Взгляд на Марокко

Ян Гиллан выпустил новый сольный альбом

Говорим Ян Гиллан, подразумеваем Deep Purple. И наоборот. Этот голос в несколько октав, славный своим демоническим визгом, уже более 40 лет является неотъемлемым товарным знаком легендарных хард-рокеров наряду с гитарными запилами Ричи Блэкмора, филигранными клавишными партиями Джона Лорда, басовой точностью Роджера Гловера и ураганными ударными Яна Пейса (это если говорить о "золотом" составе группы).

И все же одним Deep Purple история Яна Гиллана не ограничивается. Что он вновь и доказал выпуском очередного сольного альбома "One Eye To Morocco". Впрочем, начнем с дел минувших.

Как известно, Гиллан не входит в число отцов-основателей Deep Purple (до него в группе пел Род Эванс, а сам Гиллан начинал в коллективах The Javelins, Wainwright's Gentlemen и Episode Six), но именно с его приходом в 1969 году в жизни "темно пурпурных" начался "классический" период, когда были записаны альбомы "In Rock" (с десятиминутным шедевром "Child In Time"), "Fireball", "Machine Head" (с пресловутой "Smoke On The Water"), "Made In Japan" и "Who Do We Think We Are", выведшие коллектив во флагманы хард-рока и хэви-металла.

Попутно певец успел увековечить себя еще и на стороне, исполнив партию Иисуса Христа в рок-опере "Jesus Christ Superstar" Эндрю Ллойд Уэббера. Обратной стороной успеха стало нервное перенапряжение от постоянных гастролей и трения с заклятым врагом Ричи Блэкмором (не прекращающиеся и сегодня), вследствие которых Гиллан покинул Deep Purple. В дальнейшем он еще не раз вернется и снова оставит главную группу своей жизни.

Собрав вскоре вместе с Рэем Фенвиком, Джоном Густафсоном, Майком Мораном и Марком Носифом группу имени себя, Гиллан не стал паразитировать на прошлом и заиграл джаз-фьюжн (!). Коллектив Ian Gillan Band выпустил в 1976-1977 годах три пластинки ("Child In Time", "Clear Air Turbulence", "Scarabus"), но остался непонятым миром (кроме Японии, где искренне любят все западные группы), отчасти из-за завладевшего умами молодежи, только-только народившегося панка.

Сменив состав и сократив название до лаконичного Gillan, певец вернулся к хард-року. Эта формация, выпустившая с 1978 по 1982 годы шесть пластинок, имела большее признание. В частности, диски "Future Shock" (1981) и "Glory Road" (1980) поднялись до второго и третьего места британского хит-парада соответственно. Не последние роли в сочинительстве для Gillan играли клавишник Колин Таунс, гитарист Берни Торме и басист Джон Маккой.

В 1983 году Гиллан немало всех удивил, став ровно на один альбом и тур штатным вокалистом Black Sabbath. С тех пор певец неизменно называет себя худшим вокалистом в истории детища Оззи Осборна и Тони Айомми и не может без содрогания вспоминать обложку записанного при его участии диска "Born Again".

Следующие десять лет прошли под знаком возрожденного "золотого" состава Deep Purple. Записав с бывшими коллегами пластинки "Perfect Strangers" (1984) и "The House of Blue Light" (1987), Гиллан снова ушел (в 1990-м на провальном альбоме Deep Purple "Slaves and Masters" его подменил известный по участию в Rainbow Джо Линн Тернер), но в 1993-м вернулся для записи альбома "The Battle Rages On". С тех пор Ян Гиллан остается бессменным вокалистом "темно пурпурных", но находит время и для собственных дисков.

Свежайший сольник "One Eye To Morocco" стал первым альбомом Гиллана за последние 10 лет, на котором представлен только новый материал. Материала, надо заметить, скопилось предостаточно: всего музыкант написал вместе со своими давними компаньонами по сольной деятельности Стивом Моррисом и Майклом Ли Джексоном порядка 30 песен; на диск в итоге попали 12.

Записана пластинка была стремительно, всего за три дня. Гиллан воспользовался перерывом в юбилейном туре Deep Purple 2008 года, вызванном смертью матери Роджера Гловера. Помимо гитаристов Морриса и Джексона, в записи принимали участие ударник Говард Уилсон, басист Рудни Эплби, клавишник Джесс О'Брайен, органист Лэнс Андерсон и саксофонист Джое Меннонна. Со-продюсером диска выступил Ник Благона, известный по работе с Deep Purple.

Замысловатое название для диска Гиллан подслушал за разговорами об Оскаре Шиндлере в одном из кафе еврейского квартала Кракова. По собственному признанию, он долго не мог понять смысл фразы "Один глаз смотрит на Марокко". Впоследствии выяснилось, что это часть польской идиомы, заканчивающейся словами "а второй глаз смотрит на Кавказ" и обозначающей любопытного человека.

Вдохновившись местным фольклором и обнаружив себя в ситуации, когда Deep Purple "смотрит на Кавказ", Гиллан "посмотрел на Марокко". На "One Eye To Morocco" исполнитель в очередной раз попытался показать публике другую сторону себя, отличную от Deep Purple. И это ему удалось.

На диске вы не встретите длинных гитарных и клавишных соло, которыми славятся "темно пурпурные"; Гиллан сознательно от этого отказался. Более того, в некоторых номерах живая ритм-секция заменена "бездушной" драм-машиной. Хард-роком "One Eye To Morocco" не назовешь (истеричных завываний тоже не ждите); это скорее AOR (Adult- или Album-oriented rock), классический рок для людей среднего возраста.

В то же время Гиллан смог поэкспериментировать и в "классическом" жанре. К примеру, заглавная композиция начинается с ориентальных мотивов, а продолжается практически битловскими струнными. В "Change My Ways" звучит губная гармошка, а "Better Days" и вовсе являет собой стандартный блюз.

Соло в треке "Don't Stop" по настроению отсылает к Dire Straits, а слайд-гитара в "Girl Goes To Show" (кстати, безусловному хиту) – к Дэвиду Гилмору и Pink Floyd. Самые "вкусные" композиции припасены напоследок: это своеобразный привет "Небо становится ближе" БГ "The Sky Is Falling Down", прямолинейный рок-н-ролл "Texas State Of Mind" и просто красивая баллада "It Would Be Nice" с взрывным припевом.

В общем маэстро Гиллан, которому уже давно ничего не надо доказывать как преданным поклонникам, так и простым слушателям, вновь продемонстрировал, что способен и в 63 года удивлять. А это дорогого стоит.