Новости партнеров

Трое в "семерке"

Вынесен приговор по делу о покушении на президента Чечни

Мосгорсуд в четверг, 2 апреля, огласил приговор трем уроженцам Чечни, которые обвинялись в подготовке покушения на президента республики Рамзана Кадырова. Один из подсудимых был полностью оправдан, еще двое – приговорены к различным срокам. Так, Лорс Хамиев получил восемь лет за подготовку теракта, а Умар Батукаев – пять лет за хранение оружия и использование подложного документа.

Хронология событий

По версии обвинения, Хамиев и его сообщники собирались убить Кадырова в Москве в мае 2007 года. Для этого они начинили взрывчаткой автомобиль ВАЗ-2107 (как сообщалось в то время, в машине было 20 килограммов пластита), который до поры до времени был припаркован возле дома по улице Профсоюзной, в котором Хамиев в то время снимал квартиру.

Заминированную машину нашли 8 мая – за день до того, как ее, по версии следствия, собирались взорвать. Взрывотехникам удалось ее обезвредить, и в результате никто не пострадал.

Задержания подозреваемых в подготовке теракта (тогда происходящее квалифицировали именно так) начались буквально через считанные дни после обнаружения заминированной "семерки". Как сообщалось, по делу привлекли около 10 человек. Большинство из них, однако, были отпущены, и в конечном счете обвинения предъявили троим: уже упомянутым Хамиеву и Батукаеву, а также Руслану Мусаеву.

Отметим также, что уголовное дело первоначально было возбуждено по статьям 205 (подготовка теракта) и 222 УК РФ (незаконный оборот оружия). Однако уже в июле 2007 года стало известно, что там появилась еще одна статья – 227 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Власти тогда отказались назвать имя человека, на которого покушались Хамиев и его сообщники. Тем не менее, родственники подозреваемых сообщили прессе, что на допросах следователи упоминали имя президента Чечни Рамзана Кадырова, и предположили, что речь идет именно о нем.

Родные подозреваемых не ошиблись. В середине декабря 2008 года, незадолго до начала суда над тремя чеченцами, пресс-служба Мосгорсуда заявила, что дело о подготовке теракта переквалифицировано в дело о посягательстве на жизнь Кадырова. По версии следствия, обвиняемые собирались с помощью заминированной "семерки" подорвать президента республики, который в День Победы должен был находится в Москве.

Суд над Хамиевым, Батукаевым и Мусаевым, проходивший с участием присяжных, начался 27 января 2009 года. Коллегия вынесла свой вердикт 31 марта. Подсудимые были признаны виновными, однако не по всем пунктам. Так, виновным собственно в подготовке покушения признали только Хамиева. За Батукаевым остались хранение оружия и использования поддельных документов, а за Мусаевым – укрывательство преступления.

Прокуратура попросила суд приговорить Хамиева к 12 годам лишения свободы, Батукаева - к пяти с половиной годам, а Мусаева – к одному году и четырем месяцам. Приговор, вынесенный 2 апреля, оказался мягче: Хамиев и Батукаев получили восемь и пять лет соответственно. С Мусаева, вопреки вердикту присяжных, сняли все обвинения и отпустили (если быть точнее, после вынесения вердикта его отпустили под подписку о невыезде, а при вынесении приговора отменили и ее).

В юридической фирме "Падва, Хэслам-Джонс и Партнеры" "Ленте.ру" пояснили, что обвинительный вердикт присяжных не является препятствием для вынесения оправдательного приговора, если судья решит, что подсудимый не совершал преступления.

Белые пятна в деле о покушении

В принципе, после вынесения приговора можно считать, что точка в деле о покушении на Рамзана Кадырова поставлена. Однако это не совсем так. Во-первых, защита осужденных намерена обжаловать приговор в отношении Хамиева и Батукаева. "Мы, безусловно, будем обжаловать, мы изначально уверены, что вина Умара Батукаева в хранении оружия не доказана", - заявил "Интерфаксу" адвокат Мурад Мусаев. Кроме того, по утверждению защитника, Хамиева "нельзя было судить по статье "посягательство на жизнь", так как было доказано обстоятельство, свидетельствующее, что он сам предотвратил преступление″.

О каком именно обстоятельстве идет речь, "Интерфакс" не уточнил. Возможно, имеется в виду то, о чем адвокат Мусаев говорил газете "Коммерсант" в январе 2009 года. "Я не буду называть фамилий, но не секрет, что дело возникло после того, как один из подсудимых сам рассказал следователям о подготовке взрыва", - рассказал тогда защитник. По его словам, выходило так, что Хамиев (видимо, речь шла все-таки о нем) сам рассказал о готовящемся теракте и что никакой оперативной разработки, благодаря которой якобы было предотвращено преступление, не существовало.

Во-вторых, остался без внятного ответа и вопрос, зачем Лору Хамиеву понадобилось убивать президента Чечни. В начале расследования, когда имя Кадырова еще не упоминалось в деле, сообщалось, что Хамиев якобы был членом экстремистской группировки "Шариат", на которую, в частности, возлагали ответственность за серию убийств и терактов на территории Дагестана. Сообщалось также, что выдал его один из бывших соратников, который был пойман и пошел на сделку со следствием.

Группировка "Шариат", однако, считается ликвидированной с 2005 года, когда были уничтожены ее лидеры, да и в более поздних публикациях о деле Хамиева она уже не упоминалась. Представители прокуратуры после вынесения приговора ограничились общими фразами про то, что бандформирования пытаются устранить Кадырова, который навел в Чечне конституционный порядок.

На чем основаны выводы следствия, что взорвать собирались именно Кадырова, тоже не совсем ясно. Примечательно, что президент Чечни, который, по идее, проходил по делу потерпевшим, показаний по нему не давал.

Здесь, пожалуй, уместно будет упомянуть, что защита обвиняемых с тревогой отнеслась к появлению в материалах следствия имени Кадырова. "Коммерсант" писал в июле 2007 года, что такой поворот лишит фигурантов дела поддержки руководства Чечни, на которую рассчитывали адвокаты: к тому времени они уже успели написать Кадырову несколько ходатайств, и тот пообещал взять расследование в отношении своих соотечественников под контроль.

Газета отмечала, что если Хамиева и его сообщников обвинят в покушении на президента Чечни, это настроит его против обвиняемых, что, по мнению издания, чревато вынесением максимально жесткого приговора.

Что подумал Кадыров, узнав, что чеченцы, которых он взялся защищать, покушались именно на него, неизвестно. Однако, как мы видим теперь, максимально жесткого приговора вынесено не было.

Более того, его никто и не добивался: гособвинитель запросил для Хамиева самый маленький срок, возможный по 277 статье (она предусматривает от 12 лет до пожизненного заключения). Когда же суд назначил ему наказание ниже нижнего предела, прокуратура также не стала спорить с этим, выразив свое полное согласие с приговором.

По итогам всего вышесказанного остаются два главных вопроса: если Хамиев действительно собирался убить президента Чечни Рамзана Кадырова, почему ему дали так мало? А если он не собирался никого убивать, за что его вообще посадили?

Видимо, вынесенный приговор стал своеобразным компромиссом. С одной стороны, отпустить подсудимого нельзя, поскольку это означает признать, что не было либо самой подготовки теракта, либо его блестящего предотвращения. С другой стороны, приговорить к максимальному наказанию человека, сотрудничавшего со следствием и признавшего свою вину, значило дать понять другим возможным террористам, что откровенничать с российским следствием им вовсе ни к чему.