Новости партнеров

Без запаха

Российские парфюмеры впали в депрессию

В октябре на головы российских чиновников обрушился еще один кризис, который они же и спровоцировали. Под знаменем борьбы за чистоту акцизных марок российские чиновники отправили в нокаут еще и парфюмерный рынок. Российские парфюмеры подвели итоги матча, который закончился явно не в их пользу.

Неудачное начало…

В июле 2006 года сбой в работе Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) парализовал поставки алкоголя в розничные торговые сети. Согласно новому закону "О госрегулировании оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции", вступившему в силу 1 июля, вся информация об алкоголесодержащей продукции, которая продается на российском рынке, должна заноситься в ЕГАИС.

В итоге на алкогольном рынке разразился настоящий кризис, а власти начали спешно решать проблему, которую сами же и создали. Сделать это им удалось лишь к осени. Однако, ринувшись спасать чуть было не увядший рынок алкогольной продукции, правительство забыло о том, что спасать надо не один рынок, а два. Неуклюжая попытка модернизировать учет алкоголя потащила в пучину бюрократической мути и самый "пахучий" рынок - парфюмерно-косметической продукции и бытовой химии.

Казалось бы, борьба с нелегальным алкоголем не должна затронуть продукцию парфюмеров. Одеколоны у нас уже мало кто пьет. Однако чиновники и парламент так не посчитали. После вступления в силу нового закона компании-производителей и дистрибьюторов парфюмерии, содержащей более полутора процентов этилового спирта, обязали иметь лицензию на торговлю спиртосодержащей продукцией. Кроме того, они должны были подключиться к ЕГАИС. В результате участникам парфюмерного рынка пришлось получать две новые лицензии - на торговлю и хранение этих товаров.

Издание "Газета" в мае 2006 года сообщило, что участники парфюмерного рынка направили обращение вице-премьеру правительства Александру Жукову и спикеру Госдумы Борису Грызлову с просьбой пересмотреть вступающий в силу закон таким образом, чтобы парфюмерно-косметическая продукция не рассматривалась законодателями с тех же позиций, что и алкоголь.

Российская парфюмерно-косметическая ассоциация (РПКА) в мае 2006 года заявила, что большая часть торгующих парфюмерией компаний "не потянут расходы на приобретение лицензии, оборудования и получение санитарно-эпидемиологических заключений". В ассоциации заявили, что новые правила могут привести к тому, что с рынка уйдет 95 процентов компаний и на нем останутся не более 5 крупных монополистов.

Мольбы парфюмерного рынка Борис Грызлов услышал, и уже 8 июля Дума приняла закон об отсрочке введения ЕГАИС для этого рынка до 1 января 2007 года. В июле же закон подписал Владимир Путин. Однако это не спасло ситуацию.

…и закономерный итог

В октябре 2006 года исполнительный директор Российского парфюмерного клуба Марианна Пенькова в интервью газете "РБК daily" заявила, что ряд компаний не могут ввезти в Россию парфюмерную продукцию. Дело в том, что для пересечения таможни требуется прохождение через систему ЕГАИС. В результате несколько компаний вообще перестали поставлять продукцию в Россию. Среди них оказалась, например, Chanel.

Впрочем, ряд фирм решили избавить себя от головной боли. Они вообще не стали приобретать ЕГАИС, предоставив возможность улаживать все проблемы при перевозке товара на российскую сторону логистическим компаниям. Так поступили компании Avon, Estee Lauder и Yves Rocher. Кроме того, под "отсрочку" подпадает только продукция в емкостях менее 100 миллилитров, в то время как не вся косметика и парфюмерия выпускаются таких объемах. Однако лицензии для торговцев парфюмерной продукцией никто не отменил.

Газета "Коммерсант" уже в октябре 2006 года написала, что с 1 июля большинство торгующих парфюмерией компаний так и не смогло получить лицензии на торговлю своей продукцией. В результате этого в октябре оптовая торговля спиртосодержащей парфюмерной продукцией и бытовой химией полностью остановилась. О проблемах заявили сразу несколько крупных компаний-производителей парфюмерии и бытовой химии: Procter & Gamble, Unilever, Henkel. Они контролируют около 30 процентов российского рынка.

Вплоть до октября компании торговали за счет запасов дистрибьюторов. Теперь остатки продукции заканчиваются, а большинство дистрибьюторов не получили лицензии на торговлю или не смогли подключиться к ЕГАИС. В Procter & Gamble заявили, что компании пришлось прекратить импорт всей спиртосодержащей продукции. Henkel отметила, что в третьем квартале 2006 года продажи дезодорантов и средств по уходу за волосами упали на 74 процента.

Дави их?

Оборот на российском рынке косметики и парфюмерии оценивается в 7 миллиардов долларов, при этом доля спиртосодержащей продукции на нем составляет примерно 23 процента. Участники рынка заявляют, что в результате действий чиновников цены на рынке вырастут на 20-30 процентов вне зависимости от категории товара.

В РПКА подтвердили эту информацию. По данным ассоциации, если до первого июля 2006 года на рынке насчитывалось 3,5 тысячи оптовиков, то на 1 октября смогли получить лицензии только 187 из них. При этом пострадали в основном мелкие оптовики, так как более 90 процентов оптовых структур на этом рынке подпадают под категорию малого бизнеса, чья чистая прибыль составляет от 120 до 600 тысяч рублей. Оплатить разом 700-800 тысяч рублей, которые требуются для приобретения лицензии, установки и обслуживания ЕГАИС, для них просто нереально.

Если российский парламент не обратит внимания на то, как трясет парфюмерный рынок, в ближайшее время рынок значительно сократится. При этом его монополизируют крупные игроки, а малый бизнес, скорее всего, вернуться не сможет. Если преждевременная смерть рынка косметики не входит в планы парламента, то депутатам надо исправлять ситуацию. А ведь правда, ну что им стоит взять да отменить ущербный закон? Когда надо, российский парламент принимает законы с невероятной скоростью. Можем же, когда хотим? Или не хотим?

Экономика00:0414 сентября

Нахлебались

Россияне умирают от питьевой воды. На ее очистку нужны миллиарды