Висельная демократия

Ирак "празднует" казнь Саддама новыми терактами

Спустя сутки после казни Саддам Хусейн был похоронен в своем родовом селении близ Тикрита, рядом с сыновьями, которые погибли еще в начале войны. Теракты, которые последовали за казнью бывшего диктатора, сделали декабрь 2006 года самым тяжелым месяцем для американцев в Ираке за два года. Общее количество жертв с момента вторжения в страну армии США вплотную приблизилось к отметке в 3 тысячи человек, превысив число жертв терактов 11 сентября 2001 года.

По информации агентства Reuters, в результате терактов, последовавших за казнью Хусейна в субботу - первый день мусульманского праздника разговенья - превысило 80 человек. На эти новости американский президент Джордж Буш отреагировал заявлением, в котором подчеркнул, что будут новые трудности, и от американцев по-прежнему требуется самопожертвование во имя прогресса молодой иракской демократии.

Трибунал для тирана

Американцы и их союзники вторглись в Ирак весной 2003 года. Когда операция еще только готовилась, наблюдатели предрекали, что будет война по всем правилам: с фронтами, массированными наступлениями и танковыми прорывами. Однако иракская армия, которую считали одной из самых боеспособных на Ближнем Востоке, загадочным образом рассеялась, и новые власти страны по сей день призывают тех, кто в ней служил, вступать в новые вооруженные силы, а особо буйных непокорных отлавливают с переменным успехом. Коалиция вместо войны "по правилам" получила войну партизанскую, в которой регулярным войскам победить практически невозможно - доказано еще во времена Великой Отечественной.

Главный полководец иракской армии, Саддам Хусейн, пропал сразу после начала кампании. Летом 2003 года в Мосуле в бою с американцами погибли его сыновья Удай и Кусай.

А потом, как-то в декабре, Пол Бремер, возглавлявший тогда временную гражданскую администрацию в Ираке, вышел к журналистам и произнес: "Ladies and gentlemen, we got him" ("Дамы и господа, мы его взяли"). Сообщение было встречено овацией.

Впрочем, наблюдательные журналисты заметили на кадрах задержания Саддама некое цветущее растение, которое, по идее, должно цвести в сентябре, а не в декабре, и предположили, что Хусейна захватили за несколько месяцев до того, как об этом было объявлено. Версий, зачем американцам понадобилось в течение этих месяцев скрывать поимку пикового туза "иракской колоды" (карточные колоды с портретами их главных врагов раздали американским солдатам в начале войны), и почему о задержании Хусейна сообщили именно тогда, а не в какое-то другое время, было высказано великое множество.

Американские военные явно смаковали захват Саддама. Весь мир облетели кадры, на которых врач в резиновых перчатках ощупывал голову обросшего, постаревшего низвергнутого диктатора и пересчитывал его зубы. Отмечалось, что когда солдаты спустились в его подземное убежище, Хусейн не оказал сопротивления, хотя при нем было немало оружия. Пришедших, чтобы взять его, он встретил словами: "Меня зовут Саддам Хусейн".

Позже, когда начался судебный процесс, Саддам преобразился. Во время санобработки ему сбрили бороду, но в тюрьме он снова отпустил ее. Вместо человека в военной форме, в знаменитом берете и с аккуратными усами в зале суда перед публикой неожиданно предстал импозантный старик в белоснежной рубашке с отложным воротом, который гордо смотрел на своих судей и говорил афоризмами.

Американские власти сразу объявили, что судьбу Хусейна определит иракский суд. Вплоть до начала судебного процесса он считался американским военнопленным. Этого статуса Саддам лишился в апреле 2004 года, когда иракцами был создан трибунал из семи судей и четырех прокуроров для суда над бывшим диктатором. Родственники Хусейна выбрали для него 20 адвокатов, среди которых были иорданцы, египтяне, тунисцы, а также швейцарец, француз и американец. В июне Саддам был официально передан под юрисдикцию новых иракских властей, хотя его тюремщиками по-прежнему были американские военнослужащие.

1 июля 2004 года Хусейну официально предъявили первые обвинения. Впоследствии формулировки менялись, но общая суть их сводилась к тому, что Саддам, по версии обвинителей, занимался геноцидом курдов (сам будучи арабом) и шиитов (сам будучи суннитом), не брезгуя при этом использовать химическое оружие и истребив многие тысячи человек. Кроме того, он обвинялся в развязывании войны с Кувейтом.

Процесс над Саддамом, по мнению наиболее авторитетных международных правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch, проходил с многочисленными нарушениями. Защите не показывали документы, которые обвинение приводило в качестве доказательств, подсудимого то и дело выгоняли из зала заседаний за его особенно остроумные высказывания в адрес своих обвинителей и судей. Первая команда адвокатов Хусейна была распущена еще до начала судебного разбирательства, новые адвокаты первым делом усомнились в легитимности суда, а потом их и свидетелей защиты стали похищать и убивать. На Саддама в зале суда несколько раз бросались с кулаками неизвестные.

Судебное разбирательство явно затягивалось. Саддам то отказывался называть судьям свое имя, то посылал их к черту. В конце концов председатель трибунала 14 января 2006 года сложил с себя полномочия, заявив, что иракское правительство давит на него, требуя занять более жесткую позицию по отношению к бывшему диктатору. Его преемник не устроил ни подсудимого, ни других судей, и процесс снова отложили. Еще раз судья сменился осенью 2006 года.

В феврале Саддам объявил голодовку в знак протеста против плохого обращения с ним. Когда он ее прекратил, суд возобновился и наконец добрался до существа дела: началось предметное разбирательство по делу об убийстве по приказу Хусейна 148 жителей шиитской деревни Дуджейл. В 1982 году на кортеж Саддама, когда он проезжал эту деревню, напали, и в ответ правительственными войсками было проведено то, что в России принято называть "жесткой зачисткой". Хусейн утверждал, что приказывал всего лишь расследовать покушение на себя, а массовые убийства стали результатом чрезмерного рвения исполнителей приказа.

Второе обвинение Саддаму предъявили в апреле. По мнению обвинителей, Хуссейн организовал газовую атаку курдской деревни Халабжа в 1988 году, в результате которой погибли около 5 тысяч человек.

Однако судебное следствие по этому делу так и не было завершено. 5 ноября суд приговорил Хусейна к смертной казни за Дуджейл. Шииты, в том числе иракский премьер Нури аль-Малики, не скрывали радости. Курды, в том числе президент Джалал Талабани, напротив, были недовольны, поскольку за преступления против их народа Саддам так и не был осужден. Талабани даже намеревался отсрочить исполнение приговора, отказавшись подписать приговор, но палачи обошлись без санкции президента.

Петля для тирана

26 декабря Апелляционная палата Ирака оставила смертный приговор Хусейну в силе, и для бывшего диктатора начался последний отсчет. Спустя день было обнародовано его прощальное письмо, в котором он призывал народ Ирака и всех людей "забыть про ненависть, потому что она не оставляет возможности быть справедливым, ослепляет и лишает разума", а также "простить любого, кто раскается".

Весь день 29 декабря о том, где и в чьих руках находится Саддам, поступали противоречивые сведения. Адвокаты бывшего диктатора утверждали, что американцы, в чьей тюрьме он содержался во время суда, передали его иракским властям, а представители иракского министерства юстиции опровергали эту информацию. То же ведомство утверждало, что до исполнения приговора остается не менее месяца. И лишь ночью стало ясно, что жить Саддаму осталось всего пару часов: представители американского контингента и иракских властей встретились в "зеленой зоне" в Багдаде и согласовали время казни.

Хусейна повесили за несколько минут до того, как муэдзины призвали мусульман к утренней молитве, знаменующей окончание месяца рамадан и начало праздника разговения. Таким образом, формально религиозный обычай был соблюден и казнь не омрачила праздник.

Уже утром была распространена видеозапись казни. Она была без звукового сопровождения. СМИ со ссылкой на свидетелей казни сообщали, что Саддам держался с достоинством: он отказался, чтобы ему завязали глаза, и умер с молитвой на устах.

В день казни Саддама в Ираке произошли несколько терактов, в результате которых погибли десятки человек, в том числе американских военнослужащих.

Радость по поводу казни Хусейна выразили США, их ближайший союзник Великобритания, а также воевавшие с саддамовским Ираком Иран и Кувейт. Впрочем, официальный Тегеран, чьи отношения с Вашингтоном трудно назвать теплыми, поспешил объявить, что эта казнь - победа иракского народа над своим диктатором, а не победа США. Другие страны мира осудили казнь или ограничились призывами к миру, согласию и вообще всему хорошему.

Весь день в отсутствие официальной информации высказывались различные предположения о месте и времени захоронения Хусейна. Основных версий было две: что его похоронят в родной деревне Ауджа близ Тикрита, где покоятся его погибшие сыновья, или что его похоронят тайно в неизвестном месте, чтобы его могила не стала местом поклонения для его сторонников.

В шиитских кварталах отмечали "двойной праздник" (разговение и смерть тирана), сунниты поминали своего лидера и обещали отомстить.

Утром 31 декабря дня поступило сообщение о том, что Хусейн был похоронен в Аудже в присутствии главы племени, к которому он принадлежал, нескольких родственников и местных чиновников. По некоторым данным, власти перекрыли выезды из ближайшего крупного города - Тикрита, где Саддам пользовался наиболее широкой поддержкой. Эти меры были приняты для того, чтобы не допустить на похороны его многочисленных сторонников.

Тогда же была распространена вторая видеозапись казни Хусейна. Она, предположительно, сделана при помощи камеры мобильного телефона и, в отличие от той, что была обнародована днем ранее, имела звуковое сопровождение. На ней слышно, как Саддам молится, а палачи перебивают его криками "Муктада! Муктада!", имея в виду, по всей вероятности, шиитского лидера Муктаду аль-Садра, который в недавнем докладе Пентагона американскому Конгрессу назван главным врагом иракской стабильности и безопасности.

План для президента

Конец 2006 года выдался тяжелым для Буша. Его Республиканская партия утратила контроль над обеими палатами Конгресса, вслед за тем ушел в отставку министр обороны Доналд Рамсфелд, а его преемник Роберт Гейтс признал, что США "не выигрывают" войну, да еще и комиссия Бейкера опубликовала не слишком лестный для администрации доклад по ситуации в Ираке.

Демократы отмечают победу на выборах в Конгресс, прикидывая сроки вывода войск из Ирака. Похоже, им очень хочется, чтобы войска из Ирака выводил именно Буш, который их туда отправил, - это было бы весьма унизительно для республиканцев и нанесло бы очередной сокрушительный удар по их, республиканцев, имиджу "крутых парней" в преддверии президентских выборов. Кроме того, преемнику Буша, который, вполне вероятно, будет демократом, в таком случае не придется возиться, заканчивая непопулярную войну.

Не преминула щелкнуть Буша по носу и "Аль-Каеда", которая предложила американцам убраться из Ирака в течение месяца, пообещав в случае их согласия не устраивать новых диверсий.

Бушу ничего не остается, кроме как признать вслед за своим новым министром обороны, что США в Ираке "не побеждают". Где-то в недрах его администрации зреет новый план действий в Ираке, который обещают обнародовать в новом году. В СМИ то и дело появляются сообщения о том, что разработка плана продвигается быстро, и что Буш им очень доволен, но в чем заключается этот план, никто пока не рассказывает.

Что касается собственно казни Саддама, Буш назвал ее очередным шагом на пути Ирака к демократии. Ранее он выступил с аналогичным заявлением после оглашения приговора бывшему диктатору. Комментарии наблюдателей по поводу этих заявлений Буша особенно язвительны в связи с тем, что 17 декабря его брат, губернатор Флориды Джеб Буш ввел мораторий на исполнение смертных приговоров, поскольку, по его собственным словам, не вполне уверен в гуманности тех методов, которыми умерщвляются осужденные.

Злые языки говорят, что для Буша расправа над Саддамом - это "семейное дело". Дескать, Буш-старший, в президентство которого была проведена операция "Буря в пустыне", тогда, в 1991 году, не довел дело до конца (то есть до свержения Хусейна), о чем впоследствии жалел. В соответствии с этой версией, его сын в 2003 году решил восстановить честь семьи, которую считал поруганной. Кроме того, Буш-младший и его окружение (в том числе вице-президент Дик Чейни, бывший министр обороны Доналд Рамсфелд и другие) искренне верили в то, что принесут народу Ирака демократию и счастье. А нефть тут ни при чем.

Впрочем, как говорил один литературный герой, все теории стоят одна другой. Так или иначе, Бушу действительно нужен новый план по Ираку, если он не хочет войти в историю США как президент, ввязавшийся в войну, которая не только была стране не нужна, но и закончилась позорным провалом. И это не говоря о делах более насущных, чем история, вроде грядущих в 2008 году президентских выборах, на которых перспективы республиканцев пока выглядят не слишком (для них) вдохновляюще.

Год для диктаторов

2006 год имеет шансы войти в историю как год, когда уходили диктаторы: в этом году умерли Аугусто Пиночет, Сапармурат Ниязов, Слободан Милошевич, а теперь вот и Хусейн. При этом Ниязов умер в статусе пожизненного президента и "отца всех туркмен", Пиночет - в статусе подозреваемого в политических убийствах, Милошевич - в статусе обвиняемого в военных преступлениях, а Хусейн - в статусе виновного в таковых.

Радоваться смерти человека, тем более насильственной, грешно. Поэтому остается только надеяться на то, что в этом году, когда умерли четыре диктатора, не родилось ни одного нового.

Артем Ефимов

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло