Новости партнеров

Простой выбор

Жюри 18-го "Кинотавра" сделало ставку на оптимизм

После закрытия 18-го российского кинофестиваля "Кинотавр" многие российские средства массовой информации разразились статьями, содержание которых можно было бы охарактеризовать одним словом - "прокатили". Именно так многие кинокритики восприняли отсутствие среди призеров картины Алексея Балабанова "Груз 200". Жюри, отдавшее почти все главные призы "Простым вещам" Алексея Попогребского, обвиняли чуть ли не ханжестве и нежелании признать "самый честный фильм последних лет".

Как заявил после оглашения списка победителей продюсер "Груза 200" Сергей Сельянов, фильм Балабанова был обойден наградами, потому что "в идеологическом смысле он не укладывается в то, что нужно показывать нашему народу". И, вероятнее всего, он абсолютно прав, хотя бы в том смысле, что фильм про насильника в милицейской форме, совершающего свои злодеяния в городе Ленинске, куда прибывают гробы с погибшими в Афганистане солдатами, действительно зрителям не нужен.

Хотя бы по той простой причине, что изначальный посыл Балабанова не совсем ясен. Если он намеревался вбить толстый осиновый кол в охватившую отечественный кинематограф военно-героическую пропаганду, апофеозом которой стал фильм "9-я рота", то он явно не преуспел, поскольку натуралистические сцены с вскрыванием цинковых гробов ни в коей мере этому не способствуют. И в чем "честность" такого фильма, очевидно опоздавшего лет на 20 со своими обличениями пороков советской системы, совершенно непонятно.

Если же Балабанов хотел показать зрителям откровенный хоррор в стиле какого-нибудь "Хостела", то это у него получилось. Остается лишь непонятным его желание сделать фоном истории про банальное преступление, пусть и затронувшее семью влиятельного чиновника, крайне болезненные для старшего и не совсем понятные подростающему поколению символы советской эпохи времен войны в Афганистане. Как сказал в одном из интервью Леонид Парфенов, которому фильм понравился: "Единственное, что мне мешает, так это титры "шла вторая половина 84-го года", как будто с тех пор что-то принципиально изменилось".

Еще определеннее об этом фильме высказался глава операторской гильдии Игорь Клебанов: "Я не принимаю эту идеологию. Я не хочу, чтобы мой внук видел эту картину. Мне кажется, режиссер Мизгирев сделал свой "Кремень" намного сложнее по конъюнктуре. Он обличает то, о чем каждый день говорится по телевизору, что мы обсуждаем на кухнях".

Председатель жюри "Кинотавра" Вадим Абдрашитов был куда дипломатичнее. "Ну, так получилось, что он уступил место другим. Я считаю, что это абсолютно фестивальная картина. Хорошо, что мы ее посмотрели", - сказал режиссер. В то же время он подчеркнул, что мнение жюри было единодушным.

К слову, как отметил в интервью "Московскому комсомольцу" все тот же Клебанов, длившееся почти 10 часов обсуждение судьбы главных призов объясняется очень просто - "не было явного фильма-лидера", а в целом программа была "слабая".

И все же отсутствие этого самого лидера не помешало жюри сделать триумфатором кинофестиваля фильм "Простые вещи", который снял Алексей Попогребский. Незатейливая история анестезиолога (Сергей Пускепалис), которого действие картины застает в самый пик кризиса среднего возраста, и его иллюзорного шанса вырваться из окружающей его действительности при помощи эксцентричного пациента (Леонид Броневой), показалась суровым судьям куда правдивее тяжелых откровений "Груза 200".

В результате "Простые вещи" удостоились Гран-при "Кинотавра", приза за лучшую режиссуру и лучшую мужскую роль. Особой наградой - дипломом за неоценимый вклад в отечественное киноискусство был отмечен и Леонид Броневой. Вполне вероятно, что и приз за женскую роль достался бы актрисе Светлане Камыниной, сыгравшей в фильме Попогребского супругу главного героя, но наград за второстепенные роли в регламенте "Кинотавра" не предусмотрено. В итоге, лучшей актрисой года была признана Мария Шалаева, сыгравшая в отечественной попытке пройти по пути знаменитой "Амели" - фильме "Русалка".

Две премии были вручены создателям картины "Кремень". Приз за лучший дебют получил режиссер фильма Алексей Мизгирев, учившийся во ВГИКе в мастерской Вадима Абдрашитова, он же разделил с Юрием Клавдиевым награду имени Горина за лучший сценарий.

Пожалуй, самым бесспорным результатом завершившегося кинофестиваля стала награда, врученная директору Государственного центрального музея кино Науму Клейману с формулировкой "за вклад в сохранение российского кинонаследия". А самой "политкорректной" премии "за многолетнее продвижение российского кинематографа" удостоился глава Венецианского кинофестиваля Марко Мюллер. Приз за "короткий метр" достался картине "Коза" Игоря Волошина.

В целом, как отмечали многие участники кинофорума в Сочи, кинофестиваль постепенно стал превращаться из сезонного собрания охочих до бесплатных закусок и выпивки звезд отечественного экрана в серьезного конкурента стремительно слабеющему Московскому международному. И тот факт, что мэтры вроде Сокурова, Кончаловского и даже Звягинцева решились выставить свои работы лишь во внеконкурсной программе, является скорее положительным фактором, свидетельствующим о пока еще малозаметных глубинных переменах в нашем кино.

Время бесспорных лидеров и тяжелого соцреализма уходит. Рождается новый кинематограф, готовый не только давить реалиями нашего недавнего прошлого и еще не совсем безоблачного настоящего, не только потрясать бюджетами и неуемными претензиями, но и внушать пусть банальный, но столь востребованный обществом оптимизм.

Андрей Воронцов