Геоэкономические итоги "большой газовой войны"

Меморандум Института национальной стратегии

Директор Института национальной стратегии Станислав Белковский. Коллаж Lenta.Ru

О причинах, рычагах и итогах недавнего российско-украинского газового противостояния, заслуживающего наименования "газовой войны", говорится в новом докладе Института национальной стратегии, директор которого, известный аналитик Станислав Белковский, не в первый раз предлагает читателям Lenta.Ru свое толкование современных политических процессов. Мы публикуем меморандум ИНС в полном виде, с двумя приложениями.

Стратегия для России: региональная держава или сырьевая колония?

В декабре 2005 года президент Российской Федерации Владимир Путин провозгласил новый курс развития страны. По версии Путина, РФ должна стать "глобальным энергетическим лидером", "гарантом энергетической безопасности" Европы и Северной Америки.

Фактически, заявлено, что отныне Россия должна делать ставку на приоритетное развитие топливно-энергетического комплекса с преимущественной ориентацией этого комплекса на экспортные поставки сырья - сырой нефти и природного газа.

Тем самым впервые за постсоветский период существования России официально, прямо и недвусмысленно заявлено об окончательном отказе от прежней ("советско-имперской") доктрины развития страны, которая предполагала приоритетное развитие военно-промышленного комплекса как инкубатора интеллектуально-технологического потенциала нации при наличии собственной развитой фундаментальной науки и многоуровневой национальной системы образования.

Не дожидаясь декларации президента РФ о движении в направлении "энергетической империи" Кремль развязал на постсоветском пространстве "большую газовую войну". Официально ее целью был объявлен переход на рыночные цены за природный газ в расчетах между поставщиком - ОАО "Газпром" и потребителями - странами бывшего СССР. Неофициальных целей войны можно выделить две:

- расширить контроль "Газпрома", его аффилированных структур над газотранспортной инфраструктурой в экс-СССР;

- унизить конкретную страну, с которой у Кремля отношения в последнее время не складываются, - Украину.

Основные известные человечеству итоги этой войны, в целом завершившейся к 10 января 2006 года, таковы:

- Украина покупает российский газ по $95 за 1 тыс. куб.м., Молдавия, Армения, Грузия - по $110 за 1 тыс. куб.м.;

- "Газпром" увеличил свой пакет акций в газотранспортной системе Молдавии, но не смог даже начать переговоры об участии в управлении газотранспортной системой Украины (что было одной из важнейших задач "войны";

- "Газпром" перестал быть монопольным поставщиком российского газа на Украину, а среднеазиатского газа - на Украину и в Западную Европу; эти функции делегированы швейцарской компании "РосУкрЭнерго", которая фактически стала небольшим "Газпромом-2", взяв под контроль всю цепочку поставок среднеазиатского газа через территорию Украины на Запад "Газпром" поделился с "РосУкрЭнерго" также возможностью выхода на европейский спотовый рынок газа; следует ожидать, что в скором будущем эта компания, реальные собственники и бенефициары которой остаются неизвестными, начнет собственную добычу газа в странах Центральной Азии;

- страны Западной и Центральной Европы более не считают Россию в должной мере надежным поставщиком газа (равно как и других энергоресурсов); "великая газовая война" дала мощный импульс поискам других (нероссийских) источников сырья и каналов транспортировки энергоносителей (минуя территорию России), а также альтернативных источников энергии в целом; в частности, с января 2006 года Европа движется в направлении реабилитации и нового витка развития атомной энергетики.

Подробно о причинах, пружинах и результатах "войны" - читайте далее в меморандуме Института национальной стратегии.

Предмет меморандума

Вопрос о том, идет ли сегодняшняя Россия по пути "энергетической державы" или "энергетической колонии", отнюдь не является риторическим. Ведь в зависимости от проводимой государством политики, энергетическая отрасль действительно может стать как инструментом углубляющейся колониальной зависимости, так и опорой нового регионального могущества России. Но для того, чтобы вывести этот вопрос из пропагандистского в аналитическое измерение, необходимо четко обозначить критерии, отделяющие "державный" путь развития энергетики от "колониального". На наш взгляд, опорными в этой системе критериев являются два фактора:

- качественное состояние энергетической отрасли и ее место в структуре национальной экономики,

- возможность использования инфраструктуры ТЭК в качестве инструмента политического влияния и базиса реального суверенитета.

