Деньги по Геращенко

Легендарный банкир прочел лекцию студентам

Виктор Владимирович Геращенко, не единожды бывший главой Центробанка, а теперь возглавляющий совет директоров "ЮКОСа", решил прочесть в Высшей школе экономики курс лекций по устройству российской банковской системы и истории банковского дела. Предполагается, что данная серия лекций будет впоследствии скомпилирована в единый учебник, который окажется полезным для всех, кто изучает банки России.

Геращенко практически не опоздал. Он демократично протиснулся сквозь толпу студентов к преподавательскому месту и заявил, что вообще-то он не лектор, и к чтению лекций не готов. Виктор Владимирович пошутил, что он почетный профессор, а значит, выступает только по четным дням (дело было 30 октября). Он признался, что будет заглядывать в текст, так как его подвели "несовременные отношения с современными вещами". На этой таинственной фразе все и началось.

Материал

Выступление Геращенко действительно оказалось лекцией. Виктор Владимирович излагал азы банковского дела и денежно-кредитных отношений спокойным и понятным языком, не прибегая к сложной терминологии и почти не уходя в лирические отступления.

Начал лектор с запугивания студентов. Он в красках и с цитатами рассказал о "зловещих симптомах", которые можно заметить, наблюдая за мировой финансовой системой. Курсы валют развитых стран разлетаются в разные стороны ("хиреют - правильное слово", - заявил Геращенко), лопаются крупные банки, крупнейшие державы мира борются одновременно с инфляцией, внешним долгом и сотней других несчастий. Сдвиг на рынке недвижимости - и в течение короткого времени исчезает Bank of America.

Когда старая финансовая система будет стоять на пороге смерти, на горизонте появится новая система, - прочел по бумажке Виктор Геращенко и тут же перескочил на модную тему, заявив, что деньги вышли в киберпространство и могут появиться мгновенно в любой точке планеты.

По Геращенко, сейчас деньги стоят на пороге третьей радикальной трансформации за всю свою историю. Первая такая трансформация была давно, до нашей эры, и выражалась в появлении монет, благодаря чему были созданы первые рынки. Второй этап развития денежных отношений начался с внедрением системы национальных банков и бумажных денег.

Третьим этапом станут электронные деньги и виртуальная экономика, которые должны создать свою собственную версию цивилизации. Эта цивилизация будет отличаться от нынешней так же, как нынешняя отличается от цивилизаций ацтеков и древних римлян.

Дальше Виктор Владимирович погрузился в теорию, в течение двадцати минут рассказав и об экономической сути денег, и о том, что он не читал Маркса, предпочтя толстому "Капиталу" брошюру Каутского, и о том, как рационально использовать деньги.

Бывший глава Центробанка последовательно перебрал все возможные варианты денег. Скот как деньги (упоминается еще у Гомера) неудобен для расчетов в рознице, да и ходить на рынок с таким кошельком не с руки. Съедобные деньги - зерно, вино, растительное масло, треска, сахар, соль хороши всем, кроме того, что съедобный капитал накопить сложно.

Дойдя до раковин как прообраза известных нам денег, он перепрыгнул на их бронзовые имитации, а затем и на металлические деньги в форме оружия и инструментов. Ненадолго окунувшись в этимологию различных валют (доллар как производное от "талер", и гульден от "гольден"), он вынырнул у знакомства европейцев с бумажными деньгами.

Геращенко назвал изобретателя этих денег "благодетелем", так как их производство дешевле золотых монет, подделывать их легче, а их бесконтрольная эмиссия всегда приводит к инфляции. В России ассигнации появились в 1769 году. В Северной Америке и Франции - на полсотни лет раньше.

Несколько минут посвятил Геращенко становлению банковской системы как таковой, дав простое определение банка: "учреждение, которое присматривает за доверенными деньгами и выплачивает эти деньги владельцу, когда тот их потребует".

Отцами современного банковского дела стали ростовщики, менялы и золотых дел мастера, рассказывал он. Эти небедные люди со временем стали давать деньги взаймы под процент и брать на хранение средства сограждан. Им было нелегко - и католическая церковь, и ислам запрещали ростовщичество. В результате банкирами в большинстве своем в период становления банков становились евреи, которым религия позволяла давать деньги в рост представителям других национальностей.

Свои банкиры были и в Киевской Руси. Еще в "Русской правде", оказывается, описываются довольно развитые денежно-кредитные отношения. Существовал розничный кредит, причем как в долгосрочной, так и в краткосрочной форме. Было и своеобразное регулирование процентной ставки - когда ростовщики стали брать по 50 процентов годовых, население Киева возмутилось и попросило вмешаться князя. Так максимальная ставка была снижена до 20 процентов.

Заехав в средневековую Италию, напомнив историю становления Банка Англии (первого центробанка), и проследив судьбу русского ростовщичества до восемнадцатого века (создание госбанков), Геращенко неожиданно закруглил лекцию, пообещав остальное рассказать в следующий раз. Посыпались вопросы. Вся вводная лекция длилась около часа.

Поднимайте руки

Первый вопрос, который задали Виктору Геращенко, был такой: если еще в восемнадцатом веке первые российские банки были государственными, и сейчас крупнейшие и сильнейшие банки тоже государственные, не является ли это своеобразной традицией?

Геращенко ответил развернуто. Он указал на то, что Сбербанку на днях будет 165 лет, и он был создан изначально как госбанк, в который население могло бы сдавать свои сбережения. И именно контроль со стороны государства в целом и Центробанка в частности позволил в 1998 году Сбербанку полностью расплатиться с вкладчиками.

С сожалением Виктор Геращенко отметил и требования "специалистов" (кавычки его) из МВФ, настоявших в свое время на том, чтобы долю ЦБ в Внешторгбанке в свое время продали правительству, причем с убытком. "Михаил Касьянов тогда меня просил - давай подпишем, нам не обязательно выполнять".

Вдогонку прилетел вопрос - что для защиты банковской системы делает правительство, и согласны ли вы с его действиями. На это Геращенко ответил просто - "я не настолько глуп, чтобы говорить, согласен я или не согласен". Он кратко обрисовал ситуацию, избегая эмоциональных оценок, - как с 1988 года выдача лицензий была достаточно бесконтрольной, и любой человек мог открыть банк, а потом почему-то прогорал.

Как из 2500 банков остались 1200, среди которых большинство мелких, не стремящихся расширяться и обслуживающих нужды региона вместо интересов, например, "Лукойла" или бывшего "ЮКОСа" (здесь зал понимающе засмеялся). Как по настоянию владельцев крупных российских банков перестали выдавать лицензии иностранным банкам, и соответствующие документы успели получить всего 10 кредитных организаций. И, наконец, как компании вроде "Газпрома" и "Роснефти" (зал вновь понимающе засмеялся) выходят на международный рынок, привлекая там гигантские займы.

Следующий вопрос застал Геращенко врасплох. Его спросили - вы столько раз возглавляли главный банк страны, в чем ваша уникальность? Виктор Владимирович сначала растерянно переспросил "чего?", а потом поправил журналистку, заявив, что не он занимал эти посты, а его туда назначали.

"Думали, что я еврей, может быть", - сказал он и уже серьезно добавил, что в 1991 году Центральный банк РФ не смог сделать баланс за 1991 год, о чем их, впрочем, предупреждали. Тогдашнего главу сняли, позвали Геращенко. История почти повторилась после "черного вторника", а затем и в 1998 году. "Звали", - подвел итог.

Задали Геращенко и вопрос из новейшей финансовой истории, про новый вариант союзного договора, который готовился во время развала Советского Союза. У Виктора Владимировича спросили, в чем был экономический смысл существования центробанков в каждой из союзных республик при сохранении единой валюты.

Ответил Геращенко достаточно грустно, заявив, что желание иметь собственный центробанк проистекало от желания все большей независимости. Он подчеркнул, что понимание происходящего в финансовом смысле было только у Назарбаева и Каримова. Сам Геращенко в то же время писал письма - Горбачеву, Рыжкову, в Moscow news - объяснял, что так нельзя, так не делается.

В результате республики ввели свою "суррогатную" валюту - зайчики, карбованцы. Успехом завершились только переговоры с Каримовым, но этого было мало. Тем временем советские деньги обменивались в республиках на новую валюту и возвращались в Россию, внося свою лепту в инфляцию и нехватку товаров.

На этом вопросы официально закончились, и студенты начали расходиться. Однако журналисты не дали Геращенко далеко уйти. Они обступили бывшего банкира со всех сторон. Их интересовали две темы - ЮКОС и Центробанк. Правда, по поводу "ЮКОСа" Геращенко отвечал довольно расплывчато, поэтому оставалась банковская тематика.

Корреспондент Lenta.Ru поинтересовался - если уж Геращенко читает лекции в школе, вернее, в Высшей школе экономики, то какую школьную оценку он бы поставил современной банковской системе? Виктор Владимирович немного смутился, объяснив это тем, что его оценка будет продиктована не тем, что он принимал непосредственное участие в становлении этой системы.

По словам Геращенко, экономика до 91 года и после сумела сохранить свои преимущества несмотря на проблемы роста, проблемы со вкладчиками. То, что слабые банки уходят со сцены - это нормально. Банки остаются в регионах, и там выполняют свою важную миссию. "Четыре с минусом", - подвел итог Геращенко.

На другой вопрос - о том, вступит ли Россия в ВТО, Виктор Геращенко заявил: "А нам это надо?". Он уточнил, что вступление в ВТО - чисто юридическое преимущество.

Отдельная дискуссия развернулась вокруг возможной кандидатуры на пост заведующего банковским надзором в Центробанке (ранее эту должность занимал зампред ЦБ Андрей Козлов, убитый в середине сентября). Как известно, сейчас обязанности главы надзора исполняет Геннадий Меликьян. Геращенко высказал и свою версию причин убийства Козлова. По его мнению, заказчиком мог быть клиент банка, которому банковский надзор помешал проводить определенные операции.

Перечислив все возможные кандидатуры (глава департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Михаил Сухов, глава департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексей Симановский и даже Алан Гринспен), Геращенко уверенно несколько раз повторил, что эта должность подошла бы Константину Шору, который в настоящий момент возглавляет Московское главное территориальное управление Банка России.

Ситуацию, связанную с тем, что нынешний глава Центробанка РФ Сергей Игнатьев не внес кандидатуру Татьяны Парамоновой в список членов совета директоров ЦБ, Геращенко комментировать отказался. Виктор Владимирович заявил, что ничего не знает о том, что будет с Татьяной Парамоновой и в чем состоит конфликт между ней и Игнатьевым.

В то же время Геращенко подчеркнул, что нет никаких причин для того, чтобы полностью укомплектовать совет директоров (согласно законодательству, в совет может входить до 12 человек, а минимум - семеро).

На этом закончилось и выступление Виктора Владимировича для журналистов. Геращенко подхватили сначала телевизионщики, а затем Сергей Александрович Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики, и они оба скрылись где-то на минус первом этаже Высшей школы.