Новости партнеров

Кулаева оставили жить

Вынесен первый приговор по теракту в Беслане

Во Владикавказе оглашен давно ожидавшийся приговор Нурпаше Кулаеву, участвовавшему в захвате бесланской школы в сентябре 2004 года. Сенсации не произошло. Единственного оказавшегося в руках следствия террориста приговорили к пожизненному заключению в колонии особого режима. Первоначально гособвинение потребовало для Кулаева смертной казни. Однако суд учел соблюдаемый Россией мораторий на применение исключительной меры наказания. Кроме того, у Кулаева нашлись смягчающие обстоятельства в виде двух малолетних детей и отсутствия прежних судимостей.

Процесс над ним начался год назад, 17 мая 2005 года, и поначалу привлек огромное внимание журналистов и жителей Беслана. На первом заседании все желающие даже не смогли попасть в зал Верховного суда Северной Осетии, где слушалось дело Кулаева. Тем разительней был контраст с последними слушаниями, на которые свидетелей приходилось доставлять участковым милиционерам по повестке прокуратуры.

Кулаеву были предъявлены обвинения по девяти статьям уголовного кодекса России, самые тяжкие из которых - убийство и терроризм. При нападении террористов на школу номер один в Беслане, которое было совершено утром 1 сентября, были захвачены более тысячи заложников. Из них погибли 330 человек, в том числе 187 детей. Кроме того, при освобождении заложников получили ранения 46 сотрудников правоохранительных органов, а также 797 мирных граждан. По первоначальной версии, все захватившие школу боевики, кроме Кулаева, были уничтожены.

Еще до начала суда возникли сложности с защитой обвиняемого. Никто из адвокатов не хотел отстаивать интересы террориста. В конце концов, суду пришлось назначить защитника в приказном порядке. Выбор пал на Альберта Плиева, которому предстояло соблюсти все полагающиеся в таком случае юридические формальности. По его словам, он был на тот момент дежурным адвокатом и не мог отказаться. 19 мая прошлого года на пресс-конференции во Владикавказе Плиев сказал, что не считает, что на его карьере после этого дела можно поставить крест, подчеркнув, что защита Кулаева является для него профессиональной обязанностью и ничем более.

По версии Генпрокуратуры, Кулаев входил в банду, специально сформированную Масхадовым, Басаевым и Абу-Дзейтом для захвата бесланской школы. Боевиков снабдили огнестрельным оружием и боеприпасами, а также наркотиками и камуфлированной формой. Координация и непосредственное руководство действиями террористов были поручены жителю Ингушетии Руслану Хучбарову, известному под прозвищем "Расул" и имевшему позывной "Полковник".

Накануне теракта, 31 августа, Хучбаров собрал всех участников нападения в лагере, расположенном в лесу близ села Пседах Малгобекского района Ингушетии. Там он проинформировал сообщников о цели операции и распределил между ними задачи. По мнению следствия, нескольким членами банды, в том числе и Кулаеву, поручалось блокировать здание школы и прилегающую территорию, обеспечить захват наибольшего количества заложников и насильственно удерживать их в здании школы. Сторона обвинения утверждает, что когда 3 сентября начался штурм школы Кулаев вместе с другими террористами открыли огонь по заложникам, пытавшимся бежать из школы.

Между тем сам Кулаев в ходе следствия неоднократно заявлял, что стрелял только в воздух и никого не убил. Он не признал себя виновным ни по одному из выдвинутых против него обвинений и заявил суду, что в Беслан он попал против своей воли. По его словам, к этому его якобы вынудили, и он, как и многие другие боевики узнал о цели захвата только по прибытии на место.

Кулаев также привел свою версию начала штурма школы, в результате чего и погибло большинство заложников. По словам террориста, снайпер застрелил боевика, "который стоял на кнопке" замыкания электродетонатора, что и послужило причиной взрыва. Версия же прокуратуры заключается в том, что бомба, подвешенная под потолком спортзала, куда согнали заложников, упала на пол, потому что отклеился скотч, которым она была укреплена. Взрывной волной отбросило боевика, который держал одну ногу на педали другого взрывного устройства, и при размыкании электроцепи эта бомба тоже сработала. А затем от детонации взорвались еще несколько самодельных мин.

Подсудимый также рассказал, что после первых же взрывов он вышел в столовую и выпрыгнул из окна во двор школы, где и был задержан. Официальная версия захвата школы в Беслане строилась во многом и на показаниях Кулаева, однако, в ходе судебного процесса, он заявил, что ряд показаний на следствии он дал под давлением, и отказался от них.

Тем не менее, при оглашении приговора в Верховном суде Северной Осетии Кулаев был признан виновным по всем пунктам обвинения. При этом было отмечено, что данные обвиняемым показания полностью подтверждаются данными следствия и свидетельствами пострадавших.

Финальная часть процесса началась 16 мая. В первый день зачитывания приговора произошла сенсация. В суде было официально заявлено, что точное число террористов, захвативших бесланскую школу, остается неизвестным. В тексте приговора говорилось, что теракт совершили "Кулаев и 18 лиц, уголовное дело против которых прекращено в связи с фактом их смерти, а также другие неустановленные члены банды".

По первоначальной версии следствия, всего было 32 террориста, 31 из которых был уничтожен, а один сдался властям. Свидетели и потерпевшие неоднократно заявляли, что на самом деле боевиков было больше, и что многих из них они не опознали в числе убитых террористов. В пользу этой версии говорит и то, что хотя, по официальной версии, следствия, все боевики были уничтожены в школе в ходе штурма, спорадические перестрелки продолжались по всему Беслану вплоть до позднего вечера 3 сентября 2004 года.

Выступая на пресс-конференции после вынесения приговора Кулаеву, замгенпрокурора Шепель признал, что следствию неизвестно точное количество террористов. Более того, он сказал, что Генпрокуратура никогда не утверждала, что школу захватили 32 боевика, и попросил журналистов, которые пишут на эту тему, поделится имеющимися у них сведениями.

Вызывает удивление, что за все прошедшее после теракта время следствие так и не смогло сосчитать хотя бы приблизительное количество боевиков. Ведь в его распоряжении имеется несколько сотен очевидцев из числа бывших заложников, которые провели более двух дней в захваченной террористами школе. Вместо этого в прессу просачивались сумбурные сведения о боевиках, которых видели потерпевшие, и которых не было в числе убитых террористов.

Именно из-за этой неопределенности и возникают предположения, что следователи скрывают правду. В тексте приговора указано, что террористы приехали в Беслан из ингушского села Пседах на грузовике ГАЗ-66. При этом все необходимое для совершения теракта они привезли с собой, в том числе два мощных фугаса, шесть самодельных взрывных устройств на базе противопехотных мин, "пояса смертников" и большое количество огнестрельного оружия.

Однако если предположить, что террористов было больше, то сразу обращает на себя внимание показания свидетелей о том, что часть боевиков уже находилась в школе к моменту начала теракта, и кроме того часть вооружения также была заблаговременно пронесена в школу. Эту версия прокуратура опровергает, cчитая виной всему халатность местных милицейских властей.

Вторым камнем преткновения в бесланском деле является момент начала штурма 3 сентября и причины такого большого количества раненых и погибших заложников. Согласно версии Генпрокуратуры, первый взрыв в спортзале школы, где находились заложники, произошел в 13:05. Официальное следствие настаивает, что виновниками взрыва были боевики, тогда как в альтернативных расследованиях утверждается, что причиной детонации взрывных устройствах стал внешний фактор.

Между тем, если вспомнить хронологию http://lenta.ru/articles/2004/09/01/school/, то первоначальная неофициальная версия гласила, что момент первых взрывов в школе находились сотрудники МЧС, которые прибыли для вывоза тел убитых заложников. Договоренность об этом была достигнута с боевиками. Именно в этот момент по до сих пор неустановленной причине сдетонировала одна из заложенных боевиками бомб. После этого в общей суматохе заложники стали разбегаться, а террористы открыли по ним огонь.

