Новости партнеров

Вторая попытка

В России вновь появились свободные экономические зоны

Ну вот, наконец, и произошло то, что так долго, в течение нескольких лет, пытались осуществить чиновники Минэкономразвития - Россия снова попытается на практике использовать идею создания экономических зон, налоговые и таможенные условия в которых отличаются от всей остальной экономики. Это уже вторая попытка.

На конкурсе, о подведении итогов которого агентство по управлению Особыми экономически зонами объявило 28 ноября, победителями стали шесть российских регионов - четыре зоны, технико-внедренческого типа, будут созданы в Москве, Московской области, Санкт- Петербурге и Томской области. ОЭЗ промышленного типа появятся в Липецкой области и Татарстане.

Ранее сообщалось, что российские регионы подавали на конкурс около тридцати заявок на создание экономических зон, но реализовано в ближайшее время будет не более десяти проектов, поскольку в основной своей массе эти зявки не проработаны.

Конечно, основываясь лишь на итогах конкурса нельзя говорить о том, насколько успешной покажет себя идея с экономически зонами на стадии реализации. Но некоторые особенности итогов выбора проектов ао ОЭЗ уже можно отметить для себя довольно-таки отчетливо. Конкурс выиграли уже существующие, достаточно давно действующие и известные на своих специфических рынках предприятия.

Фактически, речь идет не о создании новых рабочих мест в депрессивных регионах (для чего, в том числе, предполагалось создавать ОЭЗ), а о налоговых и таможенных льготах для уже существующих и успешных конкретных предприятий. То есть, насколько можно судить, гипотетическим иностранным инвесторам предлагается стать миноритарными акционерами в уже существующем бизнесе.

При этом, существенная деталь - ожидаемых преференций не получил, например, перспективный проект компании Volkswagen по сборке автомобилей в подмосковном Ступино. Чиновники особенно подчеркивали, что при подведении итогов конкурса агентство по управлению ОЭЗ учитывало только экономические резоны, и заявление его главы Юрия Жданова о том, что наличие еще одной ОЭЗ на территории Московской области "вызвало бы взрыв", вступает в противоречение с утверждением об исключительно экономических мтоивах принятия решений.

То есть, фактически, речь идет о том, что чиновники стараются максимально отрегулировать действия предполагаемых инвесторов. "Вы можете инвестировать в любую высокотехнологичную отрасль российской промышленности, при условии, если речь идет о зеленоградском производстве микроэлектроники и институте ядерной физике в Дубне" - вот какой в данном случае месседж получили иностранные инвесторы.

Примерно перед таким же выбором ставил своих клиентов Генри Форд, первым наладивший в Америке конвейерное производство автомобилей. "Вы можете купить "форд" любого цвета, при условии, если он будет черным"(any colour you like, so if it's black). У Форда машины покупали, но позволить себе подобные выверты старина Генри вполне мог - ведь он был первым.

Россия же, напротив, нисколько не является единственной страной, организующей свободные экономические зоны. Более того, совсем недавняя российская история содержит в себе чрезвычайно негативный опыт попытки организации ОЭЗ в депрессивных или требующих инвестиций российских регионах, и именно поэтому можно понять российских чиновников, выставляющих инвесторам безальтернативные условия в стиле Генри Форда.

Подобные зоны были законодательно организованы в Угличе, Ингушетии, на Байконуре, в Калмыкии и других регионах, требовавших инвестиций. В результате никакие инвесторы туда не пришли, но зато пришли нефтяники, которые с помощью трансфертных схем превратили эти самые свободные зоны в налоговые дыры, с помощью которых уводились от налогообложения сверхдоходы от экспорта нефти.

Можно также вспомнить и про то, что до сих пор действует режим особой экономической зоны на территории Калининградской области, имеющей справедливую репутацию дыры не налоговой, но уже таможенной. Преимущества, которые при этом получила родина таможенных схем - дешевый импорт продовольствия и отверточная сборка БМВ.

Каковые преимущества кажутся вполне сомнительными, учитывая, что импорт продовольствия убил местное сельское хозяйство, а отверточную сборку автомобилей удалось организовать в последние годы на территории РФ безо всяких особых экономических зон.

То есть, в России при предоставления права выбора им пользуются те, кого стоило бы возможности выбора лишить. Именно отсюда проистекает логика выбора а-ля Генри Форд, продемонстрированная нашими чиновниками.

C другой стороны, есть красноречивый пример Белоруссии, который показывает, чем современная экономика отличается от безальтернативной экономики завода Генри Форда. Свободные экономические зоны (СЭЗ) существуют в Белоруссии уже в течение десяти лет, и все, кого можно лишить права выбора относительно белорусских инвестпроектов, такого права лишены, поскольку экономические свободы в Белоруссии администрируются достаточно хорошо.

Но вот незадача - отчего-то иностранные инвесторы отнюдь не рвутся вкладывать свои средства в белорусскую экономику - за все десять лет существования СЭЗ они привлекли 159 миллионов долларов инвестиций, и о конкретных проектах западных компаний с именами ничего при этом не слышно.

C другой стороны, практика показывает, что именно развитие особых экономических зон стало одним из способов, с помощью которых Китай достиг текущего экономического благополучия. (Правда, не следует списывать со счетов и то, что особые экономические зоны сделали китайскую экономику очень непропорционально развитой с территориальной точки зрения, что вызывает сейчас законное беспокойство китайских властей.)

В общем, ОЭЗ - это экономический инструмент, и, как это бывает с любым инструментом, результаты его использования зависят от умения пользователя. В данном случае, успех или очередная неудача ОЭЗ зависят от чиновников из МЭРТ, которые будут управлять этим процессом, причем им придется следить одновременно как за тем, чтобы право выбора инвесторов не ущемлялось, так и за тем, чтобы это право было жестко ограничено. Такой вот либерально-консервативный парадокс. Но это парадокс лишь кажущийся - соблюдение баланса является одним из важнейших условий успешности любых человеческих начинаний.

Если очередной опыт с ОЭЗ окажется удачным и поможет развивать технологичные отрасли, то наши чиновники смогут оказать отечественной экономике большую услугу. Если нет... все-таки самая большая беда для канатоходцев нашего экономического цирка заключается в слишком толстом слое углеводородных подушек, лежащих на арене. Артистам все равно ничего не грозит, даже если баланс соблюсти не получится.

Павел Рябиков

Экономика00:0113 декабря

Прорыв во все стороны

Почему у россиян рушатся дома, текут трубы и падают лифты
Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет
Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире