Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Епископ из Сан-Педро

У президента Парагвая обнаружился второй внебрачный сын

Год назад жители Парагвая выбрали нового президента: им стал бывший епископ Фернандо Луго. Вновь избранный президент всячески подчеркивал свой аскетизм: он отказался жить в официальной резиденции, ходил в недорогих костюмах и без галстука (а во время предвыборной гонки носил сандалии) и не собирался жениться. Тем не менее, в настоящее время две женщины называют Луго отцом своих детей.

Первой о связи с президентом публично заявила Розалита Вивиана Каррильо (Rosalith Viviana Carrillo). 26-летняя женщина в апреле 2009 года призналась, что находится в близких отношениях с Фернандо Луго на протяжении десяти лет. По ее словам, связь началась, когда Луго был епископом в Сан-Педро, самом бедном регионе страны. 16-летняя девушка готовилась к таинству конфирмации и влюбилась в священника. Розалита рассказала журналистам, что на нее произвели впечатление вдохновенные речи Луго и то, как красиво он говорил. Будущий президент уже тогда был хорошим оратором. Кстати, он в совершенстве владеет не только испанским языком, но и распространенным в Парагвае индейским языком гуарани.

По версии Розалиты, епископ пообещал ей, что сложит с себя сан и женится на ней, у них будет маленький домик и много детей. Однако выполнять обещания священник не торопился. Вместо этого Фернандо Луго увлекся политикой, и личные дела отошли для него на второй план. 4 мая 2007 года у Розалиты родился мальчик, которого назвали Гильермо Арминдо (Guillermo Armindo). Крестная мать девушки рассказала в интервью, что ребенок очень похож на президента и, скорее всего, Фернандо Луго сам выбирал имя: деда президента тоже звали Гильермо.

Когда ребенку было почти два года, Розалита подала иск с требованием, чтобы президент признал его своим сыном. Говорили, что синьорита Каррильо и ее многочисленные родственники перед этим пытались шантажировать президента ребенком, вымогая миллион долларов. Говорили, что если бы президент лучше обеспечивал мать и дитя, судебного иска могло бы и не быть. А еще говорили, что Розалита не одобряет решение судиться, а подписать исковое заявление ее убедили адвокаты. Все эти слухи активно обсуждались в парагвайских блогах, но официального подтверждения, конечно, не получили.

Фернандо Луго 13 апреля признал, что Гильермо является его сыном. Он публично заявил, что действительно состоял в связи с Розалитой, но отрицал, что отношения начались, когда девушка была несовершеннолетней. Президент разрешил дать ребенку фамилию Луго и пообещал честно исполнять свои обязанности по отношению к нему. Розалита Вивиана Каррильо перестала общаться с прессой, однако министр по делам женщин рассказала, что без материальной поддержки Розалита и Гильермо не останутся. Когда Луго был избран президентом, он отказался от жалованья, пообещав исполнять обязанности главы государства бесплатно. С тех пор его зарплата перечислялась на благотворительные нужды. Теперь же одна четверть президентского жалованья будет выплачиваться семье Каррильо на содержание Гильермо.

Реакция парагвайцев на внебрачного ребенка президента оказалась на удивление спокойной. 90 процентов населения Парагвая – католики, и, казалось бы, должны крайне негативно относиться как к самому нарушившему целибат епископу, так и к женщине, с которой он согрешил. Видимо, сказались два фактора: распространенное в странах Латинской Америки сознание мужского превосходства (так называемый мачизм) и современная свобода нравов. С одной стороны, президент доказал, что он мужчина, а с другой стороны, отношения с Розалитой – его личное дело.

Как только шум вокруг сына президента поулегся, вторая жительница Парагвая объявила, что тоже растит ребенка Фернандо Луго. Это снова оказался сын. Мальчику по имени Лукас Фернандо (Lucas Fernando) уже шесть лет, в этом году он пойдет в школу. Его мать, 27-летняя Бенинья Легисамон (Benigna Leguizamon), сказала, что решилась потребовать от президента признания сына, увидев, что Розалита Вивиана Каррильо сумела добиться своего.

История Бениньи Легисамон отдаленно напоминает ту, что рассказала журналистам Розалита. Бенинья приехала в Сан-Педро, когда ей было 17 лет. Сведения о том, где она жила до этого и чем занималась, расходятся, однако известно, что к этому моменту у нее уже была маленькая дочь. В 2000 году Бенинья вступила в связь с епископом Фернандо Луго и в 2002 году родила сына. По словам Бениньи, она уверена в отцовстве президента.

Тем не менее, Луго не торопится признавать второго сына. Президент согласился на ДНК-экспертизу, не подтверждая и не отрицая факта связи с Легисамон. Кроме того, он назначил женщине личную встречу. Луго снова пообещал, что поступит так, как будет требовать его долг. Злые языки поговаривают, что у епископа было много романов с миловидными жительницами Сан-Педро и он не хотел бы, чтобы ему попытались приписать всех рожденных ими детей.

Первый год президентства Фернандо Луго больше всего напоминает мыльную оперу, снятую в одной из соседствующих с Парагваем стран. Но у главы государства остается еще четыре года на то, чтобы выполнить предвыборные обещания: победить бедность и сделать Парагвай процветающей латиноамериканской страной.