Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Он один Такоев

Генпрокуратура считает, что увлечение руководства Северной Осетии футболом привело к захвату бесланской школы

Громкий скандал, связанный с нецелевым расходованием средств республиканского бюджета, разгорелся в Северной Осетии. По требованию Генпрокуратуры РФ отстранен от занимаемой должности и взят под домашний арест руководитель администрации президента Северной Осетии и правительства республики Сергей Такоев, являющийся по совместительству президентом футбольного клуба "Спартак Владикавказ" (эта команда до недавнего времени была известна под названием "Алания").

По версии следствия, будучи заместителем председателя республиканского правительства, Такоев причинил ущерб бюджету на сумму более 200 миллионов рублей. В прокуратуре насчитали десять эпизодов преступной деятельности чиновника, а замгенпрокурора РФ Владимир Колесников отметил, что Такоеву могут быть предъявлены новые обвинения, так как продолжается расследование его деятельности на посту председателя национального банка республики.

По словам Колесникова, Такоевым "был разработан преступный план финансирования" "Алании", в связи с чем ему предъявлены обвинения в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. При этом адвокаты Такоева уточнили, что речь идет не о хищениях, растрате, присвоении денежных средств или получении взяток. Защита пояснила, что их клиент брал кредиты у банков на развитие футбола в Северной Осетии, что было неправомочно с юридической точки зрения. Дело в том, что 2001-02 годах футбольный клуб являлся госучреждением, а потому финансироваться мог только из республиканского и муниципального бюджетов.

Проблема состоит в том, что расплачиваться по долгам пришлось бюджету Северной Осетии. Начиная с 2002 года, республика была вынуждена выплатить кредиторам клуба 203 миллиона рублей, а в настоящее время судами рассматриваются аналогичные исковые требования на сумму еще более 100 миллионов рублей.

Такоев оказался самым высокопоставленным, но не единственным республиканским чиновником, против которого выдвинуты обвинения. Также следствие ведется в отношении бывшего министра финансов Северной Осетии Константина Уртаева, бывшего председателя правительства республики Михаила Шаталова и бывшего руководителя республиканской налоговой службы Чермена Зангиева. Все они находятся под домашним арестом.

Экс-премьер, по словам Колесникова, уже успел раскаяться в правонарушениях и вернул в республиканскую казну около шести миллионов рублей, что будет учтено судом при вынесении приговора.

Неприятности для североосетинских чиновников начались в сентябре 2005 года, когда в рамках следствия по Беслану была проведена прокурорская проверка. Возглавлявший ее Колесников не нашел никаких нарушений в работе следственной бригады, однако обратил внимание на излишне вольное обращение с бюджетными средствами республики.

В частности, следствие заинтересовала поддержка футбольного клуба "Алания" из североосетинской казны. Например, Шаталов, возглавлявший клуб в бытность премьером республики, пустил на его содержание средства, зарезервированные на развитие социальной сферы, в том числе образования, здравоохранения и реформы ЖКХ. По словам Колесникова, клуб финансировался даже в ущерб программе поддержки ветеранов.

Кроме того, по данным следствия, бизнес-структуры республики также должны были выделять средства на содержание клуба, которому по личному указанию тогдашнего главы североосетинского Минфина разрешили не платить налоги. Только с 2004 по 2005 годы такая политика в отношении клуба нанесла республиканскому бюджету ущерб в 38 миллионов рублей.

В результате Генпрокуратура подала в арбитражный суд во Владикавказе иск о ликвидации акционерного общества "Футбольный клуб "Алания", который был удовлетворен. Клуб потерял статус профессиональной команды, не пройдя процедуру лицензирования в первом дивизионе, и теперь будет играть в низшей футбольной лиге под названием "Спартак Владикавказ".

В памятном для "Алании" 1995 году, когда она стала единственным немосковским клубом, выигравшим чемпионат России, на ее содержание тратилось до полутора процентов республиканского бюджета. К моменту захвата школы в Беслане у команды уже был серьезный титульный спонсор - известный производитель алкогольной продукции, который после теракта переключился на финансирование социальных программ родного города (компания "Исток" базируется в Беслане).

Между тем Генпрокуратура нашла связь между сверхлимитным финансированием "Алании" и терактом. По мнению Колесникова, средства, выделенные на футбол, первоначально предназначались на содержание силовых подразделений, которые должны были охранять административную границу между Северной Осетией и Ингушетией. В итоге они были расформированы, что и помогло террористам беспрепятственно проникнуть в Беслан.

Подобные выводы Генпрокуратуры вызвали протесты в Северной Осетии, где считают расследование коррупционных дел попыткой замолчать вялотекущее следствие по Беслану. По словам анонимного источника газеты "Коммерсант" в республиканском правительстве, "уголовные дела начали заводить только после того, как руководство республики и потерпевшие стали выражать недовольство ходом расследования трагедии в Беслане".

В результате получился замкнутый круг. Североосетинская общественность, прежде всего в лице комитета "Матери Беслана", видит причины теракта в политике Москвы на Северном Кавказе и требует привлечь к ответственности руководство силовых ведомств. Колесников же, направленный по приказу Путина для проверки жалоб на неэффективное расследование теракта, нашел виноватых на месте: мол, не на то, что надо, деньги потратили, и вот к чему это привело.

Некоторая доля объективности есть, конечно, в позициях обеих сторон, но ситуацию осложняет то, что в данном случае затронуты очень влиятельные в республике люди. Того же Такоева считают фактически правой рукой президента Северной Осетии Таймураза Мамсурова, который пока что никак не комментирует факт возбуждения уголовного дела против главы своей администрации. Между тем в регионе уже началась кампания по сбору подписей в защиту Такоева, и в конфликт вокруг расследования теракта в Беслане втягиваются все новые и новые силы.

На сегодняшний день расклад таков: виновными в теракте признан единственный уцелевший террорист, не считая его организаторов; под подозрением находится руководство районной бесланской милиции, недоглядевшее за вверенным ему городом, и республиканские чиновники, направившие средства не по адресу. Самое интересное, что, вполне вероятно, именно совокупность этих факторов и сделала теракт возможным. Однако за неудачные действия подчиненных всегда несет ответственность командир. А кто является командиром в этом случае и какую ответственность он должен нести, пока что никто не решается сказать.

Россия00:0317 октября

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?»

Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей