Новости партнеров

Президентские бега

Во Франции оглашен официальный список 12 кандидатов на президентское кресло

В понедельник, 19 марта, председатель Конституционного совета Жан-Луи Дебре (Jean-Louis Debre) дал официальный старт президентской гонке во Франции, огласив список из двенадцати кандидатов, которым удалось заручиться доверием избирателей и собрать 500 подписей мэров городов и других официальных лиц. Их имена были оглашены в произвольном порядке согласно жеребьевке, проведенной членами Конституционного совета.

Господа претенденты

На пост президента Франции претендуют:

  • Оливье Безансено (Olivier Besancenot) от Коммунистической революционной лиги (LCR)
  • Мари-Жорж Бюффе (Marie-George Buffet), выдвинутая Коммунистической партией Франции (PCF)
  • Жерар Шиварди (Gerard Schivardi), поддерживаемый Рабочей партией (Parti des travailleurs)
  • Франсуа Байру (Francois Bayrou), лидер центристского "Союза за французскую демократию" (UDF)
  • Жозе Бове (Jose Bove), главный представитель французских антимондиалистов
  • Доминик Вуане (Dominique Voynet), выдвинутая кандидатом в президенты от партии "Зеленых" (Verts)
  • Филипп де Вилье (Philippe de Villiers) из умеренно консервативного "Движения за Францию" (Mouvement pour la France)
  • Сеголен Руаяль (Segolene Royal) от Социалистической партии (PS)
  • Фредерик Ниу (Frederic Nihous) из партии "Охота, рыбалка, природа и традиции" (CPNT)
  • Жан-Мари Ле Пен (Jean-Marie Le Pen) лидер праворадикального "Национального фронта" (FN)
  • Арлетт Лагийе (Arlette Laguiller) от крайней левой партии "Рабочая борьба" (Lutte ouvriere)
  • Список замыкает Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) от "Союза за Народное Движение" (UMP), пока еще занимающий пост министра внутренних дел
  • Разумеется, список не отражает популярности того или иного кандидата среди населения. Реальных претендентов на президентское кресло всего четыре: это Николя Саркози, Сеголен Руаяль, Франсуа Байру и, наконец, человек, который вызывает неподдельный страх среди многочисленных политических наблюдателей и аналитиков - Жан-Мари Ле Пен. По иронии судьбы, Николя Саркози, который, по данным предварительных опросов, пока что пользуется наибольшей поддержкой французов, занимает в списке последнее место.

    Согласно опросам общественного мнения, регулярно проводимым институтом IPSOS в преддверии президентских выборов, на 18 марта популярность Николя Саркози была самой высокой и продолжала расти: за него проголосовали бы 29,5 процентов; за Сеголен Руаяль готовы отдать свои голоса 25 процентов избирателей; поддержку Франсуа Байру намерены оказать 21 процент опрошенных; за Ле Пена собираются голосовать 12,5 процентов. Популярность оставшихся кандидатов не превышает 3,5 процентов. Наконец, еще 14 процентов респондентов пока не определились со своим выбором.

    Конечно, не все еще решено. Тем более, что выборы 2002 года показали всю иллюзорность предварительных опросов, когда Жан-Мари Ле Пен, считавшийся во всех смыслах политиком маргинальным, вышел во второй тур, опередив социалиста Леонеля Жоспена, которого рассматривали как главного соперника Жака Ширака. Фактор неожиданности всегда присутствует, хотя французы и особенно "французские левые" (от социалистов до мелкой троцкистской сошки) наверняка извлекли уроки из предыдущих выборов и увидели всю опасность "распыления голосов" между левыми партиями.

    Двое из ларца

    Главная интрига грядущих президентских выборов, как представляется, состоит в другом, а именно: в наличии среди ведущих претендентов двух кандидатов, между которыми особой разницы, кроме партийной принадлежности, в принципе нет, по крайней мере, для избирателей она не заметна. Это Сеголен Руаяль, выдвинутая на пост президента социалистами, и центрист Франсуа Байру. Газета Liberation с беспокойством отмечает, опираясь на результаты проведенного институтом H2 опроса, "схожесть имиджа и одинаковость предлагаемых этими политиками программ", в то время как, возглавляющий президентскую гонку, Николя Саркози резко отличается от обоих. К этому можно добавить, что, по данным социолога Жерома Фуке (Jerome Fourquet), более половины электората Байру составляют перебежчики "слева".

    По мнению социолога Франсуа Мике-Марти (Francois Miquet-Marty), это означает чрезвычайную подвижность электората социалистов и центристов, что имеет свои как отрицательные, так и положительные стороны. Главное неудобство в том, что схожесть между Руаяль и Байру до предела обостряет борьбу между ними в первом туре, ведь формально они представляют разные партии. Зато, с другой стороны, тот, кто пройдет во второй тур, очевидно, получит поддержку части электората своего проигравшего соперника-клона и может в итоге стать президентом.

    Во французской прессе появляется великое множество прогнозов, кто из двоих - Руаяль или Байру - пройдет во второй тур и, соответственно, сколько голосов соберет во втором туре. Хотя здесь тоже не все так просто. Если во второй тур пройдет пара Саркози-Байру, то с учетом голосов социалистов, которые будут голосовать за Байру как за меньшее из двух зол, и других левых помельче, он победит с результатом 57 процентов против 43 процентов за Саркози. Если же во втором туре будут бороться Саркози и Руаяль, то, как ни странно, центристы Байру, вероятнее всего, поддержат Саркози, который победит с результатом 52 процента против 48.

    "Если нужно будет сжечь Париж, мы сожжем Париж" (Барон де Бретей)

    Но это еще впереди, а сейчас "двое из ларца" занимаются тем, что стараются измыслить что-то такое, что могло бы прибавить им столь необходимой индивидуальности, популярности и, как следствие, голосов. Особенно непосредственно ведет себя госпожа Руаяль.

    18 марта она, как говорится, "отличилась", заявив, что, став президентом, она положит конец существующей сейчас во Франции Пятой республике, которая, по ее словам, "уже выдохлась", и положит начало Шестой республике. Сеголен намеревается создать "новую систему разделения властей, для того чтобы модернизировать Францию и сделать процесс принятия политических решений более эффективным". Для этого она готова созвать Конституционную ассамблею, которая займется изменением конституции. Вот так, ни много, ни мало.

    Поясним: речь идет о создании государства заново. Это означает, что на год или больше, Франция будет занята созданием нового закона государства. Это приведет к ожесточенным политическим дискуссиям, социальному напряжению, демонстрациям студентов и ребят из предместий, которым тоже есть, что сказать. Ежедневными вопросами внутренней и внешней политики, которые отлагательств не терпят и являются настоящей жизнью страны, заниматься времени уже не будет. Это очень выгодно для демагогов всех мастей и тех, кому "не дано" ни говорить по существу, ни делать.

    Пятая республика родилась вследствие глубокого политического кризиса, порожденного разрушением французской колониальной империи, поставившего саму метрополию на грань гражданской войны. Страну собрал воедино и укрепил "последний великий француз" генерал де Голль. Но вот делать обратное и сознательно провоцировать кризис, принимая новую конституцию?

    Хочется спросить, что происходит в голове у этой женщины? Конституция это ведь не платье, которое можно менять по сезону. Более того, делать из этого пункт предвыборной программы значит поступать не только безответственно, но еще и не вполне честно и, может быть, даже противозаконно, так как президентские выборы превратятся в своего рода референдум о принятии новой конституции.

    Николя Саркози, как и ожидалось, резко осудил, инициативу Руаяль. "Это типично французская болезнь каждые пять дней требовать новой конституции и думать, что, голосуя за тот или иной закон, мы автоматически решаем проблему, - заявил он. - Видели ли вы человека, который бы вам сказал "я страдаю от наших институтов власти"? У нас хорошие институты. Какие вопросы необходимо прежде всего решать? Это безработица, повышение покупательной способности населения, регулирование иммиграции и интеграция вновь прибывших во французское общество. И совершенно не важно, какая по счету у нас республика шестая, седьмая или восьмая".

    Но самое забавное - это реакция на слова Руаяль Франсуа Байру. Ей не удалось своей экстравагантной выходкой отделаться от преследователя, потому что он тут же поспешил заявить, что тоже поддерживает идею создания Шестой республики. Байру считает, что изменения должны коснуться прежде всего статуса и полномочий правительства и президента. Кроме того, он предлагает внести изменения в избирательный закон и сделать выборы в парламент на 50 процентов пропорциональными. Все это должно привести к созданию "беспристрастного государства".

    Левоцентристкий диагноз

    Если попытаться разобраться в причинах, которые привели к тому, что в президентской гонке возник кандидатский "дубль", то наиболее верным ответом на этот вопрос является очевидный кризис руководства, который переживает Социалистическая партия. Сеголен Руаяль была выбрана кандидатом на президентский пост, однако, когда спала эйфория стало очевидно, что ей не хватает сил и умения для того, чтобы сплотить партию и ее электорат и привлечь на свою сторону новых избирателей.

    Она оказалось неспособной выдвинуть оригинальную программу, которая бы составила альтернативу программе ее главного конкурента Николя Саркози. Вместо того, чтобы заинтересовать, убедить и перетянуть избирателей на свою сторону, она попыталась угодить всем, выдвинув весьма аморфный документ, "Президентский пакт", в котором призвала нацию к согласию и единению (вокруг своей кандидатуры), и предложила реформы, порой взаимоисключающие друг друга.

    При этом Руаяль даже не заметила, сама идея "пакта" уже вторична, так как до нее Николя Саркози уже успел выдвинуть свой "Республиканский пакт". "Теперь у нас есть стерео", - говорит избиратель на одной из многочисленных карикатур. Более того, оказалось, что ряд предложений Руаяль по таким вопросам как дальнейшее введение 35 часовой рабочей недели, реформа пенсионного обеспечения и налогообложение крупных предприятий противоречат положениям программы Социалистической партии "Осуществим изменения вместе: социалистический проект для Франции" ("Rуussir ensemble le changement : le projet socialiste pour la France"), принятой в 2006 году.

    Руаяль сознательно дистанцировалась от других партийных лидеров "слонов" и от партии в целом, заявив, что "вновь обретает свободу по отношению к PS". Глава ее предвыборного штаба заявил руководителям социалистов на местах, что "партия является дополнением к кандидатуре Сеголен". "Все зависит только от меня… О некоторых вещах я должна говорить будучи полностью свободной", - считает Руаяль, а партия, полагает она, важна для того, чтобы обеспечить стабильность после выборов. Пример такой свободы - это заявление о Шестой республике, которое привело в изумление даже социалистов.

    Однако, даже освободившись, она, как говорится, "не тянет". Выступая на телевизионном ток-шоу "Вам судить", Руаяль два часа подряд отказывалась отвечать на технические вопросы о пенсиях, финансах и т.д.

    Не удивительно, что часть электората социалистов утекает к Байру. А тот со своей стороны, действует вполне в духе, присущем "Союзу за французскую демократию". Главная тактика центристов состоит именно в том, чтобы "откусывать" электорат у правых и левых. "Французы должны понять, что они не являются пленниками альтернативы между правыми и левыми, которую им стараются навязать, - заявил, в этой связи Байру. - Есть решение, позволяющее этого избежать".

    В 1974 году благодаря этой тактике Валери Жискар д'Эстен пришел к власти. Проблема, однако, заключается в том, что на двух стульях сидеть нельзя, и центристское правительство, как показал опыт д'Эстена, в своих действиях оказывается напрочь парализованным. Как считает социолог Ролан Кайроль (Roland Cayrol), Байру поддерживают те, кто разочаровался в Сеголен Руаяль и в Николя Саркози. Однако это еще не значит, что французы стали центристами. Если старые лидеры вновь завоюют их доверие, они покинут Байру.

    Но вот завоюют ли? Руаяль не раз заявляла, что не желает участвовать ни в каких теледебатах с Франсуа Байру, так как у него просто нет собственной программы. Можно сказать иначе, дискутировать с Байру для Сеголен все равно, что плевать в зеркало. Со своей стороны Саркози потерял часть симпатий избирателей после того как предложил учредить особое министерство по делам иммиграции и национальной идентичности. Это было расценено как заигрывание с крайне правыми, и вызвало бурю возмущения со стороны адептов поголовного равенства, и прочих "скорбящих по индивиду". Популярность Саркози упала с 33 процентов до 28. Однако вряд ли Саркози откажется от своих слов, чтобы привлечь симпатии.

    Перед французским электоратом стоит нелегкий выбор. Как показывает опыт, чем ближе день выборов тем сильнее накаляются страсти. Общественное мнение крайне изменчиво. За оставшееся время могут произойти события совсем уж неожиданные. Падение Саркози, взлет Сеголен и Байру. Нельзя забывать и про Ле Пена. В условиях неопределенности и потери основными претендентами популярности он сможет вновь воспользоваться "протестным голосованием" разочаровавшихся в политической неразберихе избирателей. И тогда вновь настанет 2002 год. И это может оказаться еще хуже Шестой республики.

    Алексей Демьянов

    Мир00:0117 августа

    Опасный пассажир

    Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры