Маленькая женщина, изменившая большую страну

В США умерла Роза Паркс, инициатор Движения за гражданские права чернокожих

Роза Паркс, фото с сайта Госдепартамента США

В США в возрасте 92 лет умерла Роза Паркс - инициатор Движения за гражданские права чернокожего населения страны. В 1955 году чернокожая швея из штата Алабама отказалась уступить место в автобусе белому человеку. За это ее арестовали и приговорили к штрафу, и тогда местные негры, возмущенные решением властей, начали бойкотировать транспорт. Кампанию протеста возглавил негритянский священник, имя которого через несколько лет стало известно всему миру от Австралии до Чукотки. Пламя неповиновения, вспыхнувшее в одном городе, вскоре перекинулось на все штаты. В итоге Верховный суд США, столкнувшись с невиданным доселе общественным возмущением, отменил расовую дискриминацию в стране. Незыблемая доселе стена расизма дала трещину, а вскоре и пала совсем. И все - благодаря одной маленькой женщине.

Согласно преданию, в 1862 году в ходе Гражданской войны президент Авраам Линкольн, встретившись с автором книги "Хижина дяди Тома" Гарриет Бичер-Стоу, сказал: "Так вот та маленькая женщина, из-за которой началась эта большая война". В 1999 году подобную фразу в адрес Розы Паркс произнес президент Билл Клинтон, вручая ей высшую гражданскую награду страны - Президентскую медаль свободы. 42-й президент США, родившийся и выросший на Юге, в этом бастионе расовой сегрегации, благодарил Паркс совершенно искренне - она действительно изменила Америку.

После того как в США в 1865 году закончилась Гражданская война, которую отдельные упрямые южане до сих пор называют "Вчерашними неприятностями", негры получили свободу. Но, как быстро выяснили недавние рабы, в мире действительно свободных людей их никто не ждал. Ни победители-северяне, ни побежденные южане не собирались давать неграм равные с собой права. "Ниггеры - другие, не такие как мы", - гласило общее мнение. И в штатах потихоньку начали приниматься законы о сегрегации цветных (цветными признавались те, в ком была как минимум 1/32 часть негритянской крови).

По этим законам запрещались межрасовые браки, вводилось раздельное обучение и проживание, сегрегация при найме на работу, и до того воспринимавшаяся как норма, получила официальное признание. Без фанфар и барабанов разделение по расовому признаку вошло буквально во все сферы жизни - от отдельных фонтанчиков с питьевой водой и туалетов до пользования общественным транспортом и свободного времяпрепровождения.

В 1896 году Верховный Суд США постановил, что принцип separate but equal ("разделенные, но равные"), конституции не противоречит. Полвека спустя на другом конце света, в ЮАР, такое положение назовут апартеидом, но в конце XIX столетия в США для подавляющего большинства граждан это казалось нормальным. Разделение не мешало США посылать негритянских атлетов на Олимпийские игры, чтобы они там получали медали во славу "страны свободных и земли героев", формировать из негров отдельные войсковые части и посылать их на фронт, чтобы они с оружием в руках защищали демократию, но о том, чтобы негр и белый могли сесть в автобусе на одно сидение, речи не было.

Окончание Второй мировой войны, в которой солдаты-негры и солдаты-белые сражались плечом к плечу (в том числе и против расизма), никак не повлияло на положение негров в стране-победительнице. "Негр должен знать свое место...", - эта фраза звучала по всему Югу, от Каролин до Техаса. "...И его место - в конце очереди", - добавляли старики, еще помнившие ночные буйства хулиганов в белых балахонах в 1920-е годы. Молодежь воспринимала слова стариков как нечто само собой разумеющееся.

Подавляющее число негров с этим мирилось. Но, к вящему сожалению белых, не все. Вечером 1 декабря 1955 года 42-летняя швея Роза Паркс, работавшая в одном из универмагов города Монтгомери, штат Алабама, возвращалась на автобусе домой и на расслабленную фразу белого: "Уступи место", - ответила отказом. Оторопели все - пассажиры автобуса, водитель, даже полицейский, спешно вызванный на место небывалого доселе происшествия.

Злостную преступницу срочно доставили в тюрьму. Вечером новость обсуждало полгорода - белые с гневом и возмущением ("что она себе позволяет!"), черные - со сдержанным восхищением и жалостью ("смела, конечно, только вряд ли что выйдет"). Отказ Паркс подчиниться закону о сегрегации вызвал неподдельное восхищение у главы профсоюза проводников спальных вагонов Эдварда Никсона. Он немедленно связался с одним из местных молодых проповедников, чтобы обсудить с ним, что делать дальше. В самом Монтгомери священник был фигурой малоизвестной, но негритянская община знала его как человека твердо верующего и подходящего на роль лидера. Звали проповедника Мартин Лютер Кинг.

