Пересмотру подлежит

Изменения в УПК позволят обвинению опротестовывать вступившие в силу приговоры

25 февраля Госдума в третьем, окончательном чтении приняла поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые дают возможность пересматривать вступившее в силу решение суда не в пользу осужденного или оправданного. Эти поправки приняты на основании постановления Конституционного суда от 11 мая 2005 года. До сих пор обвинение не могло опротестовывать вступившие в силу приговоры.

Началось все с того, что в 2005 году в Конституционный суд с жалобой на действующий УПК обратились более 60 человек, в том числе уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Они попросили пересмотреть 405 статью, которая не позволяла стороне обвинения и потерпевшим добиваться пересмотра решения суда, вступившего силу. Такое право было только у самого осужденного, и использовалось оно, естественно, для смягчения приговора.

Сторонники пересмотра 405 статьи указывали, в общем, на очевидные обстоятельства. Ведь могут открыться новые факты, говорящие не в пользу осужденного, которому вынесен мягкий приговор, или оправданного, могут вскрыться какие-то нарушения в ходе самого процесса. Как исправить судебную ошибку и почему потерпевший имеет меньше возможностей для защиты своего права, чем обвиняемый? Заявители отстаивали конституционный принцип, требующий равноправия сторон в ходе процесса. Но если адвокат может добиваться пересмотра решения суда, а сторона обвинения - нет, то равноправия не получается.

Уже тогда, впрочем, у поправки нашлись и противники. Как заявляла Елена Мизулина, представлявшая в то время Госдуму в Конституционном суде, решение суда отбрасывало страну на 50 лет назад. "Восстановление пересмотра оправдательных приговоров не защитит потерпевших, - полагала она. - Это будет служить интересам недобросовестных следователей, прокуроров и судей. Восстановление в таком виде пересмотра приговоров затянет уголовные процессы на годы".

Последний аргумент Мизулиной депутаты учли. В соответствии с принятыми ими поправками, текст которых приводит РИА Новости, пересмотр приговора возможен лишь в течение года после вступления решения суда в законную силу.

Однако тут есть определенная тонкость. Поправки допускают пересмотр приговоров лишь в случае фундаментального нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела. Таким нарушением может быть вынесение приговора незаконным составом суда или незаконным составом коллегии присяжных заседателей. Однако имеется и еще один пункт, на основании которого обвинение сможет добиваться пересмотра приговора - это нарушение права участников судебного разбирательства на справедливое рассмотрение дела в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон.

В последнем пункте, собственно, все дело. Ведь если толковать его широко, а именно так сторона обвинения, несомненно, и будет толковать, получается, что требовать пересмотра решения суда можно будет практически на любом основании. Впрочем, в Следственном комитете при прокуратуре даже таким законом не вполне довольны. И, как ни странно, основания для этого действительно могут быть.

Как пояснил "Коммерсанту" руководитель главного организационно-инспекторского управления Следственного комитета при прокуратуре РФ Анатолий Коротков, пересмотр приговоров из-за того, что преступление было квалифицировано по несоответствующей делу статье, не предусматривается. А именно с такой ситуацией часто приходится сталкиваться следователям. "Например, лицо привлекается к ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, но в процессе судебного разбирательства потерпевший умирает, - говорит Коротков. - При этом никакой переквалификации преступления на более тяжкое сейчас, как и раньше, не допускается". По его словам, потерпевшие опять остались "на заднем плане".

Тем не менее, общий итог очевиден - возможности стороны обвинения, правоохранительных органов выросли. И происходит это на фоне общего недоверия, которое существует в обществе в отношении правоохранительной системы. С другой стороны, уровень преступности в России остается высоким, а в условиях кризиса может и еще вырасти. Бороться с ней надо. Конечно, простому рабочему неоправданно мягкий приговор вряд ли вынесут, скорее наоборот. Но вот чиновников суды могут необоснованно пощадить. Ходят разговоры о том, что высокопоставленных персон, не желающих отправляться за решетку, приговаривают по очевидным обвинениям аж к девятилетним условным срокам. Такие приговоры можно было бы действительно пересмотреть.

Упирается все, как всегда, в необходимость того, чтобы деятельность "органов" находилась под контролем общества. Сами по себе принятые поправки могут быть использованы и для защиты прав граждан, и для их попрания.