В том, что касается первого пункта, ни структура российской экономики, ни, главное, векторы государственной политики, не дают оснований говорить об удалении от колониально-сырьевой модели. Соотношение внешнего и внутреннего энергопотребления, экспорта сырых нефти/газа и экспорта продуктов их переработки, "вывоза капитала" и инвестиций в основные фонды, - динамика этих и многих других показателей свидетельствует о продолжающейся деиндустриализации страны. И, больше того, о деградации самой энергетической отрасли. Безусловно, одного этого факта вполне достаточно, чтобы, в долгосрочном плане, поставить крест на амбициях "энергетической сверхдержавности". Но, поскольку проблема колониальной структуры экономики требует отдельного рассмотрения и не является предметом настоящего меморандума, мы условно выносим ее за скобки - чтобы сосредоточиться на анализе второго, политического фактора потенциальной "энергократии".

Вопрос о возможностях и формах геополитического использования Россией ее природных и инфраструктурных богатств стал главной темой в освещении газового конфликта с Украиной - основного элемента "большой газовой войны". Если в информационно-пропагандистской (ноябрь 2005 - январь 2006 гг.) кампании российских телеканалов эта тема шла в основном подтекстом, то в комментариях западной прессы она оказалась явно преобладающей. Из статьи в статью кочевало обвинение в том, что вопрос о поставках энергоносителей используется Кремлем в целях обуздания "евроориентированной" Украины и возвращения контроля над постсоветским пространством (см. Приложение 2). Бесспорно, данные обвинения являются во многом надуманными. Развитие конфликта (и в особенности, его разрешение) убедительно показало, что геополитический контроль над Украиной отнюдь не был целью кампании со стороны Кремля. Но отсутствие стратегических мотивов не означает отсутствия стратегических последствий. Ведь даже в тех случаях, когда российское руководство действует ситуативно и узко прагматически (не в политическом, а скорее, в коммерческом смысле слова), западные элиты (в данном случае, прежде всего, Европейский Союз) склонны воспринимать его действия и отвечать - в стратегической логике. Что, несомненно, свидетельствует о глубоком конфликте двух политических культур - современного Евросоюза и сегодняшнего Кремля. Но в рамках данного доклада нас будут интересовать не мотивы действий заинтересованных сторон, а их объективные геоэкономические последствия - до сих пор не оцененные в должной мере.

При подведении итогов "газовой войны" мы рассмотрим как прямые последствия вступления в силу соглашения от 4 января, так и общее изменение контекста энергополитических взаимоотношений России с ЕС, Украиной и государствами Средней Азии.

1. Хроника "газовой войны"

Российско-украинская "газовая война" носила, в первую очередь, не экономический и не коммерческий, но подчеркнуто пропагандистский характер. Стороны придали торговому спору характер публичного конфликта, который всегда имеет свою логику, не сводимую к "рациональному" конфликту интересов. Поэтому, воссоздавая событийный сюжет "газовой войны", целесообразно рассмотреть по отдельности информационно-пропагандистское содержание конфликта (см. Приложение 1 и Приложение 2) и его предметное содержание. Нижеследующая событийная выборка призвана дать панораму энергополитических отношений России и Украины на всем протяжении данного конфликта, отсчет которого следует вести фактически с весны 2005 г.

Российско-украинский конфликт вокруг поставок газа начался в марте 2005 года со столкновения двух проектов создания консорциумов по управлению газотранспортной системой Украины: российского и украинского. 9 марта прошли переговоры президента Украины Виктора Ющенко и главы немецкой корпорации Ruhrgas Бурхарда Бегманна о создании украинско-германско-польского консорциума для поставок газа Европу. В это время Украина получила кредит Deutschebank в размере 2 млрд. евро на 7 лет, на достройку нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк с участием Казахстана и развитие добычи газа до 30 млрд. куб.м. газа.

19 марта 2005 г. президент России Владимир Путин посетил Украину. В ходе консультаций на высшем уровне затрагивался вопрос о российско-германско-украинском консорциуме и передаче под его управление украинских газопроводов. Ющенко после саммита заявил о том, что украинские газопроводы навсегда и на 100% останутся в собственности Украины.

22 марта Ющенко совершил официальный визит в Туркменистан. Было принято решение о создании четырехстороннего консорциума (Украина, Туркменистан, Казахстан, Россия) по транспортировке газа в Европу. Ранее Украина отказалась входить в российско-германский консорциум по управлению существующей газотранспортной системой Украины, заявив о возможности создания консорциума по строительству новых трубопроводов.

После визита Ющенко было заявлено о сокращении бартера за транзит российского газа с 23 млрд. куб.м. до 15 млрд. куб.м. в 2009 году. 29 марта Украина предложила повысить с 2006 года тарифы на транзит до $1,75-2 за 1 тыс. куб.м. на 100 км, и полностью отказаться от бартера. Работа компании "РосУкрЭнерго" - посредника, действующего на постсоветском газовом рынке с 2004 года - была подвергнута критике Украиной.

26 апреля начались переговоры Ющенко с председателем правления ОАО "Газпром" Алексеем Миллером по вопросу пропажи из подземных хранилищ газа (ПХГ) 7.8 млрд. куб.м. "голубого топливо". В переговорах участвовали также премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, первый заместитель министра топлива и энергетики Украины, глава НАК "Нефтегаз Украины" Алексей Ивченко. В период с 13 октября 2004 по 22 марта 2005 года "Газпром" отправил 40 заявок НАК "Нефтегаз" на использование газа из ПХГ, но выполнены они не были. Миллер предложил Украине заплатить $3,5 млрд. за газ и $800-900 млн. компенсации за упущенную выгоду.

В середине июня 2005 года Ивченко заявил о том, что в ПХГ Украины найден российский газ, и предложил его вернуть в течение трех кварталов с 40%-ным дисконтом. 28 июня "Газпром" в одностороннем порядке принял решение о зачислении 7,8 млрд. куб.м. в счет бартера за транзит, и уведомил Украину о поставке до конца года 1,1 млрд. куб.м. газа. Фактически, "пропавший" газ был выкуплен компанией "РосУкрЭнерго".

6 июля состоялась рабочая встреча Миллера и Ивченко, в ходе которой Миллер заявил о повышении цен на газ с $50 до $160 за 1 тыс. куб.м. Рассматривался вопрос о пропаже газа.

18 июля в ходе переговоров между "Газпромом" и "Нефтегазом" было достигнуто соглашение о зачете 7,8 млрд. куб.м. в бартер по транзиту, а также о том, что за долг "Нефтегаза" перед "РосУкрЭнерго" в 5,25 млрд. куб.м., сбытовая компания выплачивает $800 млн. "Газпрому".

В середине августа, перед началом переговоров "Нефтегаза" и "Газпрома" об условиях поставок и транзита газа на 2006 год, в офисах "Нефтегаза" сотрудниками Службы безопасности Украины (СБУ) были проведены обыски, и в хищении 7,8 млрд. куб.м. газа был обвинен бывший глава "Нефтегаза" Юрий Бойко. Инициатором этих действий была тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, которая хотела избавиться от "РосУкрЭнерго" (компании, в создании которой принимал участие, среди прочих, Юрий Бойко) и заменить ее на "своего" посредника - группу "Итера". Переговоры начались 22 августа, и на них министр топлива и энергетики Украины Иван Плачков предложил оставить без изменения цену на газ на 2006 год. Министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко отказался поддержать это предложение. Плачков и Христенко решили обязать компании договориться о тарифах к 10 сентября.

31 августа заместитель председателя правления ОАО "Газпром" Александр Рязанов объявил о стартовой цене поставок на 2006 год - $180 за 1 тыс. куб.м. 1 сентября "Нефтегаз" объявил о возможности повышения тарифа на транзит с $1,09 до $3,5 за 1 тыс. куб.м. на 100 км. "Газпром" заявил в ответ, что тариф может быть поднят только до $2 - среднеевропейской цены за транзит.

8 сентября Ивченко объявил о том, что Украина намерена покупать в Туркменистане по 60 млрд. куб. м. газа в течение 25 лет. С Туркменистаном было подписано соответствующее соглашение.

23 сентября Плачков заявил о том, что Украина готова перейти на денежный расчет с 2007 года, а предложения "Газпрома" противоречат условиям соглашения 2003 года.

