Новости партнеров

Последняя возможность подзаработать

Власти Южной Осетии потребовали от строителей газопровода 160 миллионов рублей

К концу лета должен завершиться масштабный проект, запущенный несколько лет назад: строительство газопровода между Россией и Южной Осетией. С его запуском республика более не будет зависеть от поставок газа из Грузии, а также сможет получать топливо без перебоев и по более низким ценам. Торжественное открытие трубопровода намечено на 26 августа (годовщину признания независимости Южной Осетии Россией).

Между тем судьбу проекта, как выяснилось, будет определять не подрядчик и даже не "дочка" "Газпрома", которая выступает в качестве заказчика. А прокуратура Южной Осетии. 9 июля, за полтора месяца до сдачи объекта, в офисе компании-подрядчика ("Спецстрой Южная Осетия") были проведены обыски. В отношении руководства компании было возбуждено уголовное дело. Строителей обвинили в неуплате налогов на сумму 160 миллионов рублей - якобы столько накопилось за последние несколько лет. Предприниматели теперь объясняют, что от налогов их освободил сам президент Южной Осетии Эдуард Кокойты (именно это обстоятельство, по их словам, позволило запустить проект несколько лет назад).

Прокуратура между тем стоит на своем. Похоже, она всерьез рассчитывает получить упомянутую сумму, и даже риск спровоцировать задержки строительства ее не останавливает. "Для нас важны экономические интересы нашей республики, которые обозначены суммой в 160 миллионов рублей", - заявляет заместитель генпрокурора Южной Осетии Эльдар Кокоев. Ради таких денег, конечно, можно и постараться. Правда, времени для того, чтобы подзаработать на "национальном проекте", остается довольно мало.

Письмо Кокойты

Строительство газопровода "Дзаурикау - Цхинвали" началось в конце 2006 года. Заказчиком выступило дочернее предприятие "Газпрома" - "Газпром трансгаз Ставрополь". Подрядчиком - российская компания "Стройпрогресс", которую возглавляет уроженец Южной Осетии, ныне оппозиционный политик Альберт Джуссоев (упомянутый "Спецстрой Южная Осетия" - "дочка" "Стройпрогресса").

Предполагалось, что на прокладку трубы потребуется около пяти лет. Однако позднее срок сдачи объекта сократили. А в августе 2008 года, буквально в разгар войны, как рассказывал Альберт Джуссоев, в "Газпроме" состоялось совещание, на котором было решено, что газопровод должен быть сдан в 2009 году. Впрочем, даже с учетом сложностей, связанных с тем, что работать приходилось в горной местности, строители пообещали уложиться в срок.

Для "Стройпрогресса", по словам Джуссоева, проект был довольно рискованным. С прокладкой части трубы по территории Северной Осетии особых сложностей не было, а вот на южноосетинском участке могли возникнуть серьезные проблемы. "Южная Осетия была тогда зарубежьем и непризнанным государством, - объясняет он. - Де-юре это еще была Грузия. И Грузия могла "Газпрому" иски подать. Короче, схемы финансирования не было". В этих условиях президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, по словам Джуссоева, лично приехал к нему в Москву хлопотать о начале работ (с ним приехал также премьер-министр республики Юрий Морозов). "Они обратились ко мне, чтобы одновременно я начал работы и в Южной Осетии: так было бы быстрее, и у людей там появилась бы работа", - рассказывает гендиректор "Стройпрогресса".

На вопрос о гарантиях оплаты Кокойты, по словам Джуссоева, ответил: "Даже если Москва мне не даст денег, я тебе заплачу из бюджета". Сам бизнесмен расценил обязательство, полученное от южноосетинского президента, как "филькину грамоту" (рассудив, что такие деньги - а стоимость контракта составляла пять миллиардов рублей - в бюджете вряд ли найдутся). Но все же согласился. "Все правление "Стройпрогресса" было против. Но я все-таки главный акционер, так что мы на свой страх и риск оформили кредиты. Я заложил все, что имел, недвижимость, технику", - рассказывает он.

