Либеральный ад

Президент Жак Ширак принял договор первого найма для молодежи

Как и ожидалось, французский президент выбрал "позицию двух стульев" - он принял закон о первом трудовом контракте, но потребовал внести в его текст поправки по конфликтным положениям. Закон был опубликован второго апреля в официальном издании правительства Official Journal. Но решение Жака Ширака не удовлетворило ни манифестантов, ни инициатора закона премьер-министра Доминика де Вильпена. Первые заявили о том, что продолжат забастовки до полной отмены молодежного договора, а второй явно обиделся на президента, хотя и скрыл это.

Политическая надстройка

На французском телевидении с началом мартовской революции студентов и профсоюзов появился ролик, выпущенный манифестантами. Он рассказывает не о конфронтации граждан и правительства из-за трудового контракта, а затрагивает социальные предпосылки, породившие ситуацию бунта в стране. По мнению авторов ролика, нынешнее французское общество создано для богатых, остальным же грозит "либеральный ад", в котором царит несправедливость и куда приглашают всех циники-политики. Сегодня последних, по мнению авторов, возглавляет премьер-министр Франции Доминик де Вильпен.

Нынешнему главе французского правительства не удалось сохранить лицо. Его позиции были подорваны решением президента принять контракт первого найма с поправками ключевых положений (испытательный срок сокращен с двух лет до одного года, а слова "увольнение без объяснения причин" вычеркнуты вообще). На протяжении почти месяца манифестаций Доминик де Вильпен сопротивлялся внесению каких-либо изменений в свое детище - трудовой закон. В пространном интервью газете Le Journal du Dimanche он заметил, что сделал управленческие ошибки в решении спорных положений трудового договора первого найма, его просто не поняли те, на кого закон и был направлен (т.е. выпускники вузов).

Отметим, что премьер упомянул именно об "управленческих", а не о принципиальных ошибках. То есть де Вильпен по-прежнему считает себя правым, не желая отступать от своих жестких позиций ("самая большая ошибка была бы в том, если бы мы ничего не сделали для сокращения безработицы"). Он косвенно согласился с решением президента, заявив, что не ощущает себя "брошенным человеком" и продолжает чувствовать поддержку Жака Ширака. Однако, очевидно, что он оказался в роли политической жертвы, на которую президент шел вынужденно, чтобы снизить напряжение в обществе, и, думается, не без сожаления.

О том, что именно премьер-министр попадет под удар, было ясно заранее - его рейтинг и так изрядно пострадал с началом беспорядков (с 52 процентов поддержки в феврале он упал ниже 40 процентов сегодня). Но изменения в законе не снизили революционный задор манифестантов, поэтому уступка президента выглядела бессмысленной. Демонстранты отказываются принимать предложение Ширака, выступая за полную отмену закона о труде. В подтверждение своих требований на четвертое апреля ими запланирован второй этап общенациональной забастовки. 28 марта профсоюзы уже продемонстрировали силу протестного движения, выведя на улицы французских городов три миллиона сторонников.

Ширак должен был сделать выбор между двумя своими возможными преемниками. И выбор пал на министра внутренних дел Николя Саркози. Чиновник, который на протяжении месяца не предпринимал решительных шагов против демонстрантов, предлагая переговоры взамен митингов, сейчас должен стать основным переговорщиком от правительства. Профсоюзы могут надеяться на серьезные послабления, так как Саркози выступает за "замораживание" контракта и продолжение широкого диалога двух конфликтующих сторон. Его рейтинги выше, чем у премьера де Вильпена. Причем уровень одобрения французами действий главы МВД растет с ноября 2005 года, когда он продемонстрировал политическую волю для решения проблемы иммигрантов, проживающих в городских предместьях Франции. Если Саркози удастся разрешить спор с профсоюзами, президентское кресло ему будет обеспечено.

Ситуация с Саркози отчасти напоминает события 1968 года, когда выступивший на переговорах с манифестантами премьер-министр Франции Жорж Помпиду смог не только прекратить забастовки, но и получил необходимые политические очки для будущего президентства.

Экономический базис

Стоит поговорить о том "либеральном аде", против которого выступают профсоюзы и левые партии Франции. И остановиться на той его части, которая и вызвала массовую волну демонстраций, - на безработице.

С одной стороны, новый закон о труде (он имеет также второе название - "закон равных возможностей") предполагает сокращение количества безработных молодых французов - таковых сегодня насчитывается от 23 до 40 процентов. Но с другой стороны, он ориентирован на работодателя, а не на наемного служащего. За утверждение этого закона активно выступают малые и средние предприятия, которые раньше не могли уволить сотрудника (даже нерадивого), не понеся серьезных материальных затрат. Работодатель был обязан единовременно выплатить до 15 процентов от суммы, которую заработал увольняемый за все время работы в компании (а это, как правило, несколько десятков тысяч евро). Но вместе с тем не стоит забывать, что новый закон также наложил серьезные обязательства на работодателей и повысил социальные льготы для безработных.

По экспертным оценкам, Франция занимает одно из первых мест в Европе по уровню безработицы. Причем в этой стране она имеет "застойный характер", когда человек длительное время не работает по специальности, теряя квалификацию. Росту безработных способствует и приток иммигрантов. Иллюстрацией этого факта были выступления арабской молодежи в ноябре прошлого года, которые тоже требовали рабочих мест и социальных гарантий. Труд во Франции стоит дорого, поэтому работодатели зачастую не стремятся принимать новых служащих, предпочитают компьютеризировать производство.

Правительство французской республики с начала 90-х годов прошлого века стремилось снизить активный рост уровня безработицы. Первые шаги в этом направлении были связаны с введением неполного рабочего дня и частичной занятости (когда продолжительность рабочего времени в неделю на одну пятую меньше официально установленной). Это позволило увеличить количество рабочих мест. Предприятия, которые вводили такую систему, освобождались от обязательных социальных взносов.

Комплексно решить эту проблему намеревались в пятилетнем законе о труде, принятом 20 декабря 1993 года ("Закон Обри" - по имени министра труда Франции). Тогда было впервые введено юридическое препятствие для оперативного сокращения персонала на предприятиях, несмотря на то, что это было необходимо для быстрого реагирования на изменения деловой активности рынка. Данная мера стала причиной начала полемики французских патронов (владельцы предприятий) с правительством о процедуре увольнений и гибкости рынка труда, продолжение которой, как мы видим, выплеснулось на улицы французских городов.

Следующим шагом правительства Франции стало принятие "закона Робьена" (нынешний министр образования Франции Жиль де Робьен в 1996 году в качестве депутата Законодательного собрания выступил автором дополнений к трудовому законодательству). Он предусматривает введение налоговых льгот для предприятий, которые за счет сокращения рабочего времени будут принимать на работу новых служащих либо избегать сокращения персонала.

В 1997 году к власти во Франции пришло левое правительство, которое ставило своей приоритетной задачей снижение безработицы, и особенно среди молодежи. Но проблема так и осталась неразрешенной. Выяснилось также, что в целом повышение темпов экономического роста не приводит к уменьшению числа безработных. Сейчас же наблюдается снижение темпов роста экономики Франции.

С 1995 года президентом французской республики остается Жак Ширак, однако острота социальных проблем, особенно связанных с созданием новых рабочих мест и трудоустройством молодежи, не спадает. Тем более, когда любые попытки побороть их вызывают негативную реакцию тех, к чьей пользе направлены преобразования. Сегодня профсоюзы, слепо отвергая предложения возобновить диалог с правительством, теряют хорошую возможность потребовать от властей дополнительные социальные гарантии для молодежи.

Очевидно, что в политической элите Франции наметились фавориты будущей предвыборной гонки за президентское кресло. Николя Саркози во время переговоров по первому трудовому контракту может получить поддержку лидеров левых партий на долгосрочную перспективу, ведь на прошлых президентских выборах именно социалисты и коммунисты сыграли ключевую роль в победе Жака Ширака во втором туре голосования. Доминик де Вильпен потерял в противостоянии с профсоюзами значительное количество потенциальных сторонников, но его шансы остаются довольно высокими. Возможно, именно де Вильпен и Саркози могут встретиться во втором туре выборов президента в 2007 году, и тогда все будет решаться на уровне неформальных договоренностей с другими политическими силами.

Руслан Кадрматов

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло
Мир00:02 8 июня

Черный товар

Они ловят девочек и превращают их тела в фабрики детей. Младенцы идут на продажу