28 сентября было подписано соглашение между "Газпромом" и "Узтрансгазом" (Узбекистан) о транспортировке газа в 2006-2010 годах. Рязанов заявил, что с 1 января 2006 года Россия становится оператором поставок газа из Туркменистана, а также, что у Туркменистана до 2028 года свободного газа нет.

14 октября Туркменистан отказался от продажи газа без участия "Газпрома", и президент Туркменистана Сапармурат Ниязов предложил Украине выплатить $500 млн. за ранее поставленный газ.

11 ноября прошли безрезультатные переговоры "Нефтегаза Украины" и "Газпрома". Украина настаивала на сохранении старой цены на газ, Россия требовала повышения до $160 за 1 тыс. куб.м. 14 ноября начались новые переговоры Плачкова и Христенко в Киеве. Христенко предложил три условия: заранее оговоренный объем транзита с предоплатой 50-75% объема; Украина или транспортирует или платит за неперекачанный газ; формула расчета цены и транзитный тариф согласовываются. Христенко предложил до 15 декабря заключить соглашение на уровне министерств, а 23 декабря вынести на заседание российско-украинской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Прежние договоренности Христенко назвал неприемлемыми, подтвердив, что будет установлена цена на российский газ, поставляемый в Украину, на уровне $160 за 1 тыс. куб.м.

16 ноября начался визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на Украину. В ходе переговоров Назарбаева с Ющенко и преемником Юлии Тимошенко, премьер-министром Юрием Ехануровым обсуждались возможности совместной добычи нефти и газа в Казахстане. Также был подписан план сотрудничества на 2006-2007 годы. 17 ноября стало известно о начале работ по транспортировке сжиженного природного газа (СПГ) из Казахстана на Украину и строительства терминала для СПГ в Керченском порту. ЕБРР выделил кредит в размере $25 млн. Формальным инициатором проекта выступила казахстанская компания "АЕГаз-Терминал".

23 ноября состоялся телефонный разговор премьер-министра России Михаила Фрадкова и Ющенко, в котором последний заявил о неготовности Украины оплачивать российский газ по новой цене ($160). В тот же день Фрадков отменил свой визит в Киев.

Украина предложила оплачивать поставки вооружениями со складов своих вооруженных сил, но 28 ноября "Газпром" отклонил этот вариант, снова подтвердив принцип расчета по "европейским" ценам. 30 ноября секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Анатолий Кинах заявил том, что Украина окажет негативное влияние на поставки российского газа в Европу, и что ЕС поддерживает позицию Украины. 2 декабря Ющенко заявил, что готов рассмотреть все вопросы открыто на основании "рыночного подхода".

7 декабря Фрадков пообщался с главой Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу, который выступил за продолжение российско-украинских переговоров. Верховная Рада Украины предложила компромиссный вариант, продажи 17 млрд. куб.м. по цене $50, 8 млрд. - по $80-82, при транзитном тарифе $1,09. "Нефтегаз" гарантировал транзит при цене $50 за 1 тыс. куб.м. до 2009 года, и заявил, что цены и тарифы установлены соглашением от 9 августа 2004 года. Рязанов заявил, что переговоры продолжаются.

8 декабря состоялся телефонный разговор Ющенко с Путиным. Ющенко подтвердил свою готовность к диалогу на основе рыночного подхода. Путин в тот же день заявил о том, что сохранение прежних цен нанесет России ущерб в $4,6 млрд. в год.

9 декабря А. Ивченко уволен с поста заместителя министра топлива и энергетики Украины за выступление в Верховной Раде, в котором он намекал на возможность ареста российского газа в 2006 году, как контрабандного. Фактически увольнение было инициировано премьером Ю. Ехануровым, который разошелся с главой "Нефтегаза Украины" во взглядах на стратегию переговоров с Россией. Кинах заявил о том, что максимально возможная цена природного газа для Украины составляет $103 за 1 тыс. куб.м.

9 декабря создано украино-казахстанское ООО "ТрансМунай" для строительства и последующей эксплуатации нефтепровода из Казахстана до терминала "Южный" Одесского порта.

12 декабря начались новые переговоры Плачкова и Христенко. Христенко заявил о том, что предлагаемая Украиной цена (на уровне $80 за 1 тыс. куб.м.) не обеспечивает рентабельности "Газпрома" и потому неприемлемы. 13 декабря Ющенко заявил о необходимости переходного периода для адаптации к новому уровню цен.

19 декабря премьер-министр Украины Юрий Ехануров прибыл в Москву и провел переговоры с Фрадковым. Ехануров упомянул различие условий поставок для Украины и Беларуси. Фрадков связал вопрос с организацией газотранспортного Консорциума [по управлению газотранспортной системой Украины] и предложил согласовать поставки на 2006 год, а остальное - по мере принятия условий концессии на пользование украинскими трубопроводами. Премьеры договорились о продолжении переговоров на уровне компаний. 20 декабря Ехануров заявил о том, что решение вопроса может быть передано в Стокгольмский арбитражный суд, и потребовал от России проекта межгосударственного соглашения и проекта формулы цены.

22 декабря Плачков провел неудачные переговоры о возможности приобретения в Туркменистане 8 млрд. куб.м. газа за счет законтрактованного Россией объема.

23 декабря "Газпром" заявил о прекращении поставок газа с 1 декабря 2006 года, а также выставил новое требование о цене в $230 за 1 тыс. куб.м. Согласно новым предложениям российской газовой монополии, часть суммы в оплату природного газа Украина может внести акциями предприятий, желательно создание газотранспортного Консорциума, в котором "Газпром" может получить до 50% акций. Ехануров отказался и обратился к странам-гарантам нераспространения ядерного оружия с просьбой оградить от давления. В тот же день он провел консультации с послами США и ЕС на Украине. Министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк заявил о возможности выхода его страны из СНГ и о недопустимом "газовом шантаже" со стороны России.

27 декабря Плачков заявил о подписании договора с Туркменстаном на поставку газа по $60 за 1 тыс. куб.м. подчеркнув, что документ уже лежит у него в портфеле.

30 декабря Миллер заявил о прекращении с 10.00 1 января поставок газа. Ющенко предложил осуществлять поставки до 10 января вплоть до разрешения ситуации. Источники в "Газпроме" утверждали о готовности понизить цену до $145 за 1 тыс. куб.м.

31 декабря Путин предложил оставить старую цену на первый квартал 2006 года, при введений новых цен ($230) со второго квартала 2006 года. "Нефтегаз" передал в "Газпром" официальный отказ от российских условий.

1 января в 10.00 "Газпром" сократил поставку на 120 млн. куб.м. в сутки и обвинил Украину в незаконном отборе газа. Минтопэнерго Украины обвинило "Газпром" в присвоении украинского газа, купленного в Туркменистане. Госдеп США выразил озабоченность ситуацией и поддержал принцип постепенного перехода к рыночным ценам. Комиссар ЕС по энергетике Андрес Пиебалгс принял решение о созыве 4 января заседания в Брюсселе координационной группы по газу.

2 января Украина несанкционированно отобрала 95 млн. куб.м. газа. Ющенко заявил о том, что Россия не оплачивает газом свой транзит, и газ в Европу поставляется за счет Украины. Ехануров призвал экономить газ. "Газпром" отправил дополнительно 95 млн. куб.м. газа для Европы. Заместитель председателя правления ОАО "Газпром", глава компании "Газэкспорт" Александр Медведев пообещал восстановление газоснабжения к вечеру 3 января.

3 января отбор составил 118,7 млн. куб.м., европейские потребители ощущали нехватку газа. Фрадков призвал председателя Совета ЕС Вольфганга Шлюсселя оказать давление на Украину. Украина и Молдавия просили ЕС помочь в установлении цены и определения переходного периода. ЕС высказался за продолжение переговоров.

В ночь на 4 января в главном офисе "Газпрома" на ул. Наметкина в Москве достигнуто соглашение Миллера и Ивченко на поставку российского газа по цене $230 в объеме 16,5 млрд. куб.м.. "РосУкрЭнерго" поставляет газ по цене $95. За 1 тыс. куб.м. на границе Украина-Россия. Транзитный тариф поднят до $1,6 за 1 тыс. куб.м на 100 км.

5 января госсекретарь США Кондолиза Райс назвала политику России в газовом вопросу несоответствующей положению члена G8. МИД России заявил, что это проблема российско-украинских двухсторонних отношений, и больше ничего. Туркменистан объявил о повышении цен до $60.

6 января заместитель председателя НАК "Нефтегаз" Андрей Лопушанский заявил о том, что Украина не будет покупать российский газ у "РосУкрЭнерго", но в тот же день конфликт был исчерпан. Ехануров заявил, что к 16 января будет представлен проект межправительственного договора. 7 января еврокомиссар Пиебалгс вынес официальное распоряжение о создании во всех странах ЕС запасов газа на два месяца в качестве "профилактической меры".

11 января "Нефтегаз Украины" и "КазМунайГаз" договорились о подписании соглашения о совместной добыче нефти и газа.

2. Российско-украинский "мирный договор": явные и тайные пункты

2.1. Провал газовой блокады: принуждение к миру. Эфемерность "газового рычага".

Анализ основных событий "большой газовой войны" приводит нас к принципиально важному для понимания ситуации выводу: в ситуации неурегулированных отношений по транзиту "газовая блокада" Украины не могла быть эффективным рычагом давления со стороны России. Вопреки утверждениям официальных представителей "Газпрома" и созданному благодаря кремлевским СМИ мифу, Россия как по политическим, так и по технологическим причинам не может надолго (свыше 2 недель) "перекрыть газовый вентиль" и блокировать поставку газа Украине. Неудивительно, что широко разрекламированная блокада Украины продлилась де-факто лишь до 3 января. "Медведев-горелка-шоу" (25 декабря 2005 года зампред правления ОАО "Газпром", глава "Газэкспорта" Александр Медведев демонстрировал в эфире Первого канала процедуру выключения газовой горелки - как символ грядущего отключения газа недоговороспособной Украине) было не более чем рекламным трюком, не имеющим оснований в реальности.

Необходимо особо выделить технологическую невозможность т.н. "газовой блокады" Украины с российской стороны. Особенности устройства российской Единой системы газоснабжения (ЕСГ) позволяют сделать вывод о фактическом отсутствии у России так называемого "газового рычага", ставшего главным оружием в декабрьской PR-войне России и Украины. Дело в том, что регулировать дебет отдельных скважин на российских газовых месторождениях фактически невозможно без существенных временных и финансовых потерь, и поэтому совокупный дебет всех скважин (и, соответственно, дневной объем добычи газа) является величиной постоянной. Добываемый же газ необходимо куда-то направлять, а значительных свободных емкостей в подземных хранилищах газа (ПХГ) у России просто нет. То есть, если "Газпром" добывает в среднем ежедневно примерно 1,65 млрд. куб.м. газа, то изменить этот показатель в сторону уменьшения за короткий промежуток времени не удастся, и "лишний" газ придется либо сжигать, либо все же поставлять на Украину (в направлении Украины).

Применение "рычага" связано с тремя значительными ограничениями. Во-первых, политика "сжигания газа" есть варварский шаг с экономической точки зрения: ведь за уничтоженный газ Россия не получает вообще ничего. Во-вторых, такие шаги есть безумие с экологической точки зрения и, в частности, прямо противоречат Киотскому протоколу, ратифицированному РФ 18 ноября 2004 года. В-третьих, "сила" рычага напрямую зависит от времени года: зимой его применить гораздо сложнее, чем летом, т.к. для компенсации пиковых нагрузок на энергосистему в период похолодания газ накапливают.

Подземное хранилище газа является комплексом, включающим в себя инженерно-технические сооружения (компрессорную станцию, установки осушки газа, газосборные пункты, скважины, внутрипромысловые газопроводы), а также естественные или искусственные емкости для хранения топлива в горных породах. "Газпром" на территории России в настоящий момент располагает 24-мя подземными газовыми хранилищами газа (ПХГ): 17-ю в истощенных газовых месторождениях и 7-ю в водоносных пластах. Эти хранилища расположены, в основном, вблизи крупнейших конечных потребителей газа (крупные города, в первую очередь, Москва). Так, например, самое крупное ПХГ - Касимовское (около 8 млрд. куб.м. активного объема) - находится в Рязанской области и обеспечивает стратегический резерв газа для Москвы на зимний период. В настоящий момент строятся еще 5 ПХГ. Общий объем всех 24 ПХГ оценивается примерно в 114 млрд. куб.м. Но активный объем - часть ПХГ, которая оборудована скважинами, компрессорами и т.п. и куда можно закачивать газ - достигает лишь 65 млрд. куб.м. Таким образом, совокупный резерв газа в РФ на данный момент не может превышать 65 млрд. куб.м.

В российских СМИ озвучивалась информация (со ссылкой на представителей министерства топлива и энергетики России), что свободные мощности 24 российских ПХГ превышают 47,4 млрд. куб.м., из чего делался вывод, что "Газпром" якобы может в течение двух лет не поставлять российский газ Украине. Если оценить разницу между общим и активным объемом, то получается примерно эта цифра. Но для перевода объема из общего в активный (то есть реального, а не виртуального расширения емкости ПХГ) требуются огромные временные и финансовые ресурсы. В 2002-2005 гг. прирост активного объема (активной емкости) российских ПХГ составлял в среднем 2,5 млрд. куб.м. в год, а до этого показатели приращения были и того меньше. Более того, согласно утвержденной "Газпромом" "Программе-700" на работы в 2005-2010 гг. по подземному хранению газа в РФ "Газпром" намерен направить $2,2 млрд., что даст прирост активного объема всего в 15,9 млрд. куб.м. Но для приращения этих почти 16 млрд. куб.м. нужно не менее 5 лет, более $2 млрд. на создание 15 компрессорных цехов и более 300 скважин для ПХГ. Как заявил в 2004 году член правления "Газпрома" и директор департамента компании по транспортировке и подземному хранению газа Богдан Будзуляк, "построить ПХГ труднее, чем даже газовую магистраль: уходит много времени на поисковые работы, расчеты, подготовку и перестраховку от возможных техногенных катастроф". Когда ПХГ возводится на месте отработанного месторождения, приходится бурить большее количество скважин, чем использовалось в процессе его эксплуатации. Если же строительство ведется в водоносных пластах, где прежде газа никогда не было, требуются еще более масштабные затраты.

Таким образом, что резко увеличить мощности ПХГ не получится, а зимой они забиты фактически "под завязку" - свободными остаются не более 2-3 млрд. куб.м. (само руководство "Газпрома" в декабре 2005 года рапортовало, что накопили аж 62,5 млрд. куб.м.). Предположим гипотетически, что в результате срыва соглашения 4 января, Россия перекрывает пресловутый "газовый вентиль", и те 58 млрд. куб. м., которые поставляются через ЕСГ на Украину из Западной Сибири (Уренгойское, Ямбургское, Заполярное и другие месторождения) идут в российские ПХГ. Средняя суточная производительность всех ПХГ России составляет примерно 477 млн. куб.м., максимальная - 568 млн. куб.м. Образуются излишки добычи в размере 159 млн. куб.м. ежедневно, и производительность российских ПХГ позволяет их закачивать. Тогда временной ресурс до заполнения всех ПХГ составляет 12-18 дней - при условии, что не лютые морозы не породят повышенную потребность в газе со стороны внутренних потребителей.. Однако и эти расчеты чрезмерно оптимистичны, в реальности зимний ресурс "рычага" еще меньше: в отношении ПХГ действуют фактор ограниченной маневренности, так как нельзя одновременно потреблять газ и закачивать через одну и ту же группу скважин. Летом же, когда в основном идет закачка газа в ПХГ и его потребление минимально, "газовый рычаг" становится более эффективным - тогда "Газпром" может прекращать подачу газа в направлении Украины на несколько месяцев без необходимости сжигания, а только заполняя освободившиеся емкости в ПХГ.

"Газпром" всегда проявлял повышенный интерес к увеличению активного объема ПХГ, но этому мешала не только прижимистость газового гиганта в части инвестиций в собственную инфраструктуру, но и иные факторы. Так, когда в конце февраля инвестиционная программа "Газпрома" на 2005 год была представлена на обсуждение в правительство, планы компании по увеличению мощностей ЕСГ вызвали критику ряда министерств. В частности, министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф заявил, что "Газпром" должен сделать акцент на развитии газодобычи и увеличении экспорта, а не на увеличении емкостей для хранения газа. Попытки же "Газпрома" обзавестись дополнительными ресурсами для хранения газа в самой Украине не увенчались успехом. В декабре 2005 года представители российской газовой компании предлагали взять в аренду или купить 3 украинских ПХГ общим объемом от 3 до 5 млрд. куб.м. рядом с западной границей Украины, но получили отказ (всего Украина располагает 13 ПХГ с активным объемом около 30 млрд. куб.м.).

Избавиться от излишков газа, перепродав его в Западную Европу, "Газпрому" тоже не удастся. Даже если предположить, что Украина будет пассивно наблюдать за происходящими событиями, не касаясь российских экспортных объемов (а ожидать этого абсолютно нереалистично), общая пропускная способность газотранспортной системы Украины на выходе из страны равняется, по оценкам экспертов, всего 135 млрд. куб.м. вместо официально декларируемых 170 млрд. куб.м.. Альтернативный маршрут "Ямал-Европа" уже загружен по максимуму, а "Голубой поток" пока что способен поставлять газ лишь Турции и полностью зависим от потребностей этой страны в "голубом топливе". От закупленных по контрактам туркменских, казахских и узбекских объемов отказаться также вряд ли удастся - мощности ПХГ этих стран ограничены, а заморозить добычу без потерь, как было указано выше, невозможно.

Таким образом, можно заключить, что пресловутый "газовый рычаг" принадлежит скорее области PR-мифов и его реальную силу не стоит переоценивать. Россия не могла по-настоящему отключить Украине газ. И в Москве, и в Киеве это хорошо знали и знают.

Тем не менее, решающую роль в провале "газовой блокады" сыграли все же не технологические, а политико-экономические факторы. Представители Европейского Союза настаивали на том, что доставка газа до потребителя входит в сферу ответственности (и сферу рисков) поставщика. Перспектива выплаты неустоек европейским партнерам за недопоставку газа по долгосрочным контрактам сулила "Газпрому" значительно большие ежедневные издержки, нежели те, что несла украинская сторона. Подписание соглашения 4 января, накануне рассмотрения вопроса в структурах ЕС, было в этом смысле вполне закономерным. Посредническая схема, озвученная руководителями "Газпрома" и "Нефтегаза", позволила обеим сторонам сохранить лицо в развязанной информационной войне, но вызвала массу новых вопросов. Пропагандистские машины, разумеется, поспешили распространить заявления о "победе". Но даже аналитические СМИ в обеих странах пока не дают полноценной картины произошедшего, что вынуждает нас особо тщательно рассмотреть реальные условия и последствия Протоколу от 4 января 2005 года.

2.2. Схема поставок газа согласно Соглашению от 4 января

Схема поставок и взимания транзитной платы в тексте соглашения прописана следующим образом (орфография и пунктуация оригинала сохранены):

В области обеспечения транзита принадлежащего "Газпрому" (ООО "Газэкспорт") и "РосУкрЭнерго" природного газа через территорию Украины и Российской Федерации Стороны согласовали на срок до 01.01.2011 года ставку платы за транзит в размере $1,60 США за 1000 куб. м на 100 км. расстояния.

Стороны заключат соответствующие контракты с целью формирования, начиная с 01 января 2006 г., годового товарного баланса газа компании "РосУкрЭнерго" в следующих объемах:

По закупкам:

- 41 млрд. куб. м туркменского газа, подлежащего закупке у ООО "Газэкспорт" и "Нефтегаз Украины" в имеющихся в их распоряжении объемах;

- до 7 млрд. куб. м узбекского газа, подлежащего закупке у ООО "Газэкспорт" с целью, в частности, свопирования с поставками газа в Закавказье;

- до 8 млрд. куб. м казахского газа, подлежащего закупке у ООО "Газэкспорт" с целью, в частности, свопирования с поставками газа в Закавказье;

- до 17 млрд. куб. м российского газа, подлежащего закупке у ОАО "Газпром" по цене, определяемой по формуле, исходя из базисной цены газа (Ро

Авторский коллектив Института национальной стратегии: Станислав Белковский, Дмитрий Верхотуров, Владимир Голышев, Роман Карев, Михаил Ремизов, Юрий Солозобов

подписатьсяОбсудить
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
В бой идут одни старики
Ностальгия и запах бензина на «ГУМ-Авторалли Gorkyclassic — 2016»
Бу-дэб-пешт
Новый танец Хэмилтона и другие события гонки Формулы-1 Венгрии
Навсегда в прошлом
Современные спорткары с очаровательным ретро-дизайном
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей