Кому нужна такая память?

В России прошли митинги в память об адвокате Маркелове

Дерзкое убийство адвоката Станислава Маркелова вызвало в России волну негодования. 20 января в трех городах - Москве, Санкт-Петербурге и Грозном - прошли митинги в память о погибшем. Самой мирной акцией оказалась та, что была организована правозащитниками в Москве. А вот участники остальных, похоже, уже нашли виновных в убийстве Маркелова, причем в каждом городе своих.

Первый митинг прошел во вторник днем. На месте убийства Станислава Маркелова и его спутницы, внештатного корреспондента "Новой газеты" Анастасии Бабуровой, на улице Пречистенка собрались около 150 человек. Пришли как представители правозащитных организаций, организовавшие акцию, так и простые граждане. Кроме того, на акции присутствовали многочисленные журналисты, причем не только по долгу службы. Пришел и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин, что придало митингу более официальный статус.

Люди приносили к месту убийства цветы, свечи, а также фотографии Маркелова и Бабуровой. Акция не была согласована с властями, однако милиция не стала мешать ее проведению. Единственное, что работники правоохранительных органов попросили у собравшихся - это уйти с проезжей части и не мешать движению машин.

Вечером в центре города с той же целью собрались другие люди, уже более молодые. Первоначально антифашисты собирались провести митинг на Театральной площади, однако милиция нарушила их планы. Как пишет у себя в ЖЖ журналист и анархист Влад Тупикин, сотрудники ОМОНа в жесткой форме задерживали собравшихся - "грубо валили на землю, били, пинали, прижимали к холодному и грязному дорожному покрытию".

Затем акцию было решено перенести к станции метро "Новокузнецкая". На нее собрались около 200 человек, которые с зажженными файерами прошли по Пятницкой улице через набережную к Большой Ордынке. Транспаранты, которые при этом держали собравшиеся, а также их выкрики говорили сами за себя: "Фашисты убивают - власти покрывают", "Для власти фашизм - хулиганство", "Выйди на улицу, верни себе город!", "Стас должен был жить!", "Настя должна была жить!"

Шествие, которое нельзя было назвать мирным с самого начала, вылилось в акты вандализма. Под горячую руку "скорбящих" попали витрины магазинов и банков, а также "Макдоналдс" возле метро "Третьяковская". Спустившись в метро, антифашисты не успокоились и начали бить плафоны светильников на эскалаторах. Часть демонстрантов милиции удалось задержать, однако вскоре большинство из них отпустили.

Своих московских товарищей поддержали антифашисты Петербурга, собравшиеся на месте убийства студента Тимура Качаравы. Здесь все прошло более-менее мирно - сообщалось, что милиционеры поначалу мешали проведению акцию, однако вскоре пропустили митингующих, которые спокойно (без разбитых витрин и банкоматов) прошли от Лиговского проспекта до Марсова поля.

Людей призывали прийти на митинг через блоги и сайты ряда организаций. Пришли чуть более ста человек - многие с фотографиями убитых, свечами и цветами. Милиционеры, правда, разрешили идти только с цветами, однако, достигнув Марсова поля, петербуржцы снова достали портреты и возложили их к вечному огню.

Еще один митинг состоялся в Грозном, что неудивительно, так как количество упоминаний о Чечне в первых сообщениях об убийстве адвоката зашкаливало. То, что Маркелов занимался не только защитой семьи Эльзы Кунгаевой, убитой в 2000 году в Чечне "федералом" Юрием Будановым, в республике практически не вспоминают.

Этот митинг стал самым многочисленным из всех четырех - на него собрались около трех тысяч человек. Они потребовали от властей найти и наказать убийц Маркелова, а также вспомнили о том, что адвокату за несколько дней до убийства угрожали по телефону. Как пишет "Коммерсант", собравшиеся даже предложили увековечить память Маркелова, назвав его именем улицу в родном селении Кунгаевой.

Кроме того, на митинге было принято традиционное обращение к президенту РФ Дмитрию Медведеву с требованием "объективного расследования всех преступлений, совершенных на территории Чеченской Республики, в том числе и военных преступлений". Нельзя также не вспомнить митинги, прошедшие в Грозном сразу после принятия решения об освобождении Буданова - тогда не самые миролюбивые чеченцы пообещали снова засадить бывшего военного за решетку.

Жителей республики можно понять, для них Буданов надолго превратился в символ военных преступлений против мирных чеченцев. Удивляет другое - адвокат, чья смерть, вообще-то, была выгодна многим, одними людьми объявлен жертвой фашистов, другими - сторонников Буданова. Между тем следствие еще не то что не закончилось - из сообщений СКП и ГУВД ясно, что оно практически не движется: нет ни свидетелей, ни подозреваемых. Так что пока все разговоры об убийцах Маркелова и Бабуровой являются всего лишь не самым чистоплотным пиаром на памяти покойных.