Четвертое пришествие

"Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини" — лучший российский фильм сезона

В фильме "Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини" безумно практически все. Сама идея, которая уже имеет мало общего с произведениями Дюма, мушкетерские дети, олицетворяющие собой пропасть между настоящими актерами и участниками студенческого драмкружка, монтаж, разрывающий фильм на слабо связанные между собой скетчи, звук, дающий представление о старте ракеты-носителя "Энергия", и так далее. Но, тем не менее, это лучший отечественный фильм зимнего сезона.

Сначала коротко о сюжете, который не является уже тайной даже для тех, кто еще не смотрел фильм.

Французская корона опять в опасности. Естественно, речь не о короне Людовика ХIV, ибо какие могли быть проблемы у монарха, говорившего о себе "государство - это я". В бедственном положении оказалась его любвеобильная мамаша Анна Австрийская, долги которой превысили годовой бюджет Франции. А тут еще всесильный кардинал Мазарини сбежал с сокровищами в английскую глубинку, прихватив таинственный перстень тамплиеров, дарующий бессмертие.

Тут бы и вызвать погрязших в беспробудном пьянстве головорезов, некогда спасших королеву от позора, но беда в том, что все они погибли в один день. Портоса завалило пенопластовыми камнями, Арамис был сражен именной шпагой бравого гвардейского капитана, чью тайну еще предстоит выяснить, д'Артаньяна застрелили из пушки, а Атос... Что произошло с Атосом, не совсем понятно. Он долго смотрел в стакан с вином и вдруг умер. Наверное, потому что вино кончилось.

И тогда королева поручает найти сокровища Мазарини наследникам почивших головорезов: сыну Арамиса Анри, сыну Атоса Раулю, дочери Портоса Анжелике и странному отпрыску д'Артаньяна по имени Жак. Странному, потому что в дальнейшем выяснится, что это девочка, которую отец считал мальчиком, что в итоге привело к раздвоению личности несчастной.

На этом можно было бы и завершить сюжетные хитросплетения и наслаждаться тем, как наследники привычно мутузят по пути гвардейцев, но не тут то было. За всеми бесчинствами отпрысков наблюдают застрявшие где-то между раем и адом папаши, и когда деткам приходится совсем туго, д'Артаньян взывает к Создателю с просьбой вернуть их на бренную землю, чтобы побесчинствовать вместе с отпрысками. И так далее.

Все попытки беспристрастного анализа подобной мешанины с самого начала тонут в самой природе этой знаменитой отечественной кинофраншизы. Ну, разве можно было серьезно оценивать оригинальный сериал Юнгвальда-Хилькевича 1979 года выпуска? Разве не понимал кто-то тогда, что шпага, зажатая подмышкой, не может вызвать смертельное ранение, разве не видел кто-то заасфальтированных тротуаров на "парижских" мостовых XVII-го века? И разве все это помешало фильму стать хитом национального масштаба и не отправило сотни тысяч мальчишек изготавливать шпаги из ореховых прутьев?

В равной степени бессмысленно пытаться понять, почему пушечное ядро, попавшее д'Артаньяну в грудь, даже не сбивает его с ног, а оставляет лишь аккуратную вмятину в жестяной кирасе. Или почему забыли снять ограничительные канаты в залах музеев, изображающих покои Лувра. А бурная радость отцов и детей после каждого массового уничтожения представителей закона в виде гвардейцев? Попытка анализировать это с точки зрения здравого смысла даже менее адекватна, чем оценка художественных достоинств популярного мультсериала про Чипа, Дейла и секс-бомбу Гаечку.

Юнгвальду-Хилькевичу удалось сохранить главное - буффонаду, которая на фоне раздувающихся от собственной значимости "Главных фильмов нового года" выглядит очень выигрышно.

Get the Flash Player to see this player.

Что же касается актеров, то с грустью приходится признать, что, несмотря на всю бодрость, мушкетеры-отцы сильно сдали, за исключением, пожалуй, Валентина Смирнитского, который за прошедшие 30 лет практически не изменился. Однако удовольствие видеть их всех вместе с лихвой окупает утраченную прыть и еще большую нелепость хореографии дуэлей.

Алиса Фрейндлих в роли Анны Австрийской слегка напоминает свою героиню в "Служебном романе", но все так же хороша; Александр Ширвиндт в роли Кольбера напоминает самого себя, и слегка портит общее впечатление своей значительностью; Дмитрий Нагиев в роли Леона напоминает человека, пытающегося сохранить серьезность в комнате с кривыми зеркалами; Владимир Балон в роли де Жюсака просто напоминает о дружеских отношениях, возникших между актерами в конце 70-х.

Отдельного упоминания достоин Дмитрий Харатьян, сыгравший роль Людовика. После блестящего Табакова трудно было ожидать адекватного "наследника" на французском престоле, но, о чудо, Харатьян не только не уступил своему маститому "родителю", но местами даже дал ему фору. Король-Солнце, безусловно, самый яркий персонаж фильма, и наибольшее количество улыбок в зале вызовет именно его эпизодическое появление.

Молодых актеров в кадре нет. В смысле нет совсем. Есть прекрасно поющий Антон Макарский и несколько статистов, пытающихся войти в ту же реку, в которую 30 лет назад столь успешно вошли Боярский, Смирнитский, Смехов и Старыгин. Однако в отличие от именитых первопроходцев, создавших столь колоритные образы, Даниле Дунаеву, Ирине Пеговой и Лянке Грыу удалось лишь слегка улучшить свое резюме участием в столь громком кинопроекте. Однако и испортить общее впечатление от фильма им не удалось, что уже немало.

Главные претензии к фильму лежат в области музыкального оформления и спецэффектов. Песни из "Возвращения мушкетеров" не пойдут в народ и даже не задержатся в памяти. Никаких "Пора-пора-порадуемся..." или "Бу-ургундия, Нормандия...". Немного ритм-энд-блюза, откровенного хип-хопа и тяжелого рока, которые иначе как истовым желанием понравиться молодому зрителю не назовешь. А это зря. Потому что настоящая аудитория фильмов о мушкетерах - это люди сильно "за", а у них в большинстве своем совсем иные музыкальные пристрастия.

Столь же бессмысленно было стремление привнести в картину сильно затасканные специальные эффекты в виде всех этих "эффектов пули" и нарисованных за окном пейзажей. Техническое исполнение этих трюков оставляет желать много лучшего, и смотрятся они довольно глупо в стилистике кинематографа 70-х годов.

Таким образом, четвертое пришествие мушкетеров можно считать удавшимся. Несмотря на все огрехи Георгию Юнгвальду-Хилькевичу удалось сохранить атмосферу оригинального сериала и воздержаться от претензий на что-либо. Немного ностальгии, чуть-чуть поющего Боярского, несколько интересных режиссерских находок - и перед нами лучший отечественный фильм зимы 2009 года.