Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Особенности национальной амнистии капиталов

Президент Путин выступил с предложением легализовать вывезенные из страны капиталы

Выступая с ежегодным посланием перед Федеральным Собранием РФ, президент Владимир Путин затронул тему легализации вывезенного из страны капитала. По его мнению, "необходимо простимулировать приход капиталов, накопленных гражданами, в нашу национальную экономику". Что может стоять за подобной инициативой Кремля?

По словам президента, необходимо "разрешить гражданам задекларировать в упрощенном порядке капиталы, накопленные ими в предыдущие годы". При этом предполагается взимать с владельцев обычный 13-процентный подоходный налог, а сами деньги заносить на счета в российские банки. "Эти деньги должны работать на нашу экономику, в нашей стране, а не "болтаться" в офшорных зонах", - подчеркнул президент.

Помнится, три года назад наш президент также призвал предпринимателей возвращать деньги из офшоров. Но тогда он припугнул их тем, что западные страны ужесточат контроль за офшорными зонами в связи с борьбой против международного терроризма. То ли нервы у наших бизнесменов крепкие, то ли борьба с международным терроризмом до офшоров так толком и не докатилась, но, судя по данным Центробанка за последние годы, чистый вывоз капитала, накопленного российским частным сектором, так и не сменился его чистым притоком. Это что касается официально зарегистрированных транзакций. А нелегально, по данным того же ЦБ, за последние 10 лет страну покинуло 193 миллиарда долларов, возвращаясь обратно под видом иностранных инвестиций из Кипра, Люксембурга и прочих Виргинских островов. А ведь успех осуществления амнистии капиталов напрямую зависит от степени доверия бизнеса государству, которое с тех пор изрядно уменьшилось.

Но если бы проблема касалась только вывезенных капиталов. Теневая экономика в России составляет, по разным оценкам, от 20 до 50 процентов ВВП. И средства, которые обращаются в ней, тоже требуют амнистии. Ведь недостаточная легитимность капитала является тем самым крючком, на котором держат малый и средний бизнес многие чиновники.

В том же 2002 году в правительстве изучалась возможность амнистии капитала. Тогда предлагалось разрешить бизнесменам оставлять на счетах в заграничных банках до 75 процентов вывезенных денег. Но тогда эта идея умерла, так и не родившись как следует. В последний раз об амнистии заговорили в прошлом году. Тогда министр экономического развития Герман Греф не исключил возможности объявления амнистии капитала, оговорившись, правда, что международный опыт не показывает радикальных положительных результатов после проведения такой процедуры. В ее основу должна была лечь бельгийская модель. И вот идея амнистии капитала вновь появилась в речах высших лиц государства…

Однако милостивое разрешение капиталам вернуться не означает, что частные деньги из-за границы тут же потоком хлынут в российскую экономику. Сперва необходимо создать условия для их возвращения. Согласно ежегодному исследованию The Heritage Foundation и Wall Street Journal, по степени экономической свободы Россия находится на 124 месте в мире. Вернувшиеся капиталы обнаружат в России те самые "грубые нарушения прав предпринимателей, а порой и просто откровенный рэкет со стороны государственных структур", о которых говорил Путин в своем послании. Бизнесу это надо? Да еще и 13 процентов за это "удовольствие" платить?

Кстати, на днях рейтинговое агентство Standаrd & Poor's уже слегка охладило всеобщий пыл по поводу досрочной выплаты Россией своих внешних долгов. Агентство не исключило, что может снизить кредитный рейтинг РФ, если объем налоговых претензий к бизнесу в самой стране продолжит расти. Кстати учитывая опыт проведения амнистий капитала за рубежом, необходимо отметить, что после ее проведения обычно следует ужесточение налогового законодательства по отношению к тем, кто не платит налоги. У нас, наоборот, сейчас сам президент вынужден ограничивать аппетиты налоговиков. В ответ на послание главы государства Минфин уже внес в первую часть Налогового кодекса предложения о поправках, упорядочивающих режим налоговых проверок.

Настораживает и другое. В правительстве постоянно говорят о том, что экономика России не переварит лишних денег, отказываясь на этом основании использовать в инвестиционных целях средства Стабилизационного фонда. Теперь же Путин предлагает вернуть в страну капиталы, большая часть которых, разумеется, не в носках будет храниться. В чем же истинная причина "несварения желудка" российской экономики? Может быть, в Кремле уверены, что при попытке тронуть государственные средства их "распилят" по карманам чиновников еще до начала финансирования проектов? "В наши планы не входит передача страны в руки неэффективной и коррумпированной бюрократии", - заявил Путин. Наверное, президенту стоило бы сказать о том, что сначала необходимо вырвать страну из цепких объятий этой бюрократии…

Между тем само слово "амнистия" предполагает наличие вины. Только кто кого на самом деле будет прощать: государство бизнесменов или бизнесмены государство? Учитывая поведение самого российского государства, корректнее использовать другой термин, а именно "легализация капитала". Здесь возникает другой вопрос: не окажутся ли на одной доске предприниматель, "честно" уводивший часть выручки от налогообложения, бандит, сколотивший капитал на продаже наркотиков, и чиновник-коррупционер, продававший свои услуги? Как различать их деньги на этапе легализации? Будут ли при этом соблюдены все требования Рабочей группы при ОЭСР по борьбе с отмыванием "грязных денег"? Не окажется ли так, что будущая амнистия/легализация нужна прежде всего тем, кто знает об уголовном происхождении своих денег? Экономическая свобода их волнует меньше всего. Им главное - получить справку о легальности своего неправедного капитала.

В пользу последнего предположения свидетельствует и намерение президента сократить срок исковой давности по ничтожным сделкам с десяти до трех лет. Таким образом, прощаются не только бизнесмены, но и казнокрады из числа чиновников, дававшие добро на подобные сделки. В условиях современной России подобные предложения напоминают все те же приватизационные аукционы середины 90-х годов, когда, опасаясь смены политического режима, нынешние олигархи потребовали фактической раздачи государственного имущества. Теперь участники тех событий боятся того же и спешат узаконить эту раздачу?

Кроме этого, международный опыт проведения налоговых амнистий и амнистий капитала говорит о том, что подобные мероприятия преследуют фискальные цели, то есть нацелены на пополнение бюджета, особенно в условиях, когда в них зияют огромные дыры. Сейчас в России с бюджетом все обстоит более-менее благополучно, острой нужды в привлечении дополнительных средств нет. Более того, скорее всего поступившие средства придется стерилизовать в том же Стабилизационном фонде.

Может, лучше было бы говорить об амнистии средств, инвестированных в конкретные проекты на территории России? Вот тогда и закрепление прав собственности выглядело бы более чем логичным дополнением к этому решению. В России уже звучали предложения о создании трастового фонда, который будет абсорбировать бежавшие за рубеж средства и направлять их на инвестиционные цели. Правда, подобные идеи сработают только в том случае, если в принятии инвестиционных решений смогут принимать участие сами владельцы средств. А вот необходимость участия государства в подобном фонде подлежит сомнению.

Однако остается еще один важный вопрос. Несмотря на юридически дарованное прощение, приобретут ли капиталы многих бизнесменов легитимность в глазах российского общества? Сегодня граждан пытаются заверить в том, что закрепление итогов приватизации касается и переведенных в собственность квартир. Проще говоря, получается, что у нас с олигархами интересы как бы одни и те же. Так что если итоги приватизации закрепить, то и россияне своих хрущоб не лишатся, и олигархи своих предприятий не потеряют. Это ли не реальное единение общества?

Вот только ни сама власть, ни крупный бизнес никогда себя частью российского общества не считали. А чтобы граждане все-таки смогли почувствовать себя частью большого политэкономического процесса, можно заодно предложить женам простить своих мужей за выведенные ими из домашнего бюджета заначки, а мужьям - простить своих коллег за неудовлетворительное обслуживание долга при открытии им кредитной линии. Только про 13 процентов не забудьте!

Андрей Кириллов

Другие материалы