Строительство было начато на основании письма Эдуарда Кокойты. В этом письме, как отмечает гендиректор "Стройпрогресса", "было прописано, что мы освобождаемся от уплаты налогов в связи с особыми условиями финансирования и работ". Факт существования такого письма подтвердил и тогдашний премьер Юрий Морозов. "Будучи премьером, я присутствовал на переговорах Кокойты с Джуссоевым, - отмечает он. - Так как у бюджета Южной Осетии были проблемы, Кокойты принял решение освободить от налогов подрядчика строительства. Я лично готовил письмо, которое подписал президент".

Как заявил гендиректор "Стройпрогресса" в конце мая 2009 года, за два последних года убытки компании от участия в проекте составили около 500 миллионов рублей. Однако строительство газопровода шло по графику. Джуссоев также припомнил, что Кокойты в свое время просил у него "денег для стратегической обороны" и деньги получил (конкретную сумму предприниматель не назвал).

Жалобы в "Газпром" и ФСБ

Между тем прошло совсем немного времени, и Кокойты решил отодвинуть Джуссоева от строительства газопровода. Осенью 2008 года, как рассказал бывший секретарь совета безопасности Южной Осетии Анатолий Баранкевич, президент Южной Осетии обратился в "Газпром" с требованием сменить генерального подрядчика. "Это когда 80 процентов работ выполнено, и летом газ должен пойти в дома. А он предлагает все остановить, отвести технику и затормозить процесс еще на год", - возмущался Баранкевич.

Кокойты тогда специально приехал в Москву. При этом его сопровождал президент Северной Осетии Таймураз Мамсуров (выдвинувший к строителям газопровода аналогичные претензии). Обосновывая свою просьбу, президенты заявили, что строительная компания не платит налоги и наносит серьезный ущерб экологии. Со своей жалобой, как рассказывал Джуссоев, Кокойты и Мамсуров пришли не только в "Газпром". Они обошли также администрацию президента, Белый дом, МВД и ФСБ. "Везде рассказывали, что Джуссоев не справляется и есть опасность, что он сорвет проект", - говорит директор "Стройпрогресса".

Как оказалось, зря старались. Комиссия "Газпрома", которой было поручено проверить эту информацию, как отмечает Альберт Джуссоев, "написала прекрасный отчет". По его словам, администрация южноосетинского президента не смогла подтвердить обвинения документами, а вместо этого предложила проверяющим "посидеть в ресторане и покушать барашка".

Комментируя произошедшее, гендиректор "Стройпрогресса" заявил, что власти двух республик хотели получить доступ к деньгам, задействованным в проекте. "На газопровод как таковой, - добавил он, - им начхать".

Кокойты, со своей стороны, не сдался. В конце декабря он в очередной раз обвинил "Стройпрогресс" в задержке строительства. Позднее выступил с заявлением, что компания, желая сэкономить, "пригласила каких-то китайских сварщиков, которые некачественно наварили труб на 18 километров, так что их пришлось переваривать". Наконец, в марте торжественно заявил "Российской газете", что "Джуссоев проект провалил, задолжал деньги в бюджеты всех уровней". При этом Кокойты признал, что "проваленный", по его выражению, проект будет сдан в срок. Но все лавры в его рассказе достались заказчику - "Газпрому" ("Газпром свое слово держит… "Газпром" - самый надежный партнер", - ораторствовал Кокойты).

Одними словами дело не ограничивалось. Объясняя простои при строительстве, Джуссоев рассказал "Коммерсанту", что южноосетинские власти "месяц не пропускали трубы, арестовывали машины". По его словам, соответствующее указание исходило от генерального прокурора и президента. Что касается китайцев, то они, как заявил гендиректор "Стройпрогресса", работали у него абсолютно легально. "Китайцы совершили подвиг, - говорит предприниматель. - Они работали в Южной Осетии во время бомбежек, когда все отказались туда ехать. Я забрал китайцев оттуда только потому, что к ним пришли люди из охраны президента Южной Осетии, стреляли под ноги и кричали: "Убирайтесь отсюда!". У нас даже есть видео".

Случаи брака при сварке швов Джуссоев признал, отметив, впрочем, что при строительстве такое случается и ничего особенного в этом нет. "Брак мы переделали. У нас идет двойной контроль. Наша лаборатория, потом Газнадзор. Это нормальная практика", - заявил он. Комментируя ситуацию в конце мая, гендиректор "Стройпрогресса" повторил, что работы будут завершены в срок. "Мы в июне заканчиваем. Может быть какие-то там недоделки, подпорные стенки, которые не влияют на газопровод, но это нормальные для стройки явления. Факел мы готовы зажечь в июле", - подчеркнул Джуссоев. Претензий у "Газпрома" к подрядчику, по его словам, нет. "Какие претензии? Ордена, медали, грамоты…", - заявил он "Коммерсанту".

"Не обеспечил явку на выборах…"

На новый уровень противостояние вышло в конце мая - начале июня, когда в Южной Осетии прошли парламентские выборы. Незадолго до выборов Джуссоев заявил, что решил заняться политикой (в рядах оппозиции) и ради этого готов даже уйти из "Стройпрогресса" (позднее, отвечая на вопросы читателей Ленты.Ру, он пояснил, что процесс выхода из бизнеса может занять несколько месяцев). Он обвинил Кокойты в репрессиях и расхищении бюджетных средств и пообещал бороться за смену власти в стране.

Власти не замедлили ответить. В отношении Альберта Джуссоева и еще нескольких человек было заведено дело "о подготовке переворота" (об этом сообщил сам предприниматель, в прокуратуре Южной Осетии, куда "Коммерсант" обращался за комментарием, подтвердить или опровергнуть его слова отказались). Бизнесмену, по его словам, фактически был закрыт въезд в республику. Более того, по его информации, Кокойты даже связался со спецслужбами Северной Осетии и заплатил им за помощь в его (Джуссоева) похищении. "15 человек держат для того, чтобы, когда я появлюсь во Владикавказе, захватить меня. Наняли даже криминал", - заявил Джуссоев.

Выборы, кстати, прошли без сюрпризов: сторонники Кокойты получили в парламенте большинство. Однако страсти так и не улеглись. Вскоре после выборов, как рассказал сотрудник "Стройпрогресса", начальник строительства южного участка газопровода Ибрагим Ибрагимов, его стали "дергать" на допросы в прокуратуру. Не объясняя при этом, по какому конкретно делу. Сначала Ибрагимов отказывался покидать место строительства, где работа велась с утра до ночи. Но затем все же приехал в Цхинвали. Там его сначала расспрашивали о строительстве газопровода, а затем обвинили в "препятствовании выборам в парламент". В том, что он "не обеспечил явку на голосование тех, кто работает на строительстве".

После беседы с прокурором у Ибрагимова, как он позднее рассказал порталу "Осетия-Квайса", подскочило давление. А ему тем временем было предписано явиться в прокуратуру еще раз. Когда он по телефону попытался объяснить свою неявку, сославшись на недомогание, то услышал в ответ, что его доставят на допрос в любом случае. После этого начальник строительства, по его словам, заметил слежку за собой и решил, что лучше ему вылететь в Москву. По информации "Коммерсанта", он оказался не первым: за последнее время из-за давления со стороны южноосетинских властей, как рассказали газете сотрудники "Стройпрогресса", республику уже покинули 17 специалистов компании.

Нынешняя атака на "дочку" "Стройпрогресса", кстати, произошла всего за несколько дней до того, как Южную Осетию посетил президент РФ Дмитрий Медведев. Вполне возможно, власти республики специально выбрали это время, чтобы, использовав визит высокого гостя, придать своим претензиям дополнительный вес. О своей встрече с Медведевым Кокойты уже заявил, что "есть полное понимание и поддержка друг друга". Распространяется ли это "полное понимание" на желание местных властей заработать на газопроводе, он не уточнил.

P.S.

Комментируя противостояние между Кокойты и Джуссоевым, российский политолог Дмитрий Орешкин высказал мнение, что речь идет не о конфликте власти и оппозиции, а, скорее, о борьбе правящего режима за контроль над источниками богатства. "Господин Джуссоев имел дерзость получить в управление значительный сектор братской помощи, - рассуждал Орешкин в интервью "Коммерсанту". - Любой другой на его месте давно бы заявил, что таким стратегически важным куском, как строительство газопровода из России, должны командовать люди президента. А этот вызывающе мешкает. Такое не прощается".