Новый красный день

Что мы празднуем четвертого ноября

Впервые отмечаемый в 2005 году День национального единства заменил ставшую давно привычной годовщину Октябрьской революции 1917 года. Теперь главным праздником стал день освобождения Москвы от иноземцев в 1612 году. 4 ноября (26 октября по старому стилю) польский гарнизон, осажденный в Кремле, сдался ополчению Минина и Пожарского.

В 1996 году президент Ельцин своим указом переименовал праздник годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции 7 ноября в День примирения и согласия. Предполагалось, что новое название "смягчит противостояние и примирит различные слои российского общества". Подразумевалось, что противоречия сохранились со времен Октябрьской революции, ввергшей страну в Гражданскую войну.

В исторической памяти 7 ноября оставалось также днем военного парада 1941 года в честь 24-ой годовщины Октябрьской революции. Прямо с Красной площади участники парада отправлялись на передовую.

Следующие после "ельцинского" переименования годы показали, что примирением и согласием в этот день никто не занимался: 7 ноября осталось одним из ключевых дней для проведения митингов левой оппозиции.

Потребность в разрешении спорной ситуации озвучил Межрелигиозный совет России в сентябре 2004 года. Тогда было распространено обращение, в котором лидеры конфессий призвали установить новый государственный праздник - День национального единства. Была выбрана компромиссная дата, позволившая не перемещать заветный осенний выходной: 4 ноября.

В обращении говорилось, что в этот день в 1612 году была освобождена Москва, и "патриотические настроения народа нашей страны, единение всех граждан, независимо от происхождения, веры и положения в обществе, сплочение и солидарность сыграли особую роль в судьбе России".

История

В череде важных событий конца Смутного времени 26 октября 1612 года выглядит только одной из многих ключевых дат. Так, 10 сентября 1611 года избранный земским старостой в Нижнем Новгороде Кузьма Захарович (Козьма Захарьевич) Минин призвал Дмитрия Михайловича Пожарского возглавить ополчение, и князь принял предложение. А 24 августа 1612 года состоялось, возможно, решающее сражение русских войск с поляками. В тот день гетман Ходкевич попытался совершить очередной прорыв к Москве, чтобы доставить продовольствие и свежие силы польскому гарнизону, находившемуся к тому времени в Кремле около двух лет. Объединенными усилиями казаков князя Трубецкого и войска Минина и Пожарского атака была сорвана. Чего стоило уговорить казаков сражаться, для истории сохранила летопись: келарь Троицкого монастыря Аврамий Палицын предложил им монастырскую казну, и только тогда они согласились действовать совместно с ополченцами.

После этой победы началась осада Китай-города и Кремля, где укрывались поляки во главе с полковником Николаем Струсем. Вместе с польским гарнизоном там же находились члены Семибоярщины и их семьи. Осажденные жестоко страдали от голода и, по сообщениям очевидцев событий с обеих сторон, не брезговали человечиной. Зная об этом, 15 сентября князь Пожарский направил письмо с предложением о сдаче. Фактический ультиматум не был принят, и 22 октября начался штурм, в ходе которого поляки оставили Китай-город. На следующий день поляки выдвинули свои условия сдачи, прося сохранить им жизнь.

24 октября через Троицкие ворота Кремля вышли члены Семибоярщины и их родные, в том числе и будущий царь Михаил Романов. Казаки князя Трубецкого едва не разорвали "сидельцев", но их защитило войско Пожарского. 26 октября русские войска вошли в Кремль и, несмотря на достигнутые ранее соглашения, полк поляков под командованием Струся был почти полностью перебит казаками. Только отряд хорунжего Иосифа Будило почти не пострадал, поскольку сдавался князю Пожарскому. Таким образом, 26 октября (или 4 ноября по новому стилю) Кремль был очищен от поляков.

Важнейшее событие произошло 21 февраля 1613 года, когда земский собор избрал царем шестнадцатилетнего Михаила Романова. За него проголосовало 57 представителей духовенства, 136 бояр и высших служивых чинов и 84 представителя городских служивых людей. 25 февраля того же года завершилась передача функций совета новому царю.

В 1618 году наконец было заключено Деулинское перемирие с Речью Посполитой. Одним из его условий был обмен пленными. В результате из Польши на родину вернулся отец нового царя митрополит Филарет (в миру Федор Никитич Романов, отец царя Михаила Федоровича). Кстати, он был обменян на полковника Струся, чудом уцелевшего при сдаче Кремля ополченцам.

В середине XVII века на 26 октября было установлено осеннее празднование иконы Казанской Божьей матери, приуроченное к освобождению московского Кремля. По преданию, казанцы-ополченцы привезли в Москву список своей чудотворной иконы, которая и помогла победить интервентов. При царе Алексее Михайловиче Казанская икона стала официальной покровительницей дома Романовых, а впоследствии и неофициальной заступницей всей России.

Праздник

Нетрудно представить, на какие компромиссы пришлось пойти законодателям, чтобы выбрать в качестве нового государственного праздника 4 ноября. Во-первых, необходимо было сохранить осенний праздник и выходной день, а во-вторых, найти наименее спорную дату из возможных. Поскольку конфессиональная составляющая событий 1612 года не затрагивала ни иудеев, ни мусульман, ни, тем более, буддистов, то Межрелигиозный совет России поддержал эту дату. На пресс-конференции представителей трех главных религий России 2 ноября 2005 года митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл отмел предположения, что праздник народного единения несет признаки полонофобии.

Центр празднования Дня национального единения оказался, между тем, не в Москве, а в Нижнем Новгороде. Именно там в 1611 году усилиями Минина и Пожарского были преодолены сословные разногласия и собрано единое войско для похода на Москву. То есть, в Нижнем празднуют отчасти свой собственный праздник.

У всякой праздничной даты можно найти оборотные стороны, за исключением, разве что, Дня Победы или Нового года. Кто более ценен матери-истории - годовщина революции 1917 года или освобождение Кремля в 1612 году, покажет время.

Юлия Штутина