Показательный процесс

Локальная победа военных в деле Сычева получила широкое освещение в теленовостях

Очередное судебное заседание по делу рядового Андрея Сычева из батальона обеспечения Челябинского танкового училища показали зрителям новостных программ в таких подробностях, какие нечасто попадают в телевизионный эфир. На заседании свидетели заявили, что на них оказывалось давление в ходе следствия. Телеканал НТВ выпустил в эфир пространный сюжет с обширными фрагментами допросов свидетелей в суде.

Ударной частью сюжета стали показания заместителя командира танкового батальона по воспитательной работе Артура Докучаева. Он обвинил следователей военной прокуратуры в прямом физическом и моральном давлении на свидетелей. "На допросе младшего сержанта Кузьменко следователь несколько раз ударил его в область головы, лица. На допросе в военной прокуратуре рядового Билимовича - вот он сидит здесь - посадили в неудобную позу. На армейском сленге это называется "поза думающего солдата", - рассказал Докучаев. К слову, следствие утверждает, что в такую же позу (человек лежит, опираясь на пол лишь пальцами ног и локтями, обхватив голову руками и прижав ладони к ушам) старослужащие заставляли вставать Сычева.

После допроса Докучаева адвокат Александр Петров, который представляет интересы младшего сержанта Александра Сивякова, обвиняемого в издевательствах над Сычевым, не скрывал своего удовлетворения. "Мы сейчас видели, что уже не только рядовые, но и офицеры говорят, что давление оказывалось. От него [Докучаева] ничего конкретного не требовали, например, изменения собственных показаний. Но требовали, чтобы он помог убедить своих подчиненных солдат изменить показания", - заявил Петров.

Говоря о рядовых, адвокат, очевидно, имел в виду младшего сержанта Ивана Доджиева, который на предыдущем заседании суда отказался от своих показаний. Во время предварительного следствия Доджиев рассказал, что Сивяков угрожал Сычеву, а незадолго до того вместе с другими военнослужащими распивал спиртное. На суде Доджиев заявил, что не читал протокол своего допроса, а просто подписал его, чтобы "в прокуратуре побыстрее отвязались". По словам Доджиева, его долго держали в прокуратуре, поэтому он хотел как можно скорее уехать в часть.

Справедливости ради следует сказать, что журналисты НТВ не обошли вниманием и обвинения в адрес военных. На судебном заседании рядовой Макарин заявил, что перед началом процесса свидетелей по делу Сычева вызвали на беседу с неизвестными людьми в штатском, которые требовали изменить показания. По словам Макарина, свидетелям сказали, что в часть должен приехать "какой-то генерал из Москвы".

В сравнении с показаниями Макарина обвинение, выдвинутое Докучаевым, авторы сюжета назвали "куда более конкретным". Впрочем, из показаний Докучаева осталось неясным главное - кто именно из следователей бил сержанта Кузьменко и кто именно сажал рядового Билимовича в неудобную позу. Светлана Бухамбетова, адвокат Сычева, назвала утверждения Докучаева смешными. "Заместитель командира по воспитательной работе знает, что его солдат где-то там, в прокуратуре, бьют по голове и сажают в неудобную позу, фактически применяют те же самые неуставные отношения. И никуда не докладывают, и никуда не пишут! Ну, просто смешно. То есть, мне кажется, что это заявление, собственно говоря, ничего не стоит", - заявила Бухамбетова.

Завершается репортаж о судебном заседании неожиданно. В конце сюжета - там, где должно содержаться краткое резюме или вывод из всего вышесказанного - вдруг приводятся показания Макарина и Докучаева по сути дела Сычева. Макарин рассказал, что Сивяков ругался с Сычевым и неоднократно давал подзатыльники сослуживцам. Докучаев, в свою очередь, отказался признать факты "дедовщины" в части. Вместо этого он рассказал, как Сычев в холодную погоду мыл пол в туалете в одних тапочках, а другой солдат однажды сам нанес себе травмы.

После допросов Макарина и Докучаева Челябинский гарнизонный военный суд объявил перерыв до 12 июля. Новый генпрокурор России Юрий Чайка поручил новому главному военному прокурору Сергею Фридинскому подробно разобраться в показаниях о давлении на свидетелей. "В ближайшие несколько дней будет назначена служебная проверка. Все изложенные факты я изучу лично", - пообещал Фридинский. При этом он отметил, что выступать с какими-либо оценками до завершения проверки преждевременно.

Результаты проверки окажут непосредственное влияние на дальнейшее развитие длительного противостояния Минобороны и Главной военной прокуратурой. Конфликт начался еще в конце прошлого года, когда министр обороны Сергей Иванов выступил за сокращение корпуса военных прокуроров, прикомандированных к армии от прокуратуры. В начале 2006 года прокурорские работники привели железный аргумент против инициативы министра - прокуратура представила статистические данные, свидетельствующие о рекордном количестве правонарушений в вооруженных силах. Дело Сычева, получившее широкий общественный резонанс, стало "горячей точкой" этого конфликта.

Какими бы ни были результаты проверки показаний свидетелей по делу Сычева, локальную победу над прокуратурой военные уже одержали. Им удалось хотя бы на время превратить дело об издевательствах над солдатом в дело о давлении на свидетелей. Такой маневр, подробно показанный в эфире федерального телеканала, позволяет военным затянуть процесс, а также скомпрометировать прокуратуру и поправить свою репутацию в глазах общественности.

Дмитрий Томилов