Обратно в юрты?

Монгольская оппозиция попыталась разыграть "оранжевый сценарий"

В Монголии после парламентских выборов 29 июня сторонники оппозиции устроили беспорядки. Поводом к ним послужили заявления проигравшей Демократической партии о фальсификации итогов выборов, которые не позволили им вернуться к власти после восьмилетнего перерыва. Но шансов на "оранжевую революцию", которая по-монгольски называется "революцией юрт", у местной оппозиции, судя по всему, нет.

Официальные итоги выборов до сих пор не обнародованы. Согласно предварительным данным, правящая Монгольская народно-революционная партия (МНРП) получит больше 40 из 76 мест в парламенте - Великом народном хурале. Оппозиционная Демократическая партия, которая рассчитывала занять больше половины мест, может рассчитывать лишь на 20-25 мест.

Получив эти данные, лидер Демократической партии и бывший премьер Цахиягийн Элбэгдорж собрал пресс-конференцию, на которой заявил, что в ходе выборов у его партии украли 10-15 процентов голосов, а при подсчете голосов – еще около 30 процентов. Он потребовал пересчета голосов. Власти к нему, разумеется, не прислушались.

Тогда сторонники Демократической партии вышли на улицы, как они уже делали это два года назад, когда МНРП развалила правящую коалицию и лишила Элбэгдоржа премьерского поста. Те события и получили название "революция юрт". Никакой революции, впрочем, не получилось.

На сей раз события развивались по схожему сценарию, но зашли гораздо дальше. Сторонники оппозиции 1 июля собрались на центральной площади Улан-Батора и пошли на штурм штаб-квартиры МНРП, где, по некоторым сведениям, находились лидеры партии, в том числе премьер Санжагийн Баяр. Штаб-квартиру подожгли, а пожарных, которые приехали ее тушить, стали забрасывать камнями. Полиции пришлось стрелять поверх голов и применять слезоточивый газ, чтобы рассеять толпу.

По некоторым сведениям, стреляли не только поверх голов, но и в толпу. Вечером президент Монголии Намбарын Энхбаяр объявил о введении чрезвычайного положения на четыре дня. На улицах Улан-Батора появились армейские подразделения, в том числе бронетранспортеры. Президент пообещал, что с теми, кто будет продолжать беспорядки, будут обходиться круто.

Кроме штаб-квартиры МНРП, сгорели находящиеся поблизости театр и национальная галерея, в которой находилась ценная коллекция произведений национального искусства.

К утру 2 июля по государственному телевидению объявили, что в результате беспорядков погибли четыре человека. Других сведений нет, поскольку работа журналистов в Улан-Баторе сильно ограничена в связи с введением чрезвычайного положения, а все местные СМИ, кроме государственных, вообще приостановили работу. Сотни людей получили ранения, в том числе около 400 полицейских и один гражданин Японии (по одним данным, наблюдатель на выборах, по другим – сотрудник некой частной фирмы).

Властям удалось взять ситуацию под контроль. Революция у демократов опять не получилась.

Оно им надо?

До 1990 года Монголия была социалистическим государством, политическое устройство которого в основном копировало советский образец. Монгольская интеллигенция училась в основном в СССР, и многие жители страны до сих пор прекрасно говорят по-русски. Когда в апреле 2008 года монгольский премьер Санжийн Баяр приезжал в Москву, они с тогдашним президентом Владимиром Путиным обошлись без переводчика.

Общий кризис в социалистическом лагере в конце 80-х привел к падению однопартийного режима Монгольской народно-революционной партии (МНРП) и преобразованию Монголии в парламентскую республику.

Народно-революционная партия после этого отказалась от марксистско-ленинской доктрины и объявила себя социал-демократической партией. В 2000 году ей удалось вернуться к власти в новом качестве на волне недовольства политикой консервативно-либеральной коалиции, в которой ведущей силой являлась Национально-демократическая партия (ныне Демократическая партия).

В 2004 году ни Демократическая, ни Народно-революционная партия не смогли получить решающего преимущества на выборах и образовали коалицию. Премьером стал демократ Цахиягийн Элбэгдорж, который выделялся среди монгольских политиков уже хотя бы тем, что учился не в СССР, а в США, и в свое время был диссидентом. В 2005 году члены правительства из разных партий рассорились между собой, и в январе 2006-го десять министров - членов МНРП покинули свои посты. Правительство утратило легитимность.

Сторонники прозападной Демократической партии вышли на улицы. 12 января они ворвались в здание штаб-квартиры МНРП, находящееся на центральной площади Улан-Батора. Беспорядки были подавлены. В конце января было сформировано новое правительство, в котором полный контроль получила МНРП.

Внешнеполитический курс МНРП – очевидно пророссийский. Весной 2008 года контакты между Россией и Монголией на высшем уровне стали особенно интенсивными. В апреле премьер Санжийн Баяр встречался с Владимиром Путиным и с главой российского правительства Виктором Зубковым, в мае президент Монголии Намбарын Энхбаяр – с новым российским лидером Дмитрием Медведевым. Еще раньше, в марте, соглашение о сотрудничестве с МНРП подписала "Единая Россия".

Ориентация правительства МНРП на Россию распространяется и на экономическую сферу, что должно быть особенно интересно российской стороне, учитывая, сколько в Монголии золота, меди и угля. Как пишет газета "Коммерсант", крупнейшие российские компании ("Русал", "Базэл", "Норникель", "Северсталь", "Ренова") претендуют на доли в золотомедном месторождении Оюу-Толгой, угольном Таван-Толгой и других, и монгольские власти вполне к ним благосклонны. Поражение Демократической партии на монгольских выборах означает, что бороться за монгольские активы с россиянами будут только китайцы. Что касается торговли, Китай остается гораздо более важным партнером для Монголии, отмечает "Коммерсант".

Исходя из всего этого, неудивительно, что российская делегация наблюдателей, а также глава думского комитета по международным делам Константин Косачев не замедлили заявить о прозрачности и демократичности выборов и призвать сторонников Демократической партии прекратить беспорядки и признать поражение. Заявлений в поддержку демократов на международном уровне не слышно.