Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Доступ к наследию

Кому разрешено посещать Марфа-Марьинскую обитель

Марфо-Мариинскую обитель Милосердия основала и построила Елизавета Федоровна Романова в 1909 году. По замыслу великой княгини, которая после убийства в 1905 году мужа - московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича эсерами решила удалиться от светской жизни. Обитель должна была занять особую нишу "между монастырями с их аскетичным закрытым уставом и жизнью в миру". "Здесь, в Обители, мы читаем газеты, следим за событиями, общаемся с разными людьми и вообще живем активной жизнью" - делилась настоятельница с американской журналисткой Ритой Чайлд Дорр. Для нас архитектурный ансамбль на Большой Ордынке является, прежде всего, объектом культурного наследия федерального значения. С того момента, когда были развернуты масштабные строительно-реставрационные работы, Обитель привлекает пристальное внимание – со стороны чиновников, туристов, общественности и прессы. В начале осени Покровский собор освятил Патриарх Алексий II, восстановленный комплекс зданий осмотрел мэр Москвы Лужков. Журналистам правительство Москвы организовало доступ к отреставрированным фрескам Нестерова и Корина в Покровском храме и роскошным интерьерам покоев Елизаветы Федоровны, но для обычных граждан эти раритеты пока недоступны.

Соискатели премий

"Восстановление Марфо-Мариинской обители - успешный проект московских реставраторов" - обозначено в пресс-релизе и хочется добавить, что и успешный проект московских властей. Строения Обители, использовавшиеся в советское время под больницу и реставрационные мастерские Грабаря, были переданы в бессрочное пользование Русской православной церкви еще в 1992 году. Реставрация началась только в 1999 и представляла собой вялотекущий процесс - государство выделяло скудные средства, все время менялись подрядчики и специалисты. После распоряжения правительства Москвы от 15 мая 2007 года реставрационные работы было решено ускорить в связи с подготовкой к празднованию 100-летнего юбилея Обители. На объект были брошены средства и новые силы, в том числе проектный институт ГУП "Моспроект-3", фирма "Возрождение", проявившая себя в Царицыно, и архитекторы из авторитетного института "Спецпроектреставрация".

Восстановление Обители не случайно сравнивают с работами в Царицыно. Как заявил во время пресс-показа руководитель Департамента дорожно-мостового и инженерного строительства Москвы Александр Левченко, благодаря ударным темпам удалось провести новые инженерные коммуникации под Большой Ордынкой и отреставрировать строения Марфо-Мариинской обители всего за полтора года. Стоит ли говорить, что за такой срок невозможно вписаться в существующий градостроительный регламент, поэтому комиссия тогдашней Россвязьохранкультуры (ныне Росохранкультура) в конце прошлого года и обнаружила погрешности ведения процесса на памятнике федерального значения. По сообщению возглавившего комиссию Николая Васильева, фирмам, нарушившим регламент, был выписан административный штраф. По закону максимальная сумма такого штрафа составляет 30 тысяч рублей, а второй раз за одно и то же нарушение не наказывают.
Старое забыто. Сопредседатель программы "Возрождение Марфо-Мариинской обители Милосердия" президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин предложил выдвинуть реставрационные и строительные фирмы, работавшие в обители, на соискание государственной премии.

Только факты

После появления в СМИ статей, критикующих реставраторов, настоятельница обители Наталья Молибога упрекнула журналистов в предвзятости: "не существует субъективных мнений, есть факты". Факт - это действительное явление, то, что произошло на самом деле. На самом деле в августе прошлого года был демонтирован переход между зданием больницы и амбулатории, авторство которого приписывают архитектору Алексею Щусеву. Возможно, это не Щусев, возможно переход мешал проезду пожарных машин и туристических автобусов, но комиссия из Россвязьохранкультуры все-таки оставила предписание восстановить объект. Как оказалось позже, предписание имело уведомительный характер, и не было исполнено.
Прямо за общежитием, в глубине территории возникли новые сооружения - гараж и стоянка с фантазийным навесом. Возможно, для современного функционирования подворья они необходимы, но федеральный закон №73 "Об объектах культурного наследия" ограничивает хозяйственную деятельность и запрещает новое строительство на охраняемых территориях.
Во время пресс-тура продавался замечательный набор открыток со старыми, скорее всего дореволюционными, видами Обители. Достаточно визуального сравнения "тогда" и "сейчас", чтобы обнаружить некоторые исторические недостоверности или, наоборот, достоверности.
На пожелтевшей фотографии общежитие сестер (дом 34, строение 2) соединяется со зданием больницы (дом 34 строение 1) одноэтажным переходом. В современной интерпретации переход стал двухэтажным, для чего наверняка пришлось демонтировать межэтажные перекрытия общежития. Сад со столетними липами, вьющимся виноградом и роскошными цветами когда-то был гордостью центра Москвы; он тоже был внесен в реестр объектов культурного наследия федерального значения. Но в настоящее время Обитель демонстрирует абсолютно новый ландшафт и неясно, собственно, что в данном случае охраняет государство.
Восстановлением куполов Покровского храма занимался производственно-реставрационный комбинат "Возрождение", который сначала установил новые купола, а потом уже утверждал эскиз на научно-методическом совете. Несмотря на сомнения некоторых экспертов, судя по старой фотографии явно видно - причудливая форма восстановленных куполов все-таки соответствует оригиналу.
В свое время Елизавета Федоровна приспосабливала для обители усадебные постройки середины XIX века, но это было сделано бережно и с уважением к культурному наследию. Насколько уважительно осуществлялось современное "приспособление", насколько дотошно были восстановлены планировки, отделка и детали интерьеров всех зданий, судить профессионалам и независимым экспертам.
Но неоспорим тот факт, что чиновники и руководство Обители демонстрируют непримиримое отношение к любой критике. Открытое письмо общественности с просьбой разобраться в ситуации, сложившейся в Марфо-Мариинской обители, вызывало неприятие у возглавляющего Москомнаследие Валерия Шевчука. Он упрекнул в некомпетентности все 207 человек, подписавших письмо, среди которых архитекторы и реставраторы из институтов "Спецпроектреставрация", "Моспроект-1", "Моспроект-2", ЦИГИ и так далее. Возможно, указанные в письме нарушения и нашли бы свои объяснения, но, по сообщению главного редактора сайта "Москва, которой нет" Юлии Мезенцевой, официального ответа от Москомнаследия не получено.

Свобода доступа

Но общественность не только хочет знать, как происходило восстановление архитектурного ансамбля Обители, но и насладиться результатом работы реставраторов. К сожалению, простым обывателям пока недоступны роскошные покои Елизаветы Федоровны, интерьеры Покровского храма с работами Михаила Нестерова и крипта с фресками Павла Корина.
Александр Левченко, развивая мысль об уникальности Марфо-Мариинской обители, отметил, что "практически в центре города создан райский уголок, в который можно придти, погулять, посмотреть, прикоснуться к старине…". Но участники форума "Москва, которой нет" пишут о том, что в Обители не приветствуется фотографирование, особенно профессиональными камерами, немилосердные охранники "не разрешают снимать без матушкиного благословления".
Несмотря на конституционное право каждого гражданина РФ, доступ ко многим объектам культурного наследия в Москве ограничен. Например, если вы не прихожанин храма церкви Знамения (официальный адрес Воздвиженка, дом 6), то вряд ли вы сможете увидеть памятник московского барокко, проникнув через проходную кремлевской больницы. К подлинным фрескам храма Христа Спасителя, хранящимся в Донском монастыре, сейчас тоже не пускают. В великолепно отреставрированный Теремной дворец Кремля можно попасть только после разрешения коменданта, который рассмотрит заявку только от организации, поданной на фирменном бланке и в распечатанном виде. Палаты князей Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке невозможно посетить даже в дни исторического и культурного наследия Москвы 18 апреля и 18 мая. "Остается только смотреть на замки, решетки, охрану, ограничения, которыми ощетинивается Москва", - сокрушается один из авторов форума "Москва, которой нет".
Охрана объектов культурного наследия в последние годы многими российскими чиновниками понимается в буквальном смысле. Между тем в Европе понимают, что культурные ценности не могут быть изолированы от граждан и туристов. К тому же любые ограничения только возбуждают любопытство у общественности, которая активно обсуждает детали реставрации в блогах и делится добытыми фотографиями. Надеемся, Марфо-Мариинская обитель пойдет европейским путем, тем более что за открытость ратовала ее основательница великая княгиня Елизавета Федоровна.

Дом00:0621 августа

Солнечный удар

Россияне скупают жилье в Крыму, не задумываясь о последствиях. Они могут пожалеть
Дом00:0115 августа

Божья воля

В Москве строят сотни храмов, несмотря на гнев жителей. Кому это выгодно?