Как "фанера" над Москвою

В Московской городской Думе обсудили использование фонограммы

Сегодня, 19 января 2007 года, в здании Московской городской Думы прошел круглый стол, посвященный обсуждению законопроекта "О порядке информирования потребителей при использовании фонограммы". Если этот законодательный акт вступит в силу, организаторов концертов обяжут информировать зрителей об использовании артистами любого вида фонограммы. Причем информация должна быть доведена до потребителя в доступной форме: законопроект касается размера и формы шрифта, которым будет сделано упоминание о "фанере" в афишах, продолжительности и громкости сообщений, появляющихся в эфире, и прочих деталей.

Список участников круглого стола был весьма разнообразен. Председательствовал спикер Московской городской Думы Владимир Михайлович Платонов. Выступить (или просто поприсутствовать) пришли представители многих телевизионных и радиоканалов, музыкальные журналисты, продюсеры и исполнители. К сожалению, корреспондентам Ленты Ру не удалось заметить обещанных Катю Лель и Марину Хлебникову (эти две певицы наверняка обладают собственным мнением, касающимся использования фонограммы). Зато в углу сидели старшеклассницы из девчачьей группы "Ранетки" - впрочем, они не спешили поделиться своей точкой зрения да и вообще скучали, по всей видимости.

Певец Александр Градский, взявший слово одним из первых, выступил, разумеется, против использования фонограммы. Вообще говоря, это и стало основной проблемой мероприятия: обсуждали не только и не столько законопроект, сколько собственное отношение к "фанере". Градский, не уложившийся в запланированные три минуты, неоднократно подавал голос и позже, во время выступлений других ораторов. Благо, для этого ему не приходилось даже включать микрофон - голос-то мощный.

Следующим выступал музыкальный критик Артемий Троицкий ("Да он меня совершенно не слушал," - шепотом возмутился Градский где-то в начале выступления). Он подчеркнул, что необходимо разобраться с определениями, так как от 50 до 80 процентов статусных зарубежных исполнителей (из категории тех, чьи выступления принято считать "живыми") в той или иной степени используют фонограмму. С точки зрения Троицкого, это вполне нормально, и наказывать стоит только тех, кто во время концертов использует запись вокала и солирующих инструментов. Зато наказывать весьма сурово: обложить пятидесятипроцентным налогом, например. Также Троицкий отметил, что, хотя он не видит в законопроекте ничего вредоносного, пользы от этого акта тоже, вероятно, будет немного.

Затем взял слово генеральный директор "Москонцерта" Александр Беленький. Он задался вопросом, а какой же, собственно, орган будет контролировать исполнение деталей обсуждаемого законопроекта, включая соблюдение размера шрифтов сообщений об использовании фонограммы. Кроме того, он заявил, что в России за последние десять лет исчезли профессиональные звукорежиссеры, а на настройку звука современные группы тратят по 15-20 минут, что непозволительно много.

Затем выступила первая из присутствовавших женщин, председатель правления SAV Entertainment Надежда Соловьева. Первым делом она сообщила, что является ярым противником пения под фонограмму. ("Они не поют, а изображают пение!" - не выдержал Градский.) Хочется отметить, что большинство присутствовавших также выступали против использования "фанеры", так что причина разногласий была не вполне очевидна. Затем Соловьева предположила, что присутствующие не вполне верно расставили приоритеты, и, например, борьба с пиратской аудиопродукцией принесла бы больше пользы, чем борьба с фонограммой.

После слово дали к продюсеру Валерию Белоцерковскому. Он развил мысль Троицкого о том, что обманщиков надо наказывать. Правда, бизнесмен, в отличие от журналиста, предпочел бы не наказывать рублем, а сразу сажать. И даже не столь важно, кого именно. Артист ли, промоутер ли окажется за решеткой, главное - результат. Кроме того, Белоцерковский вообще счел, что законопроект подлежит тотальной переделке, так как носит разрешающий, а не запретительный характер.

В этот момент опять раздался голос Градского. Певец верно подметил, что все выступающие в общем-то говорят одно и то же, только разными словами.

Впрочем, все остальные ораторы выступали значительно меньше, вероятно, устав от обсуждений, которые к тому моменту продолжались уже около часа. В заключение Платонов подытожил все сказанное и сообщил, что с радостью рассмотрит любые дополнения и комментарии, но уже не в рамках этого круглого стола.

Увы, но наиболее верными в конечном итоге кажутся слова Артемия Троицкого. Потребители, из соображений заботы о которых закон и начал разрабатываться, наверняка ничего не потеряют после введения его в силу. Но также маловероятно, что они что-то приобретут. В конечном итоге, устроители корпоративных вечеров наверняка знают, на что идут, приглашая выступать перед расслабляющимися сотрудниками очередных "Стрелок". И запись телевизионных праздничных концертов, где каждому из двух десятков исполнителей едва хватает времени на то, чтобы выбежать на сцену (не говоря уж о настройке инструментов), вряд ли когда-нибудь обойдется без использования фонограммы.

Да и кроме того, хотя все присутствовавшие вроде бы были против использования фонограммы, они, казалось, не слышали или не понимали друг друга. Может быть, все дело в терминологии, в которой легко запутаться (одних только разновидностей "фанеры" в законопроекте предусмотрено четыре). А может быть, дело в том, что исполнитель хочет переложить ответственность за использование фонограммы на промоутера, и наоборот. Но так или иначе, до вступления закона в силу еще очень далеко.