Европа вступила в игру

Банки еврозоны получат государственную помощь

Европейские фондовые рынки впервые за неделю близки к закрытию в уверенном плюсе. Поводом к оптимизму инвесторов стало достигнутое странами еврозоны соглашение о скоординированных усилиях по поддержке финансовой отрасли ЕС. Пока в деталях условия договора неизвестны, а планы действия отдельных стран только начинают раскрываться, но по своим объемам это будет самое мощное единовременное вмешательство европейских стран в экономику после Второй мировой войны. Даже американский "план Полсона", предусматривающий 700 миллиардов долларов на спасение экономики США, оказался менее масштабным.

Сняли противоречия

До минувших выходных Европа как единое целое кризису не противодействовала, если исключить регулярные вбросы ликвидности со стороны европейского ЦБ. Вместо этого отдельными странами предпринимались спорадические меры по спасению своих финансовых институтов. Великобритания, Бельгия и Нидерланды национализировали сразу несколько банков, находившихся в шаге от гибели. В свою очередь, Ирландия гарантировала выплаты по всем депозитам в своих банках, а после некоторых раздумий за ней последовали и другие европейские страны.

США, напротив, действовали решительно и агрессивно. Экономисты часто противопоставляют "социалистическую" Европу и "капиталистическую" Америку, имея в виду гораздо меньшее участие государства в экономике за океаном, но в условиях нынешнего кризиса стереотипы пришлось отбросить. Американское правительство, не раздумывая, национализировало крупнейшего страховщика AIG, организовало несколько сделок по поглощению неустойчивых банков, а затем приняло план поддержки национальной экономики на общую сумму 700 миллиардов долларов.

Этим дело не ограничилось: на минувшей неделе ФРС объявила о том, что будет напрямую поддерживать корпорации США, скупая их краткосрочные облигации. Такой поддержки американская экономика от государства не получала со времен Великой Депрессии. Сам этот факт свидетельствует о том, что власти чрезвычайно встревожены всем происходящим на рынках.

Никто не сомневался, что Европа рано или поздно попробует предпринять что-то аналогичное. Однако ЕС, при всей интеграции последних лет, все-таки не единая держава, а политико-экономический блок стран, поэтому процесс принятия ключевых решений там проходит не так быстро, как в Японии, России или США. Наблюдатели боялись больше всего, что лидеры отдельных государств начнут обвинять в кризисе друг друга и вал взаимных "наездов" приведет к срыву переговоров. Так происходило в ходе Дохийского раунда ВТО, к примеру. Но ЕС оказался более сплоченной организацией, и страны сумели найти общий язык между собой. Пока что, впрочем, им удалось достигнуть лишь договоренности о плане совместных действий по преодолению кризиса в пределах еврозоны.

Мыслить глобально, действовать локально

В отличие от ФРС США, европейский ЦБ не имеет права покупать ценные бумаги компаний. Поэтому программа будет действовать децентрализованно. Каждая из стран - участников зоны евро сама решит, сколько она потратит на поддержку финансового рынка и экономики в целом.

Эти суммы будут различаться в зависимости от объема экономики того или иного государства. Так, Германия уже обещала своим компаниям и банкам около 500 миллиардов евро (680 миллиардов долларов). Это почти столько же, сколько выделили США. Однако данная сумма не учитывает уже выданный стабилизационный кредит ипотечному банку Hypo Real Estate, составивший 50 миллиардов евро. Из этого полутриллиона 80 процентов средств уйдет на государственные гарантии по выданным банками кредитам, в первую очередь ипотечным. 80 миллиардов будет выделено на рекапитализацию проблемных банков.

В Испании правительство выделит 100 миллиардов евро на поддержку рынка межбанковского кредитования. Отметим, что пока испанские банки на удивление стойко борются с кризисом, даже претендуя на покупку активов за рубежом, в том числе в Великобритании и США (Испанию многие считали одной из самых чувствительных к кризису стран еврозоны). Соседняя Португалия, самое бедное государство в Западной Европе, выделяет на спасение своего финансового рынка 20 миллиардов евро. Остальные страны решат вопрос о своем вкладе в общеевропейскую экономическую "Скорую помощь" в ходе этой недели.

В Великобритании, не входящей в еврозону, сумма господдержки пока значительно меньше, чем в других странах. На прошлой неделе правительство страны объявило о том, что выделит около 50 миллиардов фунтов на частичную национализацию банков. Заметим, британское правительство пока не предоставило государственные гарантии на все банковские депозиты, в отличие от большинства других западноевропейских стран.

Рынок оживился

Объемы государственной помощи банкам в Европе беспрецедентны. Даже в самые суровые времена кризиса 70-х годов таких вливаний в финансовую систему не было. Прямо сейчас, однако, важнее оказались не конкретные цифры, а способность европейцев работать сообща в экстремальных условиях, что у некоторых специалистов вызывало сомнения.

Успешные переговоры стран еврозоны произвели мощный психологический эффект на европейские фондовые рынки. К середине сессии 13 октября французский и германский биржевые индексы существенно поднялись, прибавив 7-7,5 процента к уровню предыдущего закрытия. До этого новость о достигнутом соглашении произвела наилучшее впечатление на рынки Азии, котировки которых подскочили на 3-8 процента. Руководитель МВФ Доминик Стросс-Кан вообще заявил, что пик кризиса уже миновал. Впрочем, подобные заявления произносились и раньше.

Тревожным симптомом может стать тот факт, что барометр состояния мировой финансовой системы - ставка межбанковского кредитования LIBOR для долларовых займов со сроком погашения три месяца - упала всего лишь на семь сотых процентного пункта по отношению к предыдущему показателю. Это показывает, что уровень доверия внутри банковской системы если и вырос, то совсем незначительно. Однако председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу сразу предупредил, что немедленного эффекта ждать не стоит, поскольку деньги в систему пойдут лишь спустя несколько недель после принятия всех формальных решений.

Эксперты в большинстве своем уверены, что общеевропейский план должен сработать, хотя и оставляют небольшую вероятность негативного сценария. К примеру, экономист Deutsche Bank Штефан Бильмайер (Stefan Bielmeier) в интервью Bloomberg заявил, что в течение недели ставки кредитования должны падать. "Но если и эти меры не помогут, то еврозоне, боюсь, грозит будущее в форме персика".

Существует и еще одна опасность, о которой сейчас предпочитают не упоминать. Государствам все эти действия встанут в копеечку, а так как резервов, которые можно выбросить на рынок, у европейцев нет, придется занимать средства на стороне. Государственные облигации большинства стран сейчас в фаворе из-за того, что все остальные бумаги гораздо менее привлекательны, но это означает рост госдолга. На начало 2008 года соотношение национального долга к ВВП в Германии составляло 64,9 процента, в Бельгии - 84,7 процента, в Греции - 89,5 процента, а в Италии - 104 процента. Резкий рост заимствований может ослабить позиции некоторых государств как должников. Это внесет элемент нестабильности в состояние зоны евро, которая зависит от финансового положения каждой отдельной страны. Но реальная угроза сейчас, безусловно, перевешивает потенциальную в будущем.