Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Странная смерть

Обозреватель "Коммерсанта" погиб при загадочных обстоятельствах

Второго марта в Москве при загадочных обстоятельствах погиб военный обозреватель газеты "Коммерсант" Иван Сафронов. Журналист, у которого, по отзывам друзей и близких, не было врагов, неразрешимых противоречий в семье и на работе, выпал из окна лестничной площадки собственного дома. Следствие считает, что Сафронов - полковник ракетных войск в отставке - совершил самоубийство. Его коллеги по изданию отмечают, что журналист владел информацией о планах поставок российских вооружений Сирии и Ирану. Сам Сафонов, по их словам, опасался, что в случае публикации этих сведений его обвинят в разглашении гостайны.

Обозреватель "Коммерсанта" Иван Сафронов в день гибели находился на больничном. В конце февраля его госпитализировали с сильными болями в животе - врачи выяснили, что журналист страдает язвой желудка. 2 марта он как раз возвращался с приема у своего лечащего врача Анны Елецкой, которая, по ее же словам, сообщила Сафронову, что "наметилась положительная динамика в лечении". То есть причин для крайне серьезного беспокойства, связанного со здоровьем, у него не было.

Коллеги Ивана Сафронова выяснили, что приехав в свой район журналист зашел в магазин и купил апельсины. Войдя к себе в подъезд, Сафронов, по всей видимости, поднялся не к себе на третий этаж, а выше. Его кепка и пакет с покупками были обнаружены на подоконнике последней лестничной площадки, расположенной между четвертым и пятым этажами. Одна створка окна там наглухо заколочена, поэтому, как предполагают журналисты "Коммерсанта", выбросить кому-то Ивана Сафронова в оставшийся проем было бы непросто, поскольку он был крупным и высоким. По крайней мере, сделать это без шума и драки уж точно было невозможно, однако никто из соседей ничего подозрительного не слышал.

На подоконнике следователи обнаружили след от подошвы ботинка. Сафронов упал сначала на бетонный козырек подъезда, после чего свалился на землю. Несколько свидетелей, живущих напротив, позднее сообщили журналистам, что увидели лежащего мужчину сразу же после падения. По их словам, какое-то время он пытался приподняться, но это у него не получилось. Первый звонок в скорую помощь также оказался безрезультатным, поскольку там заявили, что "собирать вечером в пятницу всех пьяных в Москве мы не можем". После того как медики все же приехали, помощь Сафронову уже не понадобилась. Очевидцы утверждают, что пристально наблюдали за дверью подъезда и окнами лестничной клетки, однако после падения журналиста никто не выходил и не показывался.

Коллеги Ивана Сафронова теряются в догадках, что же могло произойти. Каких-то конфликтов на работе у него не было. По словам заместителя главного редактора "Коммерсанта" Ильи Булавинова, даже находясь на больничном, он ходил на мероприятия, приносил в редакцию новости и собирал комментарии. По словам родственников журналиста, Иван Сафронов был очень открытым человеком и обычно рассказывал о своих неприятностях. Близкие не припомнят, чтобы в последнее время он жаловался, например, на какие-то финансовые трудности и вообще как-то конфликтовал. Кроме того, у него остался сын, который заканчивал школу и в этом году должен был поступать в институт, дочь, которая ждет ребенка, и престарелая мать. Все это, по мнению семьи Сафронова, противоречит версии о самоубийстве. Расшифровка его телефонных разговоров также не указывает на возможность такой развязки.

Журналисты из "Российской газеты", отзываясь о профессиональной деятельности Сафронова, заявили, что "он никогда в своих статьях не лукавил и не передергивал факты". "Не все принимали такую бескомпромиссность, но все равно относились к Ивану с уважением, как к настоящему профи. Друзей у него было множество, среди них - почти весь цвет российской оборонки, а также многие высшие чины министерства обороны", - отметили они. О том, что Сафронов пользовался уважением среди высокопоставленных военных говорят хотя бы отзывы о нем, опубликованные в "Коммерсанте". Были, безусловно, и те, кому деятельность Сафронова не нравилась. Журнал "Новости Космонавтики", комментируя сообщение о гибели журналиста, отметил: "Он много писал об освоении космоса. Часто его публикации, насыщенные фактами, вызывали раздражение у руководителей ракетно-космической отрасли".

Так как причины случившегося не удалось объяснить конфликтами личного и бытового характера, их начали искать в сфере профессиональных интересов Ивана Сафронова. По словам журналистов "Коммерсанта", последние недели своей жизни Сафронов занимался расследованием схем поставок российского вооружения ближневосточным странам - Сирии и Ирану. В конце февраля он сообщил, что обладает информацией о готовящихся поставках в Сирию ракет "Искандер-Э", однако писать об этом пока не будет, так как в случае огласки разразится большой международный скандал, а ФСБ обязательно возбудит уголовное дело по факту разглашения гостайны и "доведет его до конца". Эти сведения, как отмечает газета, журналист узнал как раз во время своей последней командировки в ОАЭ на выставку вооружений IDEX-2007. Сафронов заявлял материал в один из номеров издания, но в редакцию он так и не поступил. Известно, что в 2005 году, после обращения израильского премьер-министра Ариэля Шарона, президент РФ Владимир Путин официально заявил, что Россия не намерена поставлять Сирии новейшие оперативно-тактические ракетные комплексы "Искандер". По данным газеты, в материалах Сафронова речь шла о поставках российских вооружений ближневосточным странам через Белоруссию.

Стоит отметить, что обозреватель "Коммерсанта" уже несколько раз вызывался в ФСБ, где давал разъяснения по поводу источников своих публикаций. Однако всякий раз ему удавалось доказать, что обнародованные им сведения не подпадают под определение гостайны, поскольку находятся в открытом доступе. По факту выхода его материалов даже возбуждались уголовные дела, однако Сафронову официальных обвинений никогда не предъявлялось, то есть "до конца" они не доводились. Корреспондент "Коммерсанта" Андрей Колесников вспомнил о своем разговоре с Сафроновым: "Несколько дней назад я обратился за советом к Ивану, потому что меня вызывали в ФСБ. Мне не сообщили тему беседы, и я подумал, что речь идет о каком-нибудь государственном секрете, который я выдал. Иван меня успокоил: иди и вали всю ответственность на меня. Я знаю, как с ними разговаривать".

Немудрено, что Сафронов знал, как говорить с представителями спецслужб. Для этого у него был не только немалый журналистский опыт, но и военный. В свое время он окончил Военную академию ракетных войск, после чего служил на Дальнем Востоке, а затем вернулся в Москву, где был сотрудником пресс-службы Военно-космических сил. На пенсию Иван Сафронов вышел в звании полковника.

Исходя из этого, остается загадкой - могли ли спецслужбы настолько запугать журналиста, что он решился на самоубийство. Коллегам Сафронова не удалось подтвердить ни эту версию, ни версию убийства обозревателя. Более того, они признали, что "никаких криминальных следов найти не удалось".

Союз журналистов России (СЖР) уже объявил о том, что проведет собственное независимое расследование гибели обозревателя газеты "Коммерсант" Ивана Сафронова. Генеральный секретарь СЖР Игорь Яковенко напомнил, что в России с 1993 года были убиты 214 журналистов, и он не хочет, чтобы убийство обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской и гибель Сафронова "ушли в статистику".

Однако в любом случае последнее слово останется за прокуратурой. Правда, следователи поначалу рассматривали версию несчастного случая, но позднее дело было заведено по статье "доведение до самоубийства". Причем в следственных органах подчеркнули, что в процессе расследования дело может быть переквалифицировано на другую статью. Другими словами, прокуратура пока, видимо, сама не знает, что думать о случившемся, поэтому не исключает все версии гибели Ивана Сафронова.

Руслан Кадрматов