Новости партнеров

Тайна горной Чечни

Борцы с терроризмом ушли от Кадырова к боевикам

Стала приоткрываться завеса тайны над загадочной крупномасштабной операцией по поимке лидеров чеченских боевиков Шамиля Басаева и Доку Умарова, о которой сообщалось в начале марта. Никаких подробностей этой акции, в которой было задействовано до трех тысяч сотрудников правоохранительных органов, до сих пор не приводилось. И вот теперь выясняется, что охота шла вовсе не на Басаева, а на отряд Антитеррористического центра Чеченской республики, который в полном составе и с оружием в руках подался в лес к боевикам.

Информацию об этом газете "Московские новости" подтвердили источники в спецслужбах. По их данным, численность взбунтовавшегося отряда составляет от 40 до 100 человек. Об их командире известно только, что он имел радиопозывной "Мулла".

Измена борцов с терроризмом, призванных ловить немногочисленных оставшихся боевиков, судя по всему стала неприятным сюрпризом для чеченского руководства, усиленно пытающегося убедить федеральный центр в том, что ситуация в республике стабильна и находится под полным контролем Грозного. Именно этим объясняется растерянность и противоречивые высказывания руководителей Чечни и силовых ведомств.

Так, 8 марта премьер Чечни Рамзан Кадыров заявил о том, что подразделения республиканского МВД ведут в горах интенсивные поиски Шамиля Басаева. Он особо подчеркнул, что "костяк этих отрядов составляет амнистированные боевики, которые имеют огромный опыт участия в боевых действиях, знакомы с тактикой участников бандформирований и знают местность". Глава чеченского правительства также пояснил, что Басаева никак не могут поймать только из-за того, что ему помогают иностранные спецслужбы.

Спустя пару дней информацию о проведении операции по поимке Басаева и его соратника Доку Умарова подтвердил президент Чечни Алу Алханов. Причем необходимость сообщить об этом показалась ему настолько неотложной, что комментарии он давал, находясь в Алжире, в группе сопровождения Владимира Путина.

Алханов также сказал, что тщательно подготовленная операция проводится уже полторы недели, однако комментировать в этой связи слухи о боях в окрестностях Ведено он отказался.

Еще больше запутали ситуацию представители федеральных и чеченских силовых структур. Представитель пресс-центра МВД России на Северном Кавказе Николай Варавин заявил газете "Новые известия", что спецоперация в районе Ведено проходит по инициативе МВД Чечни и в боях участвуют преимущественно чеченские милиционеры. Также из центрального аппарата российского министерства поступили сведения, что в Ведено отправился чуть ли не весь личный состав МВД ЧР, включая начальство.

Однако в пресс-службе республиканского МВД информацией о боях в этом районе не располагали. В приемной главы МВД Чечни Руслана Алханова сослались на администрацию Веденского района, которая утверждала, что "все там тихо с самого начала марта". А вот в ФСБ Чечни от журналистов "Новых известий" и вовсе первый раз услышали о столкновениях в Веденском районе.

Тот же Кадыров, первым рассказавший о новой спецоперации по поимке Басаева, в интервью "Российской газете" от 22 марта заявил, что Басаева вообще нет на территории республики. Тогда, спрашивается, кого же ловили три тысячи милиционеров в начале месяца? И почему, если операция была столь крупномасштабной, она не дала хоть каких-нибудь результатов? В конце концов, если уж и не Басаева с Умаровым, то каких-либо боевиков рангом поменьше можно было бы изловить, хотя бы для очистки совести.

Но дело, по-видимому, все-таки не в лидерах сепаратистов. Как полагает бывший министр печати и информации Чечни в правительстве Завгаева Руслан Мартагов, сообщениями о спецоперации по поимке Басаева пытались закамуфлировать факт измены одного из элитных чеченских подразделений, подчиняющегося непосредственно Рамзану Кадырову.

Всего, по разным оценкам, под ружьем у Кадырова находится от 5 до 18 тысяч человек, входящих в разнообразные силовые структуры. Основу этих подразделений составляют бывшие боевики, амнистированные после завершения активной фазы второй чеченской кампании. На вооружении у них находится даже бронетехника.

Кадыровцы называют своими врагами "ваххабитов", среди которых значительную часть составляют выходцы из Дагестана, а также ближнего и дальнего зарубежья. В том же Дагестане, по оперативным данным, проводит большую часть времени и Басаев. Туда же, скорее всего, ушел и мятежный отряд.

В недавнем телеинтервью Кадыров утверждал, что в Чечне осталось не более 750 боевиков. В другом интервью он заявил об окончательном разгроме бандформирований, от которых осталось лишь несколько "одиозных лидеров". В уже упомянутом интервью "Российской газете" премьер вспомнил боевую молодость: "Я помню себя во время первой кампании, несколько дней в лесу еще можно выдержать, а потом все равно надо спускаться в села, мыться, пополнять запасы, отогреваться, лечиться".

Кадыров не открыл никакого секрета, сказав, что для продолжения сопротивления боевикам нужна поддержка местных жителей. По словам премьера, его людям сразу становится известно, если в села заходят боевики. И это подтверждает хроника сообщений из Чечни, где с завидной регулярностью проходят задержания боевиков и их связных, а также обнаруживаются все новые и новые схроны и тайники с оружием, принадлежащие зачастую давно уже уничтоженным группировкам.

Чем менее заметной силой в республике становятся боевики, тем все большее влияние приобретает Кадыров и его окружение, которые уже контролируют практически всю территорию Чечни. На это и рассчитывали стратеги в Москве, когда решили подавить сопротивление нелояльных Кремлю чеченцев руками земляков. Но усилившаяся гвардия Кадырова начинает вести себя все более независимо, нередко вступая в стычки с федералами. А теперь, как видно, и внутри нее начались разногласия.

Пока что Кадыров усиленно доказывает уставшей от чеченского конфликта Москве, что он является для нее максимально приемлемым партнером. Москва, в свою очередь, всячески поощряет своего ставленника, хотя иногда ей приходится приводить его в чувство, как было в случае с попыткой выгнать из Чечни датские гуманитарные организации.

Несмотря на внешнее благополучие ситуации, аналитики бьют тревогу, вспоминая, чем закончилась попустительство авторитарным режимам Дудаева и Масхадова. Без сомнения, такому региону, как Чечня, нужен крепкий управляющий. Но если в Кремле думают и дальше сохранить Чечню в составе России, то у власти в республике должен стоять не один из кланов, что неизбежно вызывает недовольство остальных, а нейтральный наместник, который будет выступать в роли арбитра при решении внутричеченских споров и разногласий.