Новости партнеров

Птичка в клетке

Суд вынес решение по второму уголовному делу Алексея Пичугина

Московский городской суд вынес в четверг 17 августа 2006 приговор по делу бывшего начальника 4-го отдела службы безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина. Суд признал его виновным по всем статьям обвинения и приговорил к 24 годам заключения в колонии строгого режима. При этом суд учел предыдущий приговор, вынесенный в марте 2005 года, по которому Пичугин уже получил 20 лет. В ходе процесса, начавшегося 3 марта 2006 года, государственный обвинитель Камиль Кашаев требовал для Алексея Пичугина пожизненного заключения. Однако после оглашения приговора, заявил, что удовлетворен решением суда: "Приговор законный и справедливый. Жизнь человека является наивысшей ценностью, поэтому срок 24 года мне кажется соразмерным содеянному".

Не стоит, однако, думать, что суд Пичугина пощадил и гособвинение пытается теперь сделать "хорошую мину" при плохой игре. Напомним, что 25 июля 2006 года Алексею Пичугину исполнилось 44 года. 44 прожитых лет, плюс 24, которые предстоит отсидеть - вот вам и пожизненное заключение. Или почти.

Конечно, никто, кроме Фемиды, у которой, как известно, завязаны глаза, не заглядывает так далеко. Высшая судебная инстанция может еще пересмотреть или отменить приговор суда. Адвокат Алексея Пичугина Георгий Каганер уже заявил о намерении обжаловать обвинительный приговор в отношении своего подзащитного. А может, со временем приговор пересмотрит другая высшая инстанция - та, которая находится на самой верхотуре "вертикали". А может, Ходорковский выйдет на свободу, и тогда… Да мало ли что может быть.

Кроме того, обвинение, кажется, удовлетворено даже не сроком, а самим фактом вынесения приговора. Возбуждение второго уголовного дела против Пичугина почти сразу после вынесения приговора по первому уголовному делу с учетом не только схожести, но и прямой взаимосвязи выдвинутых в них обвинений, привело к тому, что прокуратура, по одному очень меткому выражению людей не чуждых правосудию, «попала в непонятное». Несмотря на соблюдение всех процессуальных формальностей, трудно отделаться от впечатления, что Пичугина по сути дважды судили и осудили по одному и тому же делу, зачем-то разделив его на два. Слияние сроков приговора служит этому лишним подтверждением.

Чтобы не показаться голословным, имеет смысл свести воедино не только сроки, но и обвинения, на основании которых Алексей Пичугин был осужден.

Итак, Алексей Пичугин призван виновным.

По первому уголовному делу:

  • В организации убийства тамбовского бизнесмена Сергея Горина и его жены Ольги, которое было совершено в ноябре 2002 года;
  • В избиении бывшего управляющего делами компании "Роспром" Виктора Колесова;
  • В организации состоявшегося в ноябре 1998 года покушения на советника мэра Москвы по общественным связям Ольгу Костину, экс-советника бывшего главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского.

    По второму уголовному делу:

  • В организации убийства в январе 1998 года директора ТОО "ТФ "Феникс" Валентины Корнеевой;
  • В организации двух покушений на управляющего австрийской компанией East Petroleum Handelsges Николая Рыбина в ноябре 1998 и в марте 1999 года, в результате которых погиб водитель Рыбина и были ранены два милиционера;
  • В организации убийства в июне 1998 года мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.

    Кроме того, Пичугину инкриминировались ряд эпизодов, обвинения по которым были впоследствии сняты, как например, угроза убийством столичному предпринимателю, арендатору МДМ Сергею Лобикову в марте 2002 года.

    Все перечисленные преступления, по данным следствия, были организованы службой экономической безопасности "ЮКОСа", точнее Алексеем Пичугиным, в рамках борьбы по устранению конкурентов и противников компании, способных нанести ей ущерб. Кроме того, преступления тесно связывает между собой состав фигурантов - исполнителей и жертв.

    Убитый в 2002 году Сергей Горин (первое дело Пичугина), по данным следствия, был одним из исполнителей совершенного в 1998 году убийства директора ТОО "ТФ "Феникс" Валентины Корнеевой (второе дело Пичугина). Кроме того, Сергей Горин якобы помог организовать взрыв у двери квартиры родителей Ольги Костиной (первое дело Пичугина), найдя для этого исполнителей в лице Игоря Коровникова и трех "вечных студентов" - Павла Попова, Владимира Кабанца и Дениса Эрбеса. Сама Ольга Костина некоторое время работала вместе с Алексеем Пичугиным в банке "Менатеп". Горин также участвовал в убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова (второе дело Пичугина), которое он осуществил вместе с Горитовскмй, Шапиро, Решетниковым и Цигельником. Евгений Решетников и Геннадий Цигельник признались в избиении и ограблении управделами компании "Роспром" Виктора Колесова (первое дело Пичугина) и в двух покушениях на управляющего компании East Petroleum Handelsgas GmbH Рыбина (второе дело Пичугина).

    Тесная связь между преступлениями и очевидное нарушение логической и хронологической связи, возникшее в результате того, что они рассматриваются в рамках двух отдельных уголовных дел, заставляют задаться вопросом, а почему прокуратура не слила эти два уголовных дела в одно? Ответ, как представляется, состоит не в особенностях процессуальных норм, а в том, что первый приговор Пичугину был вынесен в марте 2005 года и очень быстро оказался забытым на фоне приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, вынесенного в конце мая того же года.

    Между тем приговоры по делу Алексея Пичугина имеют очень большое значение в деле "ЮКОСа". Они направлены не только против конкретного лица, но призваны проиллюстрировать "уголовный" аспект деятельности "ЮКОСа" и еще раз "приговорить" компанию, руководители которой - Ходорковский и Лебедев - уже были осуждены за экономические преступления. Тем более, что заказчиком убийств, как полагает прокуратура, выступал непосредственно один из совладельцев "ЮКОСа" Леонид Невзлин.

    В этом отношении второй приговор Пичугину может рассматриваться как своего рода "контрольный выстрел", осуществленный с целью окончательно добить репутацию "ЮКОСа" как в самой России, так и на Западе, где многие склонны рассматривать ликвидацию компании либо как политический процесс, направленный на устранение потенциального конкурента на пост президента России в лице Михаила Ходорковского, либо как банальный передел собственности и нефтяных активов, происходящий под прикрытием лозунга о восстановлении законности.

    В какой-то степени приговор Пичугину даже более важен для рядового российского обывателя, чем приговор тому же Ходорковскому или Лебедеву. Разобраться в сложных схемах ухода от налогов достаточно сложно даже специалисту, а кроме того, в государстве, где не просто воровство, но и казнокрадство на всех уровнях считается уже чем-то вроде национальной традиции, подобные обвинения не имеют необходимой моральной значимости. Логика проста - попался, так сиди. А если еще в судебное действо вмешается политика, к примеру, разоблачения обозревателями Алексеем Пушковым и Михаилом Леонтьевым тайных намерений руководства "ЮКОСа" продать российские месторождения западным компаниям, то докопаться до истинной сути предъявленных обвинений становится еще сложней.

    Иное дело, когда речь заходит об убийстве или о серии убийств. Оправдать убийство намного сложней, чем оправдать воровство. Или почти невозможно. Тут не может быть двух мнений, и каждый вне зависимости от политической принадлежности может с полным основанием дать такому деянию моральную оценку и осудить убийцу. Для "ЮКОСа" приговор Алексею Пичугину - это пятно, которое не смоешь, если только вдруг не выяснится полная фальсификация предъявленных обвинений и заказной характер всего судебного разбирательства. Дело Пичугина может в будущем серьезно осложнить возращение в политику Михаила Ходорковского, на каковое возвращение искренне надеются некоторые представители демократической оппозиции Кремлю.

    В этом плане примечателен факт демонстрации в воскресный прайм-тайм на канале НТВ программы "Чистосердечное признание", в которой "человек из ЮКОСа", Алексей Голубович, около пяти лет назад занимавший должность директора компании по стратегическому планированию, "раскрыл" зрителям всю нелицеприятную подноготную ее функционирования. Голубович, в частности, рассказал зрителям не только про политические амбиции руководства и увод активов за границу, но и про тотальную слежку, которую устроила за менеджерами "ЮКОСа" собственная служба безопасности - читай, Пичугин - и про месть уволившимся, про намеки и угрозы.

    Говорить, что тем самым общественное мнение подготавливали к последовавшему в следующий четверг приговору Пичугину, было бы неверно и некорректно. В конце концов, все решается в зале суда. Однако общая тенденция, направленная на формирование в российском обществе негативной моральной оценки компании "ЮКОС" и ее представителей, при желании прослеживается достаточно четко. Запутанные факты долгого судебного разбирательства и противоречивые споры противостоящих сторон со временем выветрятся из головы, если уже не выветрились, а вот осадок, как говорится, останется.

    Приговор Пичугину призван этому способствовать. …И показать торжество Правосудия, разумеется.

    Алексей Демьянов