнеполитическое положение Сирии являлось напряженным и могло быть охарактеризовано как близкое к "осадному". Темпы экономического роста были отрицательными, нефтедобыча падала, быстро увеличивалась демографическая нагрузка, уровень безработицы достигал 20 процентов. Особенно осложнил экономическое и политическое положение Сирии иракский кризис. Из-за начавшихся боевых действий перестал функционировать ирако-сирийский нефтепровод, транзит нефти через который (300 тысяч баррелей в сутки) обеспечивал порядка 40-50 процентов доходной части бюджета страны.

"Искандер", он же Александр Македонский

В 2000 году власть в Сирии перешла к 34-летнему Башару Асаду ("Асад" в переводе с арабского - "лев"). Одновременно со сменой власти в Сирии прошли президентские выборы в России. Владимир Путин, пожалуй, первым в российской правящей элите обратил внимание на плачевное состояние арабо-российских дел. Но все же решающий шаг навстречу сделал "дамасский лев", голубоглазый врач-офтальмолог, который, впрочем, никогда не метил в политики и лишь после долгих уговоров отца согласился стать его преемником.

В 2001 году он направил в Москву тогдашнего министра обороны Мустафу Тласа, который в свое время защитил в Институте военной истории МО РФ докторскую диссертацию по военному искусству Георгия Жукова. Новое кремлевское руководство встречало гостя в лучших традициях советско-сирийской дружбы, как будто и не было мрачного периода пренебрежения и застоя. Как результат - четырехлетний военный контракт на миллиард долларов. За последующие четыре года была приведена в порядок вся бронетанковая техника сирийской армии (танки Т-55 и Т-72; БМП-1), модернизированы ЗРК С-200, самолеты МиГ-25 и МиГ-29. ПВО страны получила зенитно-ракетные системы нового поколения "Бук-М1" и "Тор-М1". Начались поставки самолетов Су-30 и МиГ-31, боевых вертолетов Ка-52, ракетных катеров проектов 12418 и 12421 "Молния".

В Сирию вновь поехали российские военные советники и специалисты, на полную мощь заработала российская военно-морская база (официально - пункт материально-технического обеспечения ВМФ) в Тартусе, ставшая, после ухода из кубинского Лурдеса и вьетнамской Камрани, единственным зарубежным объектом, который могут использовать российские Вооруженные силы в своих интересах, притом на безвалютной основе.

Однако на пути дальнейшей активизации российско-сирийского сотрудничества все еще имелись определенные трудности. Главный тормоз - огромные сирийские долги еще бывшему Советскому Союзу. Это не позволяло вести переговоры о закупках более современного ВВТ. Второе - Москва соглашалась на активизацию двусторонних связей, но при условии, что Дамаск частично подкорректирует свою внешнюю политику, чтобы не портить имидж России. "Вызов" был принят, и 24 января Башар Асад прибыл в Москву.

Канун визита ознаменовался "ракетным скандалом". В израильской печати появилось сообщение, что между Москвой и Дамаском уже практически согласован контракт на поставку в Сирию переносных зенитно-ракетных комплексов СА-18 "Игла" и оперативно-тактических ракетных комплексов СС-26 "Искандер-Э". Документ якобы уже полностью готов и будет подписан Владимиром Путиным и Башаром Асадом. Сирийский президент согласился рассчитаться за сделку наличными. Два миллиарда долларов пожертвовали Саудовская Аравия и Иран.

Действительно, сделка была готова и завизирована лично Владимиром Путиным. Однако в ходе переговоров ее пришлось несколько подкорректировать. Об этом настоятельно просили Израиль и США. Временно из нее был исключен комплекс "Искандер". Объяснение здесь простое: приобретение Дамаском этого оружия автоматически превращало Сирию в региональный центр силы, способный потеснить Египет и, отчасти, Израиль. Если же подобное оружие появится в других арабских странах и в Иране (Тегеран уже высказал свою заинтересованность), то военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке изменится кардинальным образом в пользу арабо-мусульманского мира.

"Искандер" - оружие XXI века, аналогов которого не имеется ни в одной стране мира. Да и не будет, по крайней мере, в ближайшие 20 лет, говорят специалисты Коломенского КБ машиностроения, которые под руководством главного конструктора Олега Мамалыги создали "чудо-машину" в середине 1990-х годов. По сути "Искандер-Э" ("Э" - экспортный вариант) - наследник знаменитой системы ОТР-23 "Ока" (или, как ее называли на Западе SS-23 Spider ("Паук"), несправедливо уничтоженной в конце 1980-х годов в соответствии с поспешно подписанным Михаилом Горбачевым "Договором по ликвидации ракет средней и малой дальности" (РСМД). Тогда, помнится, Запад ликовал, готов был носить на руках первого советского президента. И было за что. Ведь "Ока" обладала многими уникальными возможностями, которые сводили на нет весь потенциал НАТОвской воздушной и ракетной обороны. Эти возможности (плюс технологии сегодняшнего дня) органически "впитал" в себя "Искандер". (Под названием "Искандер-М" опытный экземпляр комплекса в этом году поступит в подразделения Ракетных войск и артиллерии ВС РФ. Эксперты не исключают, что отчасти и эту систему имел в виду Владимир Путин, говоря о наличии принципиально нового оружия, способного защитить страну от любого воздушного удара.)

"Искандер-Э" - это не только оружие в прямом смысле этого слова, но и важный политический инструмент. Конструкторы комплекса вспоминают, что создавался он, в первую очередь, для… мирного разрешения полувекового арабо-израильского кризиса. Отсюда и название - арабский вариант имени Александра Македонского, великого полководца древнего мира, до сих пор пользующегося огромной популярностью в странах Ближнего и Среднего Востока. Комплекс предполагалось продавать как арабским странам, так и Израилю, что создало бы региональный военный паритет и положило конец бесконечным арабо-израильским войнам.

"Стрелец" не для террористов

В ходе московских переговоров было принято решение о продолжении работы совместной группы экспертов. Основная цель - окончательная доработка Комплексной долгосрочной программы военно-технического сотрудничества между РФ и САР на 2005-2010 годы. В МО РФ отмечают, что программа могла бы быть более объемной, если бы Сирия не находилась в состоянии войны с Израилем (с 1947 года) и в стране не действовало бы чрезвычайное положение (введено с середины 1960-х годов). Между тем, списание с Сирии 73 процентов (9,78 из 13,4 миллиардов долларов) долга дало возможность заметно активизировать военные проекты.

В последних числах февраля Москва и Дамаск достигли договоренности о поставках в Сирию зенитно-ракетной системы малой дальности "Стрелец". Что касается "Искандеров", то, по словам начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны генерал-полковника Анатолия Мазуркевича, сегодня продать их Россия не может. В первую очередь необходимо выполнить заказ российских военных - а это 27 пусковых установок и 100 ракет. Только после выполнения этого заказа можно будет говорить об экспорте "Искандеров".

Что касается "Стрельца", то с ним проще. Его основа - ПЗРК "Игла" (из серии устаревших "Стрел" и американских "Стингеров"). Но при этом пусковая установка жестко монтируется на автомобильном или гусеничном шасси. А раз в отдельности использовать ракеты невозможно, значит, элемент скрытности, необходимый террористам, будет исключен. Даже если где-то будет отдельно приобретен пусковой механизм, то изделие не сработает, оно автоматически выйдет из строя. По словам главного конструктора комплекса Руслана Фотина, "Стрелец" представляет собой специальную установку, которая может применяться дистанционно и в автоматическом режиме. Она позволяет производить стрельбу с бронетехники, вертолета, корабля. Сейчас прорабатывается вариант установки модуля "Стрелец" на вертолеты Ми-28 и Ми-24. Комплекс не является переносным ЗРК, а относится к системе ПВО ближнего радиуса действия, и поэтому не подпадает под недавно подписанный российско-американский договор о нераспространении переносных зенитных комплексов.

Примечательно, что российская сторона уведомила премьер-министра Израиля Ариэля Шарона о продаже Сирии зенитного комплекса. Это довольно редкий жест в военной дипломатии. И хотя израильский премьер оказался недоволен решением Москвы, он, тем не менее, высказался за поддержание постоянных контактов с Кремлем, чтобы вооружение не попало в руки радикальных исламских группировок в Ливане. Однако, по сообщениям израильских СМИ, в Иерусалиме не столько обеспокоены ливано-палестинскими радикалами, сколько собственными проблемами безопасности - отныне израильская авиация не сможет беспечно вторгаться в воздушное пространство Сирии и Ливана, как раньше. Но в открытую об этом говорить не принято.

В контракте с Сирией предусматривается право интрузивных проверок, то есть проверок без права отказа тех позиций, где будут размещены "Стрельцы".

Из бульдогов в голуби

22 марта Ариэль Шарон в интервью российским журналистам сказал, что Израиль все еще обеспокоен продажей зенитных управляемых реактивных снарядов Сирии. Поэтому он направил представителей разведки в Москву и ряд других столиц, где они должны представить руководителям органов безопасности дружественных государств "отчет об оценке Израилем террористической деятельности" в ближневосточном регионе. Одновременно правительственный источник в Иерусалиме заявил, что предстоящий визит Путина призван продемонстрировать, что российско-израильские отношения не пострадали в связи с проблемами вокруг запланированной Россией продажи в Сирию оружия, в том числе и комплекса "Стрелец", который в принципе "может быть использован против авиации Израиля или попасть в руки группировки "Хизбалла".

"Россия - великая страна, и с этим необходимо считаться. У нее есть трудности, но они скоро будут решены", - сказал Ариэль Шарон на прошлой неделе в ходе беседы с американскими визитерами и добавил, что он хотел бы вновь, в четвертый раз, приехать в Россию, чтобы наконец-то посетить Биробиджан и свою "родную деревеньку в 35 километрах от Могилева". Он бережно хранит фотографии дома с колодцем-журавлем: "Понимаю Россию так, как никто другой", - утверждает израильский премьер.

Тут же американская New-York Post задалась вопросом - насколько трехстороннее сотрудничество Буша-младшего, Путина и Шарона сможет изменить Ближний Восток? И попыталась ответить: если 27-28 апреля в Израиле Путин предстанет в более позитивном облике, поощряя демократию и торговлю во всем регионе, то тогда проблема сирийских ракет автоматически уйдет на задний план, а ближневосточный процесс с помощью Дамаска выйдет на финишную прямую. "Россия, эта старая медведица, оптимистично настроена в отношении Израиля и хитрого "бульдога", который нашел в лице Москвы настоящего партнера в борьбе с терроризмом, - тайные связи в этом направлении уже дали первые позитивные результаты". Таким образом, заключает газета, в ближайшее время арабский Восток встретится с новыми реалиями, где ранее разобщенные силы будут действовать в одном согласованном направлении.

По крайней мере, Ариэль Шарон полон оптимизма и верит в реализацию задуманного - решить при помощи России, США и Сирии ближневосточную проблему: "Раньше у меня была репутация агрессора-воина. Я принимал участие во всех арабо-израильских войнах. Теперь я голубь-миротворец. Я понимаю важность мира больше, чем какой-либо другой политик".

Владимир Левин

Другие материалы