Только тогда в бой вступили солдаты и местные ополченцы. Около 14 часов пришло сообщение, что вся школа находится под контролем спецназа, тогда как боевики пытаются прорваться в город. В прямом эфире НТВ слышны звуки стрельбы и взрывы. В 14:15 корреспондент "Ленты.Ру", находившийся на месте событий подтвердил, что крыша спортзала рухнула от взрыва заложенных взрывных устройств.

Одним из обвинений, предъявляемых силовикам, является то, что они применяли тяжелое вооружение в тот момент, когда в школе еще находились заложники. Об этом, в частности, говорит депутат Госдумы от фракции "Родина" Юрий Савельев, который провел собственное расследование. Бывшие заложники также утверждают, что штурмующие подразделения применяли гранатометы и по школе стреляли даже танки. Прокуратура утверждает, что выстрелы из танка действительно были произведены в сторону школы, чтобы добить оставшихся террористов, но произошло это только около девяти часов вечера, когда заложников в помещении уже не было.

Согласно данным, полученным "Лентой.Ру" из прямой телетрансляции событий в Беслане телеканалами НТВ и CNN, примерно в 14:48 спецназ произвел маломощный взрыв, чтобы пробить стену школы и создать еще один проход для выхода заложников. Чуть позже МЧС подтверило информацию, что, когда сотрудники министерства прибыли забирать тела погибших, около 30 заложников попытались сбежать. Боевики открыли по ним стрельбу, и спецназ был вынужден начать штурм.

В 15:35 поступило сообщение о применении танков, однако неизвестно, по каким целям и в каком районе города производилась стрельба. В 15:44 источники в Минобороны передали, что часть террористов укрылись в доме на южной окраине Беслана. Здание окружено спецназом, применяются таганки и боевые вертолеты.

Штурм школы в Беслане 3 сентября 2004 года. Фото Reuters
Штурм школы в Беслане 3 сентября 2004 года. Фото Reuters

Вплоть до позднего вечера в городе продолжались перестрелки. Около десяти часов вечера поступила информация, что из школы вырвались 13 боевиков, троих из которых удалось задержать.

В последующие дни устанавливалось число погибших и раненых заложников, также как и количество боевиков, захвативших школу и уничтоженных в ходе ее штурма. Число сбежавших террористов по понятным причинам выяснить было невозможно, а вскоре следствие предпочло вообще поменьше говорить на эту тему.

Уцелевшие заложники и родственники погибших до сих пор задаются вопросом, как такой теракт ( а в том, что он был тщательно подготовлен, ни у кого нет сомнений) стал вообще возможен. Замгенпрокурора Шепель, отвечая на вопросы журналистов после вынесения приговора, напомнил, что дело Кулаева было выделено из основного дела по теракту в Беслане.

Он также подчеркнул, что возбуждены два уголовных дела против сотрудников Малгобекского РОВД Ингушетии и Правобережного РОВД Северной Осетии, которых обвиняют в халатности. Представитель Генпрокуратуры не исключил, что перед судом предстанут другие возможные участники захвата школы в Беслане, если они будут установлены.

Что касается организаторов теракта, то Шепель отметил, что уголовное дело о международной террористической сети на юге России, возможно, станет основным уголовным делом по Беслану.

"Нам казалось, что это дело будет второстепенным, но сейчас ход расследования показал, что, наверное, это все-таки основное уголовное дело. Это дело о существовании бандподполья и международных террористов, которые действуют на юге России для того, чтобы в нарушение Конституции отторгнуть часть субъектов Российской федерации", - приводят информационные агентства слова представителя Генпрокуратуры.

Он подчеркнул, что за нападениями на Беслан, Назрань и Нальчик, за взрывами домов в Москве и другими преступлениями стоят международные террористы. Шепель особо отметил, что в раскрытии этих преступлений следствию очень помогают архивы Абу-Дзейта и Масхадова, захваченные после их уничтожения.

Таким образом, Генпрокуратура очертила дальнейшее направление расследования, которое намерено доказать причастность внешних сил ко всем громким террористическим делам последних лет. Но граждан России волнует не только будут ли наказаны преступники, но и то, признает ли власть свои ошибки и сделает ли она все возможное, чтобы ни Беслан, ни "Норд-Ост" больше не повторились.