Новости партнеров

Война авторитетов

Заключенные киргизских колоний стреляют в милицию и режут себе вены

Год 2005-й войдет в историю независимой Киргизии как самый богатый на события во всех сферах общественной жизни - начиная от изгнания многолетнего правителя страны Аскара Акаева и заканчивая побоищами в исправительных колониях. В Бишкеке им пытаются придать исключительно криминальный характер, но если в эту историю оказывается впутанным сам премьер-министр страны, а выходки уголовного "авторитета" приводят к антиправительственным выступлениям, то получается, что политическая и криминальная составляющие в Киргизии сплетены не по-обычному крепко.

После событий 20-21 октября, когда заключенные ИК-31 напали на парламентскую комиссию во главе с депутатом Тынычбеком Акматбаевым (что в конечном итоге закончилось гибелью четырех человек - начальник Главного управления исполнения наказаний Минюста республики Икматулла Полотов, раненный бунтовщиками, скончался через неделю после конфликта), в стране начались массовые митинги протеста. Любопытно, что направлены они были против премьер-министра Феликса Кулова, который, по сути, и утихомирил заключенных, уговорив их прекратить насилие и выдать тела погибших, в том числе тело депутата Акматбаева.

Перед зданием парламента в Бишкеке несколько дней стояли тысячи человек, требовавшие отставки Кулова. По словам очевидцев, митингующие мало напоминали политически сознательную часть населения, не согласную с политикой, проводимой премьером. Участники "антикуловских" акций, опять же со слов очевидцев, на которых ссылались СМИ, своим маргинальным внешним видом наводили на мысли о погромах в Бишкеке в марте этого года. Тем более что и лидер у митингующих был вполне достойный - брат погибшего депутата Акматбаева Рыспек, известный в республике уголовный "авторитет". Генпрокуратура Киргизии обвиняет его в совершении ряда тяжких преступлений, в том числе убийстве полковника милиции.

На митингах в адрес Кулова выдвигались обвинения в том, что премьер своими безрассудными
box#2084086

действиями на переговорах с уголовниками подтолкнул их к насилию (что абсурдно, поскольку Кулов прибыл на зону, когда депутат и его охранники уже были убиты) и вообще своевременно не обеспечил депутату надежную охрану.
Тем более что в колонии 31 содержится единственный киргизский "вор в законе" Азиз Батукаев, у которого с Рыспеком Акматбаевым, мягко говоря, натянутые отношения. Народный гнев набирал обороты (кстати, параллельно проходили акции и в поддержку премьера), и, в конце концов, парламент решился рассмотреть вопрос об отставке Кулова. Впрочем, премьер мог особо не волноваться по этому поводу - депутаты дважды не смогли набрать кворум, поэтому обсуждение данного вопроса так и не началось. А уже через два дня к митингующим обратился президент страны Курманбек Бакиев, и его обещаний разобраться с виновными в гибели Акматбаева хватило, чтобы недовольные разошлись по домам.

Практически незамеченным в это время осталось еще одно событие, которое можно рассматривать как совершенно постороннее, а можно и увязать с выступлениями против Кулова. Неизвестные совершили покушение на водителя премьер-министра Аслана Бутесова. Он получил огнестрельные ранения и был госпитализирован. Никаких подробностей нападения МВД не сообщало, ограничившись заявлением о возбуждении уголовного дела. Хотя Бутесов и не состоял официально в аппарате премьера, он входил в его партию "Ар-Намыс" и работал водителем на общественных началах.

Пока кто-то митинговал, а кто-то охотился на водителей, все силы МВД республики были переведены на усиленный вариант несения службы, а президент республики Курманбек Бакиев потребовал срочно навести порядок в местах лишения свободы. Перед 1 ноября, когда милиция в Киргизии отмечает свой профессиональный праздник, глава МВД Мурат Суталинов на заседании парламента Киргизии сообщил, что пока сторонники Рыспека Акматбаева проводили митинг в Бишкеке, обстановка в стране "была спокойной и наблюдалось снижение количества преступлений". Он объяснил такое положение дел двумя факторами: во-первых, во время подобного социального напряжения криминальный мир не совершает преступлений, а во-вторых, повсеместно была усилена работа правоохранительных органов республики. Однако именно в праздничный для милиционеров день социальное напряжение перетекло в криминальное - зеки опять взялись за оружие.

В день своего профессионального праздника отряд спецназа МВД Киргизии в количестве 300 бойцов прибыл к колонии номер 31 в селе Молдавановка, чтобы вывезти оттуда в СИЗО Службы национальной безопасности пресловутого Азиза Батукаева. В Бишкеке надеялись, что в стенах СНБ у уголовного "авторитета" удастся узнать подробности убийства депутата Акматбаева. Однако этапирование "вора в законе" вызвало буйный протест не только в ИК-31, но и в других "местах не столь отдаленных", расположенных в Чуйской и Джалалабадской областях. Акции неповиновения начались как минимум в семи исправительных колониях и следственных изоляторах республики. В СИЗО города Ош охране удалось взять ситуацию под контроль, локализовав попытку бунта 500 заключенных. Во время подавления бунта в колонии усиленного режима номер 8 в селе Петровка Чуйской области Киргизии произошла перестрелка между заключенными и охраной. Один из содержавшихся в колонии дозвонился до врачей и сообщил, что милиция застрелила одного и ранила двоих человек, а половина заключенных в знак протеста вскрыли себе вены и разрезали животы. В ИК-10 Джалалабадской области весь персонал из-за беспорядков был выведен за пределы зоны. Такое массовое выступление зеков может говорить лишь о том, что у них нашелся серьезный покровитель во властных структурах, который координировал все действия заключенных.

В селе Молдавановка сотрудникам милиции в конечном итоге пришлось фактически штурмовать колонию, причем уголовники отвечали им огнем из стрелкового оружия. В результате был ранен новый начальник ГУИН республики Капар Букеев и еще один боец спецназа. При этом погибли, как минимум, два человека из числа заключенных, хотя некоторые СМИ, ссылаясь на слова зеков, называли и цифру в 20 человек. По словам Букеева, перед тем как штурмовать колонию руководство ГУИН и Минюста долго уговаривали Батукаева добровольно сдать оружие и отпустить заложников, в которые были захвачены две женщины и двое мужчин, приехавшие на свидание к своим родственникам. Но преступник не послушался и начал стрелять со второго этажа общежития, где он проживал. После этого последовал штурм. "У вас волосы дыбом встанут, если вы узнаете, сколько оружия мы изъяли", - сказал Букеев. СМИ сообщают не только о винтовках и пистолетах, имевшихся у зеков, но и гранатах.

По словам очевидцев происходившего в колонии номер 31, осужденные захватили пожарную машину и попытались заблокировать ею ворота, но БТР воинских подразделений ГУИН протаранил баррикаду и прорвался внутрь. Батукаева, заковав в наручники, все же увезли в СИЗО СНБ. После этого начальник ГУИН сообщил, что ко второй половине дня обстановка в "зонах" стабилизировалась, хотя в некоторых из них осужденные объявили голодовку. В частности, в 1-й колонии, которая тоже находится в селе Молдавановка.

Заместитель министра юстиции страны Сергей Зубов сообщил позже, что в двух колониях - 1-й и 8-й - осужденные предприняли попытку массового побега. По его словам, на такой шаг они пошли по приказу Батукаева, который во время зачистки колонии, где сидит сам, приказал по мобильному телефону лидерам "отрицательно настроенных" уголовников начать акции неповиновения. Попытка побега была пресечена часовыми, которые открыли огонь на поражение. В результате погибли 4 человека.

Как считает большинство аналитиков, бурным событиям последних дней в Киргизии не стоит придавать политическую окраску. По мнению исполняющего обязанности начальника аналитического управления Центра политической конъюнктуры Александра Шатилова, "политическую составляющую этого инцидента выделить достаточно сложно". Поскольку формальным поводом для беспорядков послужило этапирование Батукаева из колонии, не исключено, что он обладает влиянием не только в криминальном мире, но и во всей республике, поскольку его деятельность связана с наркобизнесом, считает эксперт. По его словам, речь идет не только о наркотическом рынке, хотя наркотики являются одной из главных статей дохода киргизского преступного мира. "Тот, кто контролирует некие финансовые потоки, тот соответствующим образом и будет определять музыку на территории республики в ближайшей перспективе", - заключил Шатилов.

В самой Киргизии также предпочитают не вспоминать о политике в связи с происшедшими событиями. По версии заместителя генпрокурора республики Хабибулы Абдугапарова, все началось с того, что из-за экономических трудностей в стране осужденным было разрешено принимать передачу в любое время. В результате в "зоны" начали проносить запрещенные предметы. Батукаев фактически начал решать, "кого принимать, а кого нет", вышел из-под контроля администрации и составил свой график "приемов населения". На попытки МВД разобраться с "беспределом" зеки под руководством "вора в законе" и его приближенных ответили бунтами.

Абдугапаров поделился также интересными сведениями об условиях проживания Батукаева в колонии. По словам замгенпрокурора, в его камере были обнаружены два автомата, оптические прицелы, четыре пистолета, нарезное оружие, кинжалы, сабли, большое количество наркотиков и боеприпасов. "На стенах помещения висели фотографии Басаева и Масхадова", - сказал Абдугапаров. В этой связи вспоминается, что ранее киргизские СМИ утверждали, будто Батукаев по национальности – чеченец. На территории колонии "вор в законе" держал трех кобыл, чтобы каждый день иметь свежий кумыс, 15 коз и свору бойцовых собак. Собак он натравил при штурме на сотрудников ГУИН. В момент штурма Батукаев в качестве "живого щита", помимо заключенных, использовал и четырех женщин, которые не имели отношения к колонии, сообщил замгенпрокурора. Среди этих женщин, по его словам, были жена и сноха Батукаева.

С версией замгенпрокурора о причинах бунта можно было бы согласиться безоговорочно, если бы не одно "но" - а причем здесь, собственно, Кулов, которого Рыспек Акматбаев обвиняет ни много ни мало в организации убийства своего брата-депутата? Получается, что находящийся под следствием по делу об убийстве милиционера уголовный "авторитет" обвиняет "авторитета" политического в том, что он убил его брата с помощью "вора в законе", а тот, в свою очередь, инициирует беспорядки, которые только добавляют забот Кулову...

В общем, судя по всему, киргизской прокуратуре, которой предстоит распутывать этот узел, скучать не придется.

Бывший СССР00:0125 сентября

«Главное — не повторять ошибок Украины. Иначе разорвут»

Президент Молдавии Игорь Додон о вступлении в Евросоюз и дружбе с Путиным
Бывший СССР00:0224 сентября

Красные отцы украинской нации

Большевики хотели укрепить власть на окраинах. Так появились настоящие украинцы