Из их ночного разговора родилась идея бойкота общественного транспорта. 70 процентов пассажиров городского транспорта Монтгомери, так уж получилось, были с черным цветом кожи. Даже однодневный бойкот нанес бы автобусной компании серьезные убытки. И вот 5 декабря 1955 года ни один монтгомерский негр близко не подошел ни к одному автобусу. В тот же день Роза Паркс "за нарушение общественного порядка" была приговорена к штрафу в четырнадцать долларов.

На этом бы история и закончилась, но Паркс оказалась на редкость неугомонной. Она пошла на шаг, который изумил всех - подала апелляцию. На все попытки благоразумных негров отговорить ее она отвечала словами: "Объясните мне, на каком основании я должна подчиняться этим законам?". Община Монтгомери задумалась и решила продолжить бойкот.

Бойкот длился 381 день. Негры упрямо отказывались ездить в автобусах. Чтобы помочь своим братьям, черные владельцы такси возили граждан Монтгомери на работу и с работы по цене автобусного билета. Прибыль автобусных компаний резко пошла вниз. В ответ мэрия Монтгомери запретила пользоваться такси по сниженным тарифам, а у тех таксистов, кто на свой страх и риск перевозил участников бойкота, отбирала лицензии. Полиция, получив негласную отмашку, начала в массовом порядке арестовывать чернокожих водителей за самые мелкие нарушения правил дорожного движения.

Активизировался и Ку-Клукс-Клан. Заполыхали кресты, на лесных полянах стали собираться угрюмые парни в белых капюшонах, неграм подбрасывались записки с одним словом - "Одумайся!". По негритянским кварталам начали ездить грузовички, пассажиры которых для острастки стреляли в воздух и швырялись во все стороны камнями. У белых полицейских враз обнаружилась близорукость напополам с дальтонизмом: выходки клановцев они не замечали, зато случайно выпавший из кармана у негра носовой платок объявляли нарушением порядка и брали виновника под арест.

Тем временем руководители бойкота обратились с иском в федеральный окружной суд. Надо отдать судьям должное - они могли быть расистами в душе, но принцип dura lex sed lex ("закон суров, но это закон") блюли безукоризненно. Не испытывавшие симпатии к "смутьянам-неграм" судьи постановили, что законы Монтгомери о сегрегации в городских автобусах не соответствуют конституции США. Взбешенная этим решением прокуратура Монтгомери подала апелляцию в Верховный суд страны. И получила отказ - в декабре 1956 года Верховный суд постановил отменить законы о сегрегации городских автобусов в Монтгомери. Это была победа.

Остальное, как говорится, уже история. Автобусы были интегрированы. Была волна насилия со стороны белых, с обстрелами автобусов, избиениями негров, взрывами бомб в их кварталах. Было сопротивление черных. Был Мартин Лютер Кинг, возглавивший общенациональную кампанию за полную десегрегацию Юга.

Был губернатор Алабамы Джордж Уоллес, который в 1963 году лично преградил вход в университет двум поступившим в него черным студентам. Была 82-я воздушно-десантная дивизия, брошенная президентом Кеннеди на защиту черных граждан от местных властей, не желавших починяться федеральным законам. Были марши на Вашингтон, знаменитые слова Кинга "У меня есть мечта…" и Закон о гражданских правах 1964 года, положивший конец дискриминации по цвету кожи. Был первый черный мэр Бирмингема, Ричард Аррингтон, занявший этот пост в 1979 году. Были негры, которые пошли не только в армию и полицию, но и в политику - и некоторым, как Колину Пауэллу и Кондолизе Райс, удалось подняться до самых вершин, вплоть до 4-й по значению государственной должности в США.

И все это началось с поступка одной обыкновенной негритянки из Алабамы.

Обсудить
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Former Utah Gov. Jon Huntsman walks on a platform Tuesday, June 21, 2011, at Liberty State Park in Jersey City, N.J., after announcing his bid for the Republican presidential nomination, (AP Photo/Mel Evans)Многодетный мормон в Спасо-хаусе
Почему Трамп хочет назначить послом в России китаиста без знания русского языка
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Холодная она
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Взрывной блондинки» до «Рокового искушения»
На поклон
Николай II глазами кино — пока без «Матильды»
И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок
Лучшие снимки финалистов фотоконкурса «Точка на карте. Память места»
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве