Лебединая песня Воробья

"Пираты Карибского моря. На краю света" обязаны стать последней частью сериала

Сказать, что третьих "Пиратов" ждали, это не сказать ничего. Откровенно говоря, трудно припомнить за последние годы фильм, который вызывал бы такой ажиотаж у зрителей всех поколений и ориентаций. Девочки стонали в предвкушении Джонни Деппа, мальчики надеялись на хорошую поножовщину... правда, некоторые из них тоже ждали Джонни. В общем, было понятно, что "Пираты Карибского моря. На краю света" - главный фильм года, и помешать его триумфу не может никто, кроме него самого.

Итак, действующие лица. Джек Воробей, скормленный в конце второй части гигантскому головоногому; Элизабет Суонн, скормившая Джека гигантскому головоногому; Уилл Тернер, желающий спасти своего отца от капитана "Летучего голландца"; Дэйви Джонс, скорбящий о потерянной возлюбленной и готовый пустить всех на корм рыбам; капитан Барбосса, чудесным образом возвращенный с "того света" чернокожей колдуньей; колдунья, которая явно что-то не договаривает; командор Норингтон, любящий Суонн, но попавший в дурную компанию; и прочие второстепенные персонажи, вроде Рагетти, роль которых, как водится в диснеевских фильмах, зачастую важнее, чем у главных действующих лиц.

Цель героев, а значит и всего фильма, - найти способ спасти Джека Воробья, поженить Уилла и Элизабет, покопаться в прошлом Дэйви Джонса и доказать всему миру, что лучше быть человеком с одним глазом, одетым в лохмотья, пьющим ром чаще воды, но свободным, чем человеком с хорошей выправкой, наградным оружием, всеми зубами, но на службе Ее Величества.

Если фильм "Проклятье 'Черной жемчужины'" стал в свое время настоящим откровением благодаря великолепному Джонни Деппу, совершенно неотразимому Джеффри Рашу, динамичному сюжету и прекрасным спецэффектам, "Сундук мертвеца" довел все это вместе взятое до уровня настоящего диснеевского аттракциона, то третья часть, к удивлению, утратила многие компоненты успеха сериала.

С самого начала бросается в глаза, что герои, уже вкусившие всемирной славы, старательно играют сами себя. Ужимки Джека Воробья, коротающего вечность в тайнике Дэйви Джонса, стали почти гротескными, от мрачной ухмылки Барбоссы уже не исходит былой угрозы, а вечно полуоткрытый рот мисс Суонн требует вмешательства врачей. Единственный, кто умудрился сохранить почти детскую естественность, - это, как ни странно, Уилл Тернер, но, вероятно, лишь потому, что героическое вращение глазами никогда не потеряет своей актуальности.

Видимо, понимая, что на одной харизме Джека Воробья со товарищи третий фильм строить уже нельзя, создатели ввели в картину достаточно новых персонажей, главным из который является капитан Сяо Фен в исполнении Чо Юньфата. Однако каким-либо образом мотивировать появление этого колоритного персонажа они явно не смогли, поэтому его быстрое появление и столь же быстрое исчезновение проходит практически незамеченным.

В "Сундуке мертвеца", между невероятно забавными эпизодами, вроде того же поединка в мельничном колесе или бега в плетеном шаре, зрителям предлагалось совершить лишь одно мысленное усилие - осознать суть договора, заключенного между морским дьяволом и Воробьем. В третьей же части добрые полтора часа экранного времени потрачены на объяснение ужасно запутанных отношений между главными персонажами.

Разобраться до конца кто кому и чем обязан, какое очередное предательство нужно совершить, и какой пункт пиратского кодекса будет задействован в случае, если все это произойдет, чрезвычайно сложно. Единственное, что остается неизменным, так это запечатанное в сундуке сердце Дэйви Джонса, которым мечтают завладеть почти все, кроме капитана Барбоссы, вынашивающего куда более радикальные планы разрешения всеобщего конфликта.

В процессе выяснения отношений между героями временами невозможно избавиться от желания нажать на ускоренную перемотку, чтобы наконец увидеть то феерическое действие, которое со времени выхода первой серии стало визитной карточкой "Пиратов".

Но, пожалуй, самым главным недостатком третьей части является чрезвычайно малое количество новых комических элементов. Ну, невозможно в очередной раз смеяться над постоянно выпадающим глазом, наивной трусостью Воробья и почти человеческими повадками обезьянки. И даже пощечины, которые получает Джек от обманутых им дам, уже выглядят пародией.

Нельзя, конечно, сказать, что смешных моментов в картине нет совсем. Одна демонстрация мамаши Джека Воробья многого стоит. Да, именно, мамаши, потому что столь ожидаемое всеми явление Воробья-старшего, роль которого досталась Кейту Ричардсу, было сведено к известной всем формуле про крошку сына, которому папа объясняет, что такое хорошо. Не менее смешным оказывается и бракосочетание Уилла и Элизабет, но на этом фантазия авторов сценария окончательно иссякает.

Единственным драматическим персонажем картины, вызывающем временами нечто похожее на сочувствие, является Дэйви Джонс. Его незавидная участь и тайная страсть делают его поступки едва ли не самыми мотивированными из всех. Под конец зрителям будет представлен и предмет его обожания, и, ей Богу, отпадут всякие вопросы о том, почему он предпочел превратиться в осьминогоподобное чудище и скрыться в глубинах моря.

Однако самой главной тайной Джонса является даже не его возлюбленная, а способ избавления от заклятья. Любой, проткнувший куском заточенного металла его сердце, занимает место морского дьявола и капитана "Летучего голландца". Ну, а если найден метод, то кто-нибудь им уж обязательно воспользуется, указывая тем самым на почти стопроцентную неотвратимость продолжения сериала.

Лишь в последние 30 минут фильма "Пираты" предстают перед нами во всей своей бесшабашной красе. Можно со всей уверенностью утверждать, что такого ураганного действия, которое разворачивается в финале, зритель не видел никогда. Все 225 миллионов долларов, потраченных на создание картины, видны в каждом кадре решающего сражения, почти полностью нарисованного художниками-аниматорами. Одним лишь этим эпизодом третьи "Пираты" совершенно оправдывают свое существование.

В заключении стоит признать, что, несмотря на все вышеописанные недостатки, фильм несомненно удался. Придумать что-то новое для третьей серии - задача практически нереальная, а то, что было сделано режиссером Гором Вербински и иже с ним, в любом случае обеспечивают порцию хорошего настроения после просмотра. Остается лишь пожелать им остановиться на достигнутом.

Пусть в нашей памяти останется эта трилогия, или, в крайнем случае, лет через 20 можно снять приквел к ней, в котором рассказать, как одного доброго и честного мальчика из далекой-далекой страны заманили на прибывший неизвестно откуда корабль, и тот отвез его на Тортугу, где мальчик очень быстро превратился в Джека Воробья.

Андрей Воронцов

Культура00:0616 июня

Папа может

Кино недели: от «Суперсемейки 2» до «Дела Собчака»