Закрытый тендер на государево око

Неожиданно освободилось кресло генпрокурора

Без малого семь лет продержался в генпрокурском кресле Владимир Устинов. Он заступил на этот пост в июле 1999 года, когда никто еще даже не предполагал, что в скором времени Россию возглавит новый президент. Вскоре после официального избрания Владимира Путина главой государства Устинов также избавился от приставки "и.о.".

При Устинове его ведомство стало главным карательным органом государства. Генпрокуратура последовательно претворяла в жизнь внутриполитическую линию кремлевской администрации, и каждое новое появление на телеэкране Устинова или его замов не предвещало ничего доброго адресатам их речей.

При этом ни одна из кампаний, инициированных Генпрокуратурой, не была толком доведена до конца, хотя, возможно, перед нею и не ставилось такой задачи. Именно в эти семь лет не без помощи Устинова произошло ниспровержение олигархов ельцинских времен и равноудаление их от президента. Были разрушены медиа-империя Гусинского, изгнан из страны Березовский, посажен Ходорковский, а его компания "ЮКОС" перешла в собственность государства.

Вторым направлением работы Генпрокуратуры стала борьба с терроризмом. Без лишнего шума прошли процессы по взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске, почти забыт захват "Норд-Оста", и только с Бесланом пока что не все до конца ясно. Во всяком случае, попытка "повесить" гибель более 330 человек на одного Нурпашу Кулаева выглядит по юридическим меркам нелепой. Даже его адвокат в своей кассационной жалобе указал, что ни одного факта убийства, совершенного непосредственно Кулаевым, следствие не доказало.

Последней кампанией, начавшейся всего месяц назад, стало наступление на коррупцию. За решеткой оказались губернатор Ненецкого автономного округа Алексей Баринов, волгоградский мэр Евгений Ищенко, уголовное дело возбуждено против вице-губернатора Челябинской области, следственные бригады "копают" под окружение хакасского губернатора Алексея Лебедя.

В свете такой активности, причем осуществляемой по прямому указанию Путина, отставка Устинова стала полной неожиданностью для экспертов и политиков. Тем более всего год назад его полномочия впервые в современной истории России были продлены на второй пятилетний срок. Однако утром 2 июня информационные агентства распространили сообщения о том, что Совет Федерации практически единогласно принял отставку генпрокурора. Путин вручил представление об отставке своему полпреду в Совфеде накануне вечером.

Документ был составлен на основании личного прошения Устинова, которому президент выразил благодарность за проделанную работу. В то же время ряд источников в Кремле утверждает, что решение об отставке Устинова было принято в связи с желанием Путина провести некие кадровые перестановки.

Временно исполняющим обязанности генпрокурора был назначен его первый заместитель Юрий Бирюков. Хотя кандидатура преемника Устинова пока что официально не названа, уверенно называются две фамилии - Козак и Коновалов. Полпреды Путина соответственно в Южном и Приволжском федеральных округах имеют практически равные шансы на освободившуюся вакансию.

И Дмитрий Козак и Владимир Коновалов представляют питерскую школу юриспруденции. Козака считали наиболее вероятным претендентом на должность генпрокурора еще в 1999 году, но тогда его опередил Устинов. Коновалов же относительно недавно пошел на повышение, перепрыгнув в кресло полпреда с поста башкирского прокурора.

Будущее Устинова пока не определено. Совсем недавно он заявлял, что не мыслит себя без работы прокурором. В администрации президента намекают, что имеют виды на Устинова в качестве представителя РФ в Евросоюзе. В то же время высказываются и другие предположения. Например, адвокат Павел Астахов полагает, что Устинов мог бы занять место председателя комиссии по борьбе с коррупцией. Он также отметил, что структуру Генпрокуратуры ожидают изменения, так как любой начальник выстраивает систему под себя.

В то же время Астахов отметил, что "отставка спустя неделю после совещания, на котором обсуждалось, что большую часть экономики страны контролирует преступность, заставляет задуматься". И действительно, истинные мотивы столь серьезного кадрового решения, точней отсутствие официальной информации об этих мотивах, дает простор домыслам и спекуляциям.

По мнению президента фонда "Политика" Вячеслава Никонова, таким образом Путин хочет показать недостаточность провозглашенных Генпрокуратурой усилий в борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Если это действительно так, то недавнее обещание Устинова инициировать "новые громкие дела" получит дальнейшее развитие.

Противоположное мнение высказывает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. Он полагает, что уход Устинова со своего поста связан с чрезмерным вмешательством прокуратуры в экономические конфликты. Минченко напомнил, что среди госорганов, лоббирующих интересы коммерческих структур, прокуратуру неизменно упоминают в первой пятерке.

В качестве примера политолог привел пример с волгоградским мэром Ищенко, которого задержали несколько дней назад, но которому до сих пор не могут предъявить обвинение. Минченко в связи с этим упоминает напряженные отношения между мэром и губернатором Николаем Максютой, который вместе с близкими к нему структурами "ЛУКОЙЛа" хотел поставить во главе Волгограда своего человека.

Конфликт между коммерческими структурами назывался и в качестве причины возбуждения уголовного дела в отношении ненецкого губернатора Баринова. В этом случае также упоминался "ЛУКОЙЛ", но в противоположном контексте. Считается, что Баринов оказывал покровительство структурам этой компании, а конфликт у него возник с дочерней фирмой "Роснефти".

Была ли отставка Устинова смещением или реализацией имеющихся договоренностей, возможно, станет ясным после объявления имени его преемника. Депутат Госдумы Николай Гончар в связи с этим отмечает, что "Путин редко принимает очевидные кадровые решения", каковым было бы назначение на эту должность Козака. Парламентарий не исключил, что данный ход является началом подготовки команды для следующего президента.

Гендиректор фонда "Центр политических технологий" Игорь Бунин все-таки склоняется к политической версии отставки Устинова. Бунин считает, что генпрокурор пытался совместить несовместимое: свою должность с ролью политического деятеля, пусть и без претензий на пост главы государства. Политолог отмечает, что таким образом были ослаблены позиции так называемых "силовиков" в президентском окружении, которые придерживались почвеннической идеологии, предусматривающей всемерное укрепление роли государства во всех сферах.

Более развернутую картину околокремлевских игр дает директор Института национальной стратегии Станислав Белковский. Он полагает, что отставка генпрокурора связана с обострением противостояния между замглавы президентской администрации Игорем Сечиным и бывшим руководителем путинской команды Дмитрием Медведевым, ныне занимающим место первого вице-премьера.

По словам политолога, Устинов рассматривался Сечиным в качестве преемника Владимира Путина и конкурента Медведева. "У Сечина есть компромат на Медведева и его соратников, и Медведев об этом знает", - утверждает Белковский. По его мнению, Путин решил несколько ослабить влияние Сечина после того, как передал под его контроль таможню.

Эксперт отмечает, что кандидатура Коновалова на пост генпрокурора лоббируется Медведевым. Однако вариант с Козаком был бы более правильным с точки зрения Путина, полагает Белковский, поскольку полпред президента в ЮФО равноудален от кланов Медведева и Сечина и одинаково неприемлем для них.

Примерно такого же мнения придерживается предшественник Устинова в Генпрокуратуре Юрий Скуратов. По его словам, теперь уже бывший генпрокурор, исполняя политическую волю Путину, забыл о существовании закона. Поэтому, считает Скуратов, президент попытался уравновесить противоборствующие кремлевские группировки, чтобы ни одна из них не могла слишком сильно влиять на принимаемые решения.

Пока что рано говорить, станет ли смена генпрокурора сигналом к старту президентской гонки и обозначает ли она очередной поворот во внутренней политике России. Хотя прослеживается и определенная тенденция. Пока Путин "затягивал гайки" внутри страны, его команде было не до внешней политики. Однако в последнее время Россия стала все агрессивнее вести себя на международной арене, а для успехов за рубежом необходимо согласие внутри страны. Поэтому, не исключен вариант, когда излишне ретивых государственников было решено лишить реальных рычагов давления на бизнес, который в последние годы чувствовал себя весьма